Психологический порлат Psy-practice

Травмы 01 Мая 2017 Скобелева Екатерина

Просмотров: 2332 Поделится:

Моя лучшая мама.

Ответственность. Сложное слово, напрягающе все внутренние структуры, ответственность за того, кого приучили, кого произвели на свет, за того, кто вам поверил. 
В этой небольшой зарисовочке хочется обратиться к теме так называемого суррогатного материнства в психоаналитической психотерапии и проблеме ответственности за клиента. Огромное количество книг написано на эту тему, известные мэтры психоанализа рассуждали о том, как важно стать достаточно хорошим родителем для своего клиента или не увлекаться миссией спасательства, а дать возможности для развития и всяческого роста. И кажется, что об этом уже нечего добавить. И всё же.
 Если очень сильно утрировать работу психотерепевта, в частности психоаналитика, мы встречаемся с клиентом, строим его профиль, определяем структуру личности, как функционирующий механизм, выявляем точки фиксации и конфликты. И ещё кучу сего. И что дальше?
А дальше работаем мамочкой, белой, пушистой, доброй, понимающей и много ещё какой. Клиент приносит представления о себе настоящем, том беззащитном внутреннем ребёночек, который очень напуган, голоден и ужасно замёрз. Мы кормим его из пипеточки, по маленьку, осторожненько так. Нарушенные привязаннсти постепенно проявляются, претерпевают необходимые изменения, "дорастают" до необходимого уровня, формируется доверие, появляется общая реальность, в паре возникает холдинг, достаточно хорошее держание на руках. Клиент доверяет рукам мамочки, тянется к её лицу своими маленькими ручонками, ловит каждый взгляд, каждый жест. Он начинает быть зависим и доверяет свои самые страшные, его самого пугающие, конфликты. Вот тут-то и включается самый жёсткий и беспощадный контртрансфер, и так уж хочется опустить руки и отодвинуться от разбушевавшегося в своей ошеломительной ярости, младенца. Но не дай нам Бог сделать это.
Достаточно хорошая мама всегда помогает принять, контенировать и нарциссические нападки своему малышу и агрессию догенитальности, она соблазняет к жизни, отодвигая свои чувства на задний план,
в глазах мамы малыш отражается и получает представление о своей хорошести, неповреждённости. А потом эдип, и мама снова  понимает и принимает. 
А что же терапевт. Да ни какой разницы. Достаточно хороший терапевт, если можно так сказать, контенирует всё, выдавая на выходе: "Я вас понимаю, ваши слова представляют ценность для меня. Наверное, вы чувствуете вот это и вот это, по этому происходит так и так". Терапевт воспитывает, лелеет и холит своё дитя, несмотря на то, что этот клиент, часто взрослый человек, и на то, что за плечами у каждого достаточно хорошего терапевта большой опыт оценки, диагностики, сведений о неутешительных диагнозах и сложных состояниях. Он всегда тщательно бережёт "тайну исповеди", того, что происходит в стенах кабинета, корректно относится к любым, даже самым неприглядным, переживаниям клиента, уважает его право иметь личную историю. Достаточно хороший терапевт ни при каких условиях не перестанет быть мамой, не выпустит из рук, это такая профессия, быть честным в материнской любви, пусть и суррогатной. И пусть высшие силы берегут терапевтов, которые хотят быть хорошими мамами для своих клиентов и пациентов.
 
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку