Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Выборы Президента Франции: Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон

Подписаться на автора Выборы Президента Франции: Марин Ле Пен и Эммануэль Макрон
03 Июля 2017 15:29:27
383

(Д.С. – Дамиан Синайский, И –  интервьюер) 

И: Наконец-то налаживается весенняя погода. Первый тур выборов во Франции закончился. И в связи с последним, хотелось бы обсудить какой-то бэкграунд, какие-то, может быть, интересные факты из биографии кандидатов, прошедших во второй тур: Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен. Ведь, оба человека достаточно неординарные. У Ле Пен богатый, скажем так, политический опыт – она уже второй раз кандидат в Президенты. А у Макрона жена на 24 года старше, и он выкладывает фотографии, где он нянчится с её, получается, внуками. В принципе, он же был её учеником.

 

Д.С.:  Да, она преподавала латинский, французский. И самое главное – уроки актёрского мастерства.

И: Хотелось бы понять, что двигает людьми и, может быть,  как это отразится на его, скажем так, политической карьере. Потому что Макрон всплыл очень резко.

Д.С.: Пока очень блестяще отражается на его карьере. Я бы в начало  хотел вернуться, когда Вы, Николай,  заметили, что весна наступила, и во Франции выборы. Не случайно, видимо, Вы сделали эту связку. Может быть осознанно, а, может быть, и нет. У нас связи с Францией, действительно, очень близкие и всё, что с ней связано, это такое, положительное – и кинематограф, и Дюма, и французские вина, и культура, и язык. Мы почти всегда были союзниками. Очень много общего и в истории: они казнили Людовика XVI, мы, по крайней мере, наши предки, которые были коммунистического склада ума, казнили Николая II. Революция там, революция здесь спустя время. Может быть, подходы какие-то – связей официальных, формальных и внутренних очень много между нашими народами, поэтому, когда мы говорим «Франция – весна», то да – это сопоставимо. Вы это удачно совместили. И, конечно, нам, как минимум, интересно, что происходит во Франции. И того, что произойдет 7 мая  во втором туре, мы, наверное, не с таким нетерпением, конечно, как если бы мы ждали свои выборы, но мы этого ждём.

Почему ещё это важно? Со времён Наполеона, в 1848 году, были отменены всеобщие выборы во Франции. Там уже не стали рисковать и Президента выбирала именно коллегия выборщиков. Де Голль всё это изменил. Он устроил референдум и, соответственно, Конституция,  Пятая Республика – они ввели всеобщие выборы так же, как и Парламент. Это был большой риск, но он оправдан. И то, что гражданам Франции подарили это право личного участия в выборе Президента, это очень ценно для них. Представляете, если у нас даже на больших президентских выборах, если в целом взять в стране,  явка была 30-40% (в лучшие годы, может быть, 50%), к сожалению, то во Франции на голосование приходят 80% избирателей. То есть, каждый француз – это честь, это право голоса, гражданство Франции. Вот таким образом они очень ценят свой голос. Они изучают политиков, изучают программу. Поэтому, это действительно большое событие –  именно выборы Президента.

Вот почему сейчас, видимо, идёт тенденция пересмотра политических повесток дня, почему во многих странах классические политики уходят с арены. Даже если взять нашу любимую Францию –  республиканцы и социалисты ушли. Несмотря на то, что это две главные партии –  из них даже во второй тур никто не пробился. Это тоже о многом говорит. Люди устали. Видимо, такая усталость накопилась от каких-то, именно, рассуждений, слов, может быть, не реализуемых на практике обещаний. И, соответственно,  на первые места выходят именно те люди, которых можно называть националистами, те, которые придерживаются суверенитета, консерваторы.

Возьмём, например, Америку –  уважаемый Трамп. Это, пока, правда, еще на словах, но  в его программе - поддержка местного рабочего класса, защита от эмиграции и т.д.  А Марин Ле Пен, она, соответственно, пытается вот эту «карту» использовать с очень большим художественным и творческим размахом.

Но мне бы хотелось начать с Эммануэля Макрона. Видимо, это «продукт» такой, чисто технологический. Как его называют иногда – «тефлоновым кандидатом». Не будем забывать, он очень долгое время работал, первые миллионы заработал в банке Ротшильдов во Франции. Банк Ротшильдов во Франции или дом Ротшильдов  – он с XVIII века считается одним из основных. Он всегда есть. Как говорят: «Французские Президенты приходят и уходят, а Ротшильды, они как были, так и остаются». И вот тогда политтехнологи и, говоря нашим языком, олигархические группировки международного капитала, уже предвидя это (а этого невозможно не предвидеть), начали лепить из Макрона Президента. Это в чистом виде технологический продукт: есть предложение – есть спрос. Как, допустим, с йогуртом: изучили фокус-группы –  появились новые вкусы. «Давайте сделаем йогурт с этим вкусом».

Особенно, когда конкурент –  Марин Ле Пен, которая отстаивает свои патриотические, национальные интересы и имеет с каждым годом всё большую и большую поддержку. Никто же не мечтал, со времен ее отца, что она наберёт 20-26% в первом туре. Возможно, сейчас, во втором туре она наберёт 40%. Кто знает? Что это будет – страшным ужасом и страшным сном для многих, если она станет Президентом?

Поэтому, это в чистом виде технологический оборот, который заранее был просчитан. Соответственно, после изучения в фокус-группах, Макрон временно ушёл от Олланда, и создал партию «Вперёд!», чтобы уже баллотироваться на должность Президента.

И: Про него же сейчас говорят, что он ставленник Саркози, в принципе.

Д.С.: Да. Можно какие-то общие параллели проводить. Говорят, он ставленник Саркози. Говорят, он ставленник Ротшильдов. Это всё не так важно по сравнению с тем, что он – ставленник группы  Жака Аттали, который был всегда связующим звеном между олигархическими международными капиталистами и политиками Франции. Это Жак Аттали перевел Макрона из банка именно в политику, в эту, так называемую, «Комиссию по экономическому сотрудничеству Жака Аттали», где Макрон у него и работал. Жак Аттали  до сих пор является практически теневым кардиналом. 

Поэтому и судьба у Макрона очень интересная. Скорее всего, родители ожидали, что родится девочка. Особенно мама очень хотела, чтобы родилась девочка. И имя Эммануэль – мы помним этот эротический фильм, - именно этим именем его и назвали. Макрон из очень обеспеченной семьи врачей, он блестяще учился в гимназии, заканчивал Национальную школу администрации. А это –  кузница политической элиты Франции. То есть, он прошел все ступеньки. Его первый опыт – опыт инвестиционного банкира в бизнесе: он был банкиром в банке Ротшильда, специалистом по поглощениям и слияниям. Поэтому у него подход, как у бизнесмена, и в политике он, видимо, будет проецировать и использовать именно такой подход: это проект, это бизнес, а люди –  шахматные фигурки. Есть какая-то цель, которую надо достигнуть. Неважно, каким образом, но её надо достичь.

Этот момент, он очень важен. Почему политиками должны быть именно политики, а не бизнесмены? Потому что у них совсем другой подход. Бизнесмены прекрасны, как вице-президенты, допустим, или министры и т.д. Они могут организовать. Но как политиком всего народа, бизнесмену выступать очень сложно. Вот мы сейчас увидим на примере Трампа, сколько, наверное, он дров наломает.

И: Что касаемо Трампа. Простите, что перебил. История, которую мы в прошлый раз обсуждали, что он авианосную группу к Северной Корее направил. Вы не слышали про ее продолжение? Оказывается, эта авианосная группа вообще в другой части света находится. Что он просто сказал, что отправил, а на самом деле никому ничего не отправил. Обычное дело, в принципе, в бизнесе, сказать, что что-то сделаешь и не сделать. Как бы обмануть. Вот такая история.

Д.С.: Совершенно верно. В бизнесе всё, что работает на прибыль, всё уместно. Мы можем чуть дальше отойти, как Карл Маркс говорил. Я сокращу его слова: «Если прибыль будет 1000%, нет никакого преступления, на которое не пойдет капиталист». То есть, что же тут говорить? Трамп с его миллиардами, с его сложной историей, конечно же, он мыслить даже не может по-другому. Он должен победить. Это очень сложный и очень опасный момент. Если бизнесмен будет проигравшим, он себе этого не простит. Вот именно в этом смысле, их тем более нельзя допускать к руководству страной, как политиков. Потому что он может в жертву своим амбициям, своему превосходству привести интересы простых людей. Это один из опасных моментов.

Возвращаясь соответственно, к нашему Эммануэлю Макрону. Когда он учился в школе, он влюбился в учительницу, Бриджит, которая старше его на 24 года. Об этой связи узнали, когда ему было 15 лет. И что сделали родители? Бедная мама пошла к этой Бриджит и попросила, чтобы пока ему не исполнилось18 лет,  она оставила его в покое, не приближалась. Несчастный папа, чтобы избежать каких-то скандалов, слухов тут же  перевёл сына в гимназию, в Париж, чтобы тот был подальше от этой женщины. На прощание, этот 15-летний юноша пришёл к Бриджит и сказал: «Я всё равно на тебе женюсь».

А у Бриджит уже был муж и трое детей, которые были одноклассниками Эммануэля. И вот через эту связь Эммануэль до сих пор самоутверждается. Он до сих пор хочет доказать что-то родителям и, в первую очередь, маме. Потому что без благословения мамы он ничего не делает. И вот эта любовь к маме, она трансформировалась в любовь к Бриджит. То есть, Бриджит – это, определённо, материнская фигура на бессознательном уровне у «сына» Эммануэля. Он как бы четвертый сын Бриджит, получается, влюблённый в свою «маму». Но, так как ребёнок не может жениться на своей родной маме (естественно, мы сейчас говорим про символический момент), он женится на заменителе мамы, на взрослой женщине, значительно его старше, в которую он влюблён. И это, в общем-то, мы можем посмотреть по нашим «звёздам», достаточно распространено. Но причина закладывается именно в детстве.

Поэтому для Эммануэля очень было важно, когда он хотел жениться на Бриджит уже после 9 лет их совместной связи. Но если бы его мама не благословила этот брак, он не женился бы. Но мама разрешила. Мама увидела, что это серьезно и дала своё благословение. Поэтому эта связь, она очень такая интимно-глубокая, бессознательная, растущая с детства. Она сложилась и это хорошо. Тем более, что Бриджит очень умна, очень образованна, очень прагматична. То есть, фактически, можно сказать, что она ведёт его по жизни. И благодаря ей, благодаря тому, что он должен перед ней утвердиться (он же, в конце концов, увёл жену у мужа,  совершил такой «подвиг» и т.д.), он должен доказать, что это не зря, что он лучший.

Поэтому этот момент для него очень важен. Именно менталитет, психология и психика Победителя. Он должен побеждать. Пока что у него всё получается. Пока что его все любят. А что нужно народу? Какая-то красивая история. Куда уж красивее? Вот Бриджит, которая старше его на 24 года. Вот её внуки, с которыми нянчится, как её муж. Это красивая такая пастораль. Тем более, что он такой красавец, молодой, обольстительный, сексуальный и т.д. Чем не картинка? Картинка создана, особенно среди пожилого электората. Это же очень сентиментально, очень мило. Конечно же, голоса ему уже обеспечены, что мы и видим. Свои двадцать с копейками процентов он набрал и посмотрим, что будет во втором туре.

Но бывают неожиданные ходы. Мы помним про Хиллари Клинтон, сколько было гарантий, уверений и – сейчас. Конечно же, повестка, по которую мы говорили должна смениться. Если пройдет Марин Ле Пен, то это будет более динамично, более подвижно для европейской истории, для европейской политики. В этом смысле это, конечно, будут новые качественные изменения, чем, если Президентом станет Эммануэль Макрон, который будет просто придерживаться того, что уже есть. Именно сохранять интересы олигархического международного капитала.

Марин Ле Пен – это новое слово, это динамика, это изменения. И если Эммануэль Макрон из блестящей семьи, с блестящим воспитанием и блестящим образованием, то с Марин Ле Пен все иначе.  Когда ей было 8 лет, в её доме, в котором она жила с родителями и тремя сестрами, прогремел взрыв. Пострадали даже соседи.  Это, говорят, было делом рук группировки против её отца. Это был террористический акт впервые после Второй мировой войны. Представляете, какая травма?  И эта психическая травма, которую она получила в 8 лет, конечно, наложила отпечаток на её дальнейшую жизнь. Она очень хорошо поняла, что это сложно, это опасно, смертельно опасно. В школе её игнорировали, учителя над ней насмехались. Вернее, не над ней, а над её папой, который придерживался действительно  ультра-националистических взглядов. Он был против алжирцев, против евреев. Он говорил, что газовые камеры это просто элемент такой, неважный, что это было временно, не по-настоящему. Он был большим гомофобом и т.д. И учителя, как интеллигенция, они не могли высмеивать его и всю эту свою злость, иронию и желчь выплескивали на эту девочку. И это тоже её закалило. Она была изгоем. Родители её подруг запрещали им с ней дружить, так как у неё папа вот такой-то националист. Поэтому она достаточно выстрадала свою нынешнюю должность. 

Но там  была ещё одна очень интересная история. Если мы говорим про Эммануэля Макрона с точки зрения каких-то эдипальных моментов, такого Эдипа – сын и мама, то здесь мы можем привести сравнение с королем Лиром.  То есть, мы помним, что  старшие дочки короля Лира  предали его и младшую дочку, которая оказалась самой преданной отцу. Вот и в истории семьи Марин Ле Пен было нечто похожее:   когда Марин было 16 лет, ее мама, ее любимая мама после долгих лет жизни с ее отцом сбежала с любовником и покинула семью. И как бы потом она не судилась, отец оставил дочерей у себя.  То есть представляете, жизнь у Марин состояла из постоянных таких серьёзных психологических травм, которые очень сильно повлияли на неё. 

Конечно, она попыталась своей любовью и заботой поддержать отца, помочь ему пережить уход жены и как-то восполнить, что ли, ее любовь. Но отец не оценил этого и когда его за драку с депутатом лишили на два года прав (он не имел права не выбирать, не избираться), то он ввёл в руководство свою вторую жену и сделал ставку на старшую дочку – она должна была возглавить его партию. И это была дополнительная травма для Марин. Но, когда в национальном фронте произошёл раскол и ушёл ближайший сподвижник Ле Пена и  создал новую партию, то старшая дочка предала  отца и ушла с этим сподвижником. То есть, вот, пожалуйста – чем не король Лир? И, соответственно, сейчас, когда уже Марин Ле Пен исключила папу из членов, оставила почетным председателем и т.д., её отец всё её проклинает и т.д. И это тоже заворот, определенная трагедия отца и дочери. И если там – мама и сын, то здесь папа и дочь. И это продолжается. 

То есть, чем не такое вот шоу, такое кинематографическое, театральное зрелище для рядовых парижан или французов, у которых, действительно, есть выбор? Это интересно, это каждый день какие-то скандалы, какие-то интересные новости. Это же очень интересно.

Поэтому, к тому моменту, когда  Марин Ле Пен приняла решение, у неё было блестящее юридическое образование. Она была успешным адвокатом. То есть у неё было осознанное решение после 30 лет стать членом партии отца и сейчас она возглавляет этот национальный фронт. И она совсем изменила идеологию национального фронта. То есть, если папа был против чёрных, против гомосексуалистов, против евреев и т.д.; поддерживал французский коллаборационистский режим Виши, который вместе с фашистами управлял Францией, и отдавал какие-то положительные моменты нацистам, то его дочь полностью всё заменила. Она говорит, что в их партии могут быть люди с любым цветом кожи. Единственно, она оставила два момента, который сейчас, наверное, во всей Европе будут придерживаться, начиная с Америки, в Европе. Первый – это строгий антиглобализм, то есть, она будет выходить из ЕС, что сделала Британия, и второе – это строгие антиэмигрантские указы, антиэмигрантская политика, что сделал Трамп. Хотя её и называют «коричневой чумой», а Эммануэля Макрона – «финансовой холерой».

И: Да, у них же заголовки были: «Выборы между чумой и холерой».

Д.С.: Да, да. Вот, вот. Вы видите, сколько здесь метафор. И они же запоминаются. У людей есть выбор. И 7 мая действительно будет такой момент истины для французского менталитета, для французской культуры, для французской нации. Хотя, там много эмигрантов, которые уже натурализовались, стали гражданами Франции. Но тем более, это интересно. Потому что это вектор на ближайшие несколько лет. А Франция, как мы понимаем, вместе с Германией – это главные ключевые игроки в Евросоюзе. И видите, как, из каких психологических тонкостей, механизмов выстраивается, в общем-то, будущее Европы.

И: Дамиан, и, наверное, последний момент, который имеет смысл обсудить. Несколько дней назад,  нынешний Президент Франции Франсуа Олланд, который имеет рейтинг в районе статистической погрешности, призвал членов правительства (дословная цитата): «Обеспечить Марин Ле Пен разгромное поражение». По вашему мнению, сработает это против Марин Ле Пен или всё-таки «за»? Потому что, соответственно,  «враг моего врага это мой друг».

Д.С.: Да, Николай. Хороший вопрос. Как это ни странно, действительно, есть определенные закономерности в развитии психологии, истории человека, группы лиц, народа в целом. И вот эти закономерности, я имею в виду психологические закономерности, они могут таким образом выстраиваться, что всё, даже объективное, что будет от лица правительства, премьер-министра, Президента (у которого сейчас нулевые показатели, и он снял свою кандидатуру, не пошел на второй срок, потому что там очевидно, что он бы проиграл) идти  против Ле Пен, может сыграть за Ле Пен. Это очень тонкая структура. И, в данном случае, именно простые люди будут решать. Считается, что если большинство тех, которые заявляют в опросах, что придут и будут голосовать, то тогда конечно Ле Пен проходит. Хотя сейчас говорят, что  60%  –  Макрон  и 40%  –  Ле Пен. Но 40% это не 20% и не 17%, что были у ее отца. Вообще, во втором туре, когда её отец проходил, у него было меньше 20% и  80% у конкурентов. А сейчас, посмотрите – уже 60/40.

То есть, там всё может быть, и если ещё немножечко подождать, то будет уже как-то очень сложно выбирать. Марин Ле Пен, она довольно активный в этом смысле человек. Она трансформируется, она изменяется. Она пытается быть очень современной. В конце концов, она женщина. Если женщина станет Президентом –  вспомним Жанну д’Арк: образ женщины-победительницы, образ женщины-героини - он всегда очень в почёте во Франции. И почему бы этот образ не сыграть в лице Марин Ле Пен? Другими словами, конечно же, это может быть медвежья услуга со стороны уходящего Президента Олланда. Хотя, посмотрим. Это будет очень интересно. Немножко осталось. Поэтому будет интересно понаблюдать.

И: Ещё один момент, тоже достаточно интересный. Очень сильно упали рейтинги Франсуа Фийона, который не прошёл во второй тур,  после того, как он заявил, что Крым – российский, и с этим глупо спорить. О чём это может говорить? Что это отношение такое именно к этому вопросу? Я не знаю, как это назвать – то ли промывкой мозгов, то ли своего мнения нет у французов по поводу всей этой ситуации с Крымом?

Д.С.: Вы уже ответили Николай. Действительно, промывка мозгов на Западе, она осуществляется очень качественно и  промывается очень глубоко. Настолько глубоко, что это становится  моделью поведения, которой француз или англичанин, или британец, или немец следует:  он говорит чужими словами, чужими привнесёнными шаблонами и вот этими установками, сам того не понимая, во-первых. Во-вторых, это говорит также о том, что видите, насколько французы разные и насколько важна им именно ключевая повестка дня. В деталях, видите, они уже расходятся. То есть, казалось бы – мы будем голосовать за Фийона. Но как только он начинает говорить какие-то моменты, часть французов уже говорит: «Ой, мы за него не будем голосовать».

Хотя, повторяю, если бы у Фийона в ключевой повестке дня были бы – подъем экономики, рабочие места, какие-то национальные программы здравоохранения и т.д., они бы за него проголосовали, но в деталях, видите… Мы еще раз говорим о том, что уловить, спрогнозировать, особенно после Трампа (мы уже можем это накладывать на всю европейскую культуру и политику), как в последний момент проголосует отдельно взятый француз, уже никто не сможет. И как бы сейчас «Браво!»  они не говорили и не трубили во все трубы, что пройдёт Макрон, а Ле Пен останется и проиграет и т.д.  – нет, они уже сами боятся этого.

И вот этот вот призыв Олланда, это такой крик помощи. Последнее, что он может. Он, видимо, опять-таки, просто как гражданин это говорит.  Он настолько, видимо, уже в таком психологически сложном состоянии находится, что, чтобы каким-то образом обелиться, самоутвердиться, он говорит: «Голосуйте против неё». Видите, он не сказал «Голосуйте за», он сказал «Против неё». То есть, это тоже показатель слабости и беспомощности. Тем интереснее будущее. Именно это говорит о том, что политика – не удел проходимцев, мошенников, воров или уже проплаченных политиков на зарплате у банкиров. Нет. Народ может принимать свои решения. И, к счастью, это даёт шансы всем странам Европы.

Дамиан Синайский,
Коуч по развитию лидерства, эксперт-психоаналитик,
Руководитель Центра стратегического коучинга и психотерапии 

 




Теги: Марин Ле Пен, Эммануэль Макрон, президент Франции, бессознательное, материнская фигура, эдип, король Лир
Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Другие публикации автора:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться



Топ публикаций
Любовный треугольник: в поисках виновного. Любовный треугольник: в поисках виновного. «Как он мог? Я для него все делала, я старалась, а...
СЕКСУАЛЬНОСТЬ: ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ДИСКУРС СЕКСУАЛЬНОСТЬ: ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ДИСКУРС Сексуальность,  которая, с одной стороны...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях