×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Немного о страхе смерти

27.04.2016 16:05:53
Подписаться на автора
2545
Немного о страхе смерти
Немного о страхе смерти


«Memento mori» - это латинское выражение давно стала крылатым, однако в современном мире о нем вспоминают все реже. Большинство людей старается вытеснять любые мысли о смерти, не думать о ней, не слышать ничего лишний раз об этом, - хотя смертны все поголовно, работает защита "но только не я, а если и я - то очень нескоро". В результате избегания размышлений о бренности человеческой жизни и разбора непростых переживаний, с этим связанных, любое столкновение со смертью для современного человека становится весьма травматичным. На этом фоне отдельным "симптомом" выступает страх смерти, появляющийся вдруг или давно неотвязно преследующий некоторых людей, многие из которых обращаются с жалобами на такие тревожащие переживания, при том, что другие разнообразные эмоциональные сложности они готовы стоически терпеть. Если же копнуть чуть глубже, выясняется, что у страха смерти практически всегда есть весьма индивидуальная подоплека. Но несмотря на разнообразие причин, лежащих в его основе, можно обозначить некоторые закономерности в причинно-следственных связях.
Так же как и любой другой страх, страх смерти, конечно, в определенный обстоятельствах является не симптомом, а нормальной реакцией психики на внешние воздействия - например, в случае, если человек оказал свидетелем или участником чрезвычайной ситуации, тяжело заболел или столкнулся со смертью близкого человека впервые. Здесь страх смерти - конечно, адекватная реакция на серьезную угрозу. Однако, если человека преследует страх смерти в отсутствие объективных угрожающих обстоятельств, следует обратить на него более пристальное внимание.
 
Обрисуем вкратце основные варианты:
 
- Страх смерти как спроецированная или подавленная агрессия
 
В первом варианте, если человек сильно разозлен чем-то, а свободное проживание и выражение агрессивных импульсов для него недоступно, то эти импульсы проецируются по принципу "это не я зол, это мне хотят причинить ущерб". От неприятных переживаний человек подобным образом бессознательно избавляется, но, лишенный агрессивного импульса, выполняющего защитную функцию, не чувствует себя в безопасности.
 
У Олега, интеллигентного и порядочного топ-менеджера 37 лет начинались приступы страха смерти в моменты аврала на работе. Будучи строго воспитан, и, считая себя человеком весьма хладнокровным и уравновешенным, он не мог позволить себе проявлять и даже осознавать (чтобы хотя бы поделиться с женой) малейшие проявление раздражения на сотрудников или начальство. Взамен этого у него появлялись опасения погибнуть, упав под идущий поезд, будучи сбитым машиной или от ножа неизвестного, «пожелавшего так поразвлечься».
 
Примером второго случая - подавленной агрессии - могут быть навязчивые страхи за свою жизнь или за жизнь ребенка у родителей, не позволяющими себе иметь собственное пространство и удовлетворять свои потребности в достаточной мере. Из-за чувства вины или желания стать идеальным родителем они могут даже не осознавать своего накопившегося напряжения и недовольства. Поскольку раздражение в адрес "поглотившего" их маленького члена семьи подавлено, оно трансформируются в страхи и нередко вызывают чрезмерную и также весьма поглощающую опеку, «душащую» драгоценное чадо.
 
- Травма или невротические сценарии
 
Наталье 40 лет, и страх смерти преследует ее всю жизнь. В семье девушки отец был алкоголиком, мать верно и беззаветно ему служила, на Наталью обращали мало вниманию, и в семье, в целом, царила атмосфера постоянного уныния в связи с проблемами из-за безденежья и сложностей в отношениях между родителями. Между тем, бабушка Натальи, единственный близкий ей человек, постоянно готовилась к своей смерти (прожив, между прочим, в итоге, 86 лет) - просила в молитвах «смерти мирной, непостыдной», составляла и меняла завещания, собирала деньги на свои похороны, после 60 лет купила себе заранее гроб и поставила в углу своей комнаты.
Однако процесс травматизации может быть и не таким очевидным.
Многие дети в детстве не имели опыт близких, безопасных, доверительных отношений или такие отношения были резко прерваны - кто-то из родителей был постоянно в отъезде, перестал общаться с ребенком из-за развода или умер, имел проблемы с алкоголем, был крайне непоследовательным в поведении и т.п. Впоследствии во взрослом возрасте людям, выросшим в таких условиях, сложно находиться в близких стабильных глубоких отношениях с другим человеком - их психика постоянно ожидает подвоха и, чаще всего, его же и провоцирует, чтобы уже такие как-то его наконец пережить. И несколько извращенным способом переживать ценность таких отношений становится страх смерти, во время которого на первый план выступают горькие сожаления о возможной утрате с таким трудом созданной ценной эмоциональной связи с Другим.
 
Елена находилась в весьма конфликтных отношениях с мужем, их отношения находились под угрозой разрыва, но поскольку напряжение существовало давно, она его никак не связывала с приступами страха смерти, по поводу которых и обратилась на терапию. Ключевым моментом стала работа с ее сном, в котором она копает могилу, а затем приходит похоронная церемония. Елена все боится посмотреть на гроб, но все же в него заглядывает и видит там мужа. Рассказывая сон, Елена стала горько плакать. Поскольку образы ее снов часто отражали устойчивые словесные выражения и метафоры (по профессии она была журналистам), то комментарии относительно того, что она «роет могилу их отношениям», так как зла на мужа (иногда она в гневе заявляла, что «лучше бы его никогда в ее жизни бы и не было») оказались в тему, однако плакать она стала именно потому, что осознала, как ценны для нее их отношения, и она боится их потерять. Она хотела бы, чтобы у них с мужем «была настоящая любовь до гроба», и что она никогда ему не могла сказать, что , на самом деле, «любит его до смерти», а взамен постоянно предъявляла претензии и обвиняла, что только ухудшало отношения. Ее новая способность выражать свою привязанность, позволить себе быть в отношениях более теплой, уязвимой и нуждающейся, сильно помогла прогрессу в их отношениях с мужем.
 
Страхи смерти могут быть также связаны с ранними детскими событиями, угрожавшими физической целостности ребенка, и страхи потерять свое тело или свое Я, исчезнуть или распасться на части преследуют человека, когда обстоятельства напоминают ему чем-то ситуацию из детства (эти ассоциативные связи могут не осознаваться). «В наследство» человеку, как минимум, остаются депрессивно-тревожные состояния, по сути, "гипербдительность" организма, шанс спастись при угрозе, которая может случиться в любой момент.
 
Юле было три года, когда она находилась на длительном и тяжелом лечение в больнице, которое вызывало у нее ужас. Она смогла вспомнить про это только на третьем году терапии, к которой обратилась из-за того, что ей всегда становилось плохо на приме у врача. При любом обследовании ей казалось, что ее парализует, или отнимаются конечности, и она испытывала смертельный ужас. В терапии она смогла вспомнить и горько оплакать, как во время того пребывания в больнице врачи жестко заставляли ее подвергаться болезненным процедурам, она оставалась часто совсем одна, а когда приезжала мать, то кричала на девочку, пытающуюся сопротивляться врачам, что та ее позорит. «Никто мне не сочувствовал, не жалел, как будто я не человек, я там чувствовала такое вселенское одиночество, мне иногда казалось, что я исчезаю», - вспоминала Юля.
 
Многие клиенты в тревожно-депрессивном состоянии спрашивают: «А Вы что, правда, так уверены, что ничего плохого не может случиться?! Реальность же такова, что все, что угодно плохое может произойти в любой момент!» Да, может. Однако психика устроена так, что потребность в ощущении безопасности является базовой. И пусть это некоторая иллюзия, как как вечной стабильности не существует, однако человек в этом ощущении отчаянно нуждается , - иначе он не может спокойно заниматься своими делами и самореализацией - он должен постоянно бдить и контролировать.
 
- Страх смерти как наказания
 
В раннем детстве зависимость ребенка от родителей столь сильна, что их отвержение равносильно психической смерти. Поэтому во взрослом возрасте многие сценарии и запреты, усвоенные в детстве, продолжают действовать как нечто само собой разумеющееся, ведь нарушение их - это угроза внутренним отношениям с родителями. Особенно глубоко это «сидит» в людях, кого родители за плохое поведение «собирались» сдать в детдом, игнорировали, не разговаривая по несколько дней, жестоко наказывали физически или унижали. Поэтому при "недозволенных" действиях, мыслях и отношениях люди, которые решают сознательно изменить свою жизнь и делают смелые шаги в этом направлении, вдруг начинают сталкиваются с неожиданно появившимся страхом умереть от рака, неожиданной аварии, третьей мировой войны и т.д.
 
Однажды, после того как клиентка, выросшая в депрессивно-мазохистической семье в строгих ограничениях и с токсическим чувством вины, смогла позволить себе, наконец, купить лишнюю «нефункциональную» и нарядную юбку и сходить на массаж и получить от этого удовольствие, она пришла на сеанс страшно встревоженной и сообщила: «Я подумала - вот, если все наладится и станет хорошо, вдруг у меня не останется больше проблем и жизненных задач, соответственно, и тут меня Боженька и приберет?!» Это помогло ей осознать, как она боялась жить лучше и быть наказанной за «предательство» своей семьи.
 
- Страх жизни и страх смерти - две стороны одной медали
 
По этому поводу можно вспомнить одну притчу.
Как-то одного мудрого человека спросили:
-Учитель, что будет с нами после смерти?
Старец только посмеялся и ничего не ответил. Однажды ученики спросили его, почему он никогда не отвечает на этот вопрос.
- Вы замечали, что загробной жизнью интересуются именно те, кто не знает, что делать с этой? - ответил старик. - Им просто нужна еще одна жизнь, которую можно было бы прожить так же бестолково, как и первую.
- И все-таки, есть жизнь после смерти, или нет? - упорствовал один из учеников.
Есть ли жизнь до смерти - вот в чем вопрос, - отвечал мудрец.
 
Многие люди, к сожалению, постоянно тревожатся и/или страдают от различных внутренних конфликтов и запретов и поэтому не могут полноценно реализовывать себя в течение жизни. Тогда страх смерти становится «оборотной стороной медали», связанной со страхом так и не успеть прожить действительно важные вещи и события, не испытать каких-то ярких эмоций, не найти основные смыслы. Опасаясь жить в полную силу, такие люди боятся, что смерть унесет все шансы насладиться этой жизнью сполна.
Исследователи психологических кризисов на разных возрастных этапах жизни человека отмечают, что чем больше он не успел сделать в жизни, не доился, не рискнул, не сказал и прочее «недо», тем больше обостряется у него страх смерти в преклонных годах или во время гормональных изменений в районе 50-60 лет. И чем больше человек удовлетворен качеством прожитой жизни, тем более благостно он относится к окружающим и, в целом, спокойно к закату жизни и грядущему уходу.
 
- Страхи как отражения желаний
 
Нередко страхи отражают скрытые и парадоксальные желания человека, и страх смерти тут увы, не является исключением, так как, и правда, может отражать неявное желание «сдохнуть». Обычно оно также связано с подавленной агрессией и недовольством текущей ситуацией. Конечно, не все так буквально, но люди действительно часто воспринимают смерть условно как уход от каких-то проблем и забот, поэтому если на язык напрашивается выражение «легче сдохнуть, чем так жить», то это является лакмусовой бумажкой, показателем того, что пора в жизни что-то менять. Жизнь без удовлетворения потребностей разного уровня, риска, прогресса и позитивных моментов бессознательному (которое, как известно со времен Фрейда и Юнга, функционирует по принципу удовольствия и содержит мощный импульс к индивидуации) кажется бессмысленной тратой времени, даже если сознание находит в безрадостном существовании много целей и смыслов и находит ему множество оправданий по причине «правильности» такого образа жизни.
 
Как можно заметить, страх смерти имеет в основе своей множество причин, а иногда и целых клубков противоречий, и в каждом случае надо искать индивидуальные смыслы происходящего. Однако, такой страх, прежде всего, очень функционален, ведь, как говорят психоаналитики, «смерть напоминает о том, что существование не может быть отложено и есть еще время для жизни».



Теги: скрытое значение страха, психосоматика, внутренние конфликты
Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика