Психологический порлат Psy-practice

Мама – не главный человек в жизни ребенка

Автор: Анастасия Рубцова, психотерапевт. 

Об отношениях мам с детьми, буквально два слова.
(прежде, чем высказывать непопулярные мысли, предупреждаю, что везде, где написано «мама», с тем же успехом можно читать и «папа». Или даже коллективный мамопап)

Недавно в фейсбуке читала колонку — хоть убейте, не помню, чью — но психолога. О том, что, если в школе у ребенка все фанатеют от куколок лол или от человеков-пауков, или от синих волос, или от трансформеров, то и купите ребенку тоже куколку и человека-паука. И кроссовки купите, и джинсы модные. И майку с черепами.

Может, не самое фирменное из фирменных, но просто чтоб было, потому что детям очень важна принадлежность к группе и такая вещь, как конформность.
И туда, под колонку, пришел возмущенный персонаж.
И написал комментарий капслоком.

Что психолог несет чушь, потому что, если ребенку нужны куколки и трансформеры, чтобы самоутверждаться в коллективе, то у него проблемы с самооценкой. А раз проблемы с самооценкой — значит, корень бед в отношениях с мамой. Ну, там, конечно, было написано С МАМОЙ. И психолог, будь он хорошим психологом, обратил бы внимание на то, что такой ребенок явно мамой недолюблен, и сделал бы акцент на налаживании отношений С МАМОЙ, а не советовал бы людям выбрасывать кучу денег на дорогие игрушки.

Так вот, мне кажется, это очень показательный комментарий.
Он позволяет увидеть, где у нас в условия задачи закралась ошибка.
Потому что отношения с мамой для ребенка очень, очень важны. Мама — его абсолют и вселенная. Лет до полутора. Максимум до двух.

К двум годам ребенок уже обычно выясняет, что мир состоит не только из мамопапа, но из многих других людей и предметов. Бабушек, родительских друзей, нянечки в детском садике, противного сопливого мальчика, чьего имени ребенок пока запомнить не может, да оно и неважно. Машин, магазинов, мультиков, куколок.

И с этого момента роль мамы в его жизни (обойдемся без капслока) неуклонно снижается.
А роль о т н о ш е н и й, наоборот, неуклонно растет.
Отныне и впредь, до глубокой старости, ребенку будут очень важны отношения.
С миром, с вещами, с одноклассниками, с друзьями, с деньгами, с работой. С собственным телом. С лысым чертом.

А мама — ну, мама по-прежнему останется для него важным человеком (тут тоже без капслока). Который, если повезет, научит ребенка строить отношения. Или чему-то еще хорошему научит.
Но это необязательно, потому что мама может не уметь многого или вообще толком ничего.
Мама — это человек, который смог выносить младенца.
Это не «всего лишь», это очень много!

Но это не обязывает ее быть экспертом ни в какой области — ни в отношениях, ни в педиатрии, ни в детской психологии. Ну вот честное слово.

Она может быть уставшей и в депрессии. Может быть профессионально неуспешной. Может глупой, несдержанной, истеричной.
Или, наоборот, она может быть очень увлеченной своей работой, потому что работа — это реально круто, для многих гораздо круче детей.

Иногда ей вот совсем нечего дать ребенку, сколько там по сусекам ни скреби, а иногда она предпочитает отдавать не ребенку, а каким-то другим людям в ее мире. И это тоже не преступление. Право такое у нее есть (то же самое относится и к папе).
И знаете, это не приговор и не гарантия, что ребенок вырастет «недолюбленным травматиком».

Потому что ребенок может начерпать очень много хорошего и развивающего из окружающей среды. От соседей и одноклассников, бабушек и дедушек, от воспитательницы в детском саду. Из мультиков и роликов на ютубе. Из кружков, секций и прочих музыкально-художественных школ.
Иной раз и детский психолог оказывается ценным персонажем.
Главное, чтобы эта окружающая среда как-то возникла.
Чтобы он привыкал в ее сторону смотреть.
А не на маму.

Когда мы все время пытаемся сделать искусственный разворот в сторону отношений с мамой, с мамой, с мамой, то рискуем оказаться в нами же построенной крепости без окон и дверей, где все беды и радости маленькой Рапунцель связаны с матушкой, ее властью, ее желаниями, это с одной стороны.

С другой стороны, современная бедняжка Рапунцель довольно быстро научается предъявлять маме претензии, что та «старается недостаточно», плохо заменяет весь мир, не обеспечивает, не поддерживает, не уделяет внимания и времени. И сосцы ее, дающие молоко и мед, не так уж и изобильны, и подросшей десяти-, двенадцати-, пятнадцатилетней крошке что-то не хватает ни молока, ни меда.

С большой охотой и сразу многими, и особенно охотно детьми, подхватывается идея, что на матери лежит вина за все детские ошибки, неудачи и мучительные чувства.
Это не так.
Обойдусь без капслока, но это не так.

Часто трагедия человека — уже выросшего — оказывается не столько в больном и мучительном опыте детства, с мамой и папой.
А в том, что кривую, поломанную модель отношений — в семье, с мамой и папой — он ошибочно переносит на весь остальной мир. А все прочее разнообразие объектов и отношений с ними просто игнорирует.
(тут огромная тема — как игнорирует и почему игнорирует, но я и так уже написала многовато, так что об этом в другой раз)

Так вот, чем больше у ребенка — не младенца, конечно — разнообразных отношений и связей, тем больше шансов, что он избегнет этой ошибки.
И наоборот — чем сильнее изолирована система, в которой ребенок растет, чем больше она опирается на идею отношений с мамой, как главный, смыслообразующий стержень, тем больше в ней рисков.
Для ребенка в первую очередь.
Для мамы во вторую.

Для мамы удобно, если она готова нарциссически слиться с ребенком, живя его жизнью и заставляя его жить своей. Если же мама не нарцисс, то она внутри этой башни порой чувствует себя в таком же плену, как и ребенок.

Сбежала — виновата, сидишь внутри с ребенком — ну тоска же смертная.
И так ли уж редко мы, психотерапевты, тоже проваливаемся в эту ловушку — когда есть соблазн сказать матери восьмилетнего ребенка, и десятилетнего, и пятнадцатилетнего подростка, и даже двадцатилетнего детинушки: «Ему просто нужна ваша поддержка… ему так не хватает доверительных отношений с мамой и любви».
Хотя правда тут в том, что поддержки — да, не хватает.
Доверительных отношений с кем-нибудь — да, не хватает.
Умения разбираться в чувствах и ощущениях — не хватает.
Но все эти запросы вполне можно учиться удовлетворять и помимо мамы.
А маму стоит немножко и поберечь.

Может — я не настаиваю, но может быть — достаточно того, что мама и папа в современном мире содержат ребенка до двадцати с лишним лет, кормят его, одевают и терпят причуды его пубертата? А еще лечат и учат.

Я бы очень аккуратно поставила под сомнение идею, что мама должна еще пожизненно тащить на себе роль психолога-подушки-безопасной гавани для ребенка. И быть его поводырем в мире чувств и безотказной жилеткой. Достаточно, если она просто не запрещает ему чувствовать, что ему вздумается (а как запретишь? Да никак).

Ну и можно все-таки купить человека-паука, наверное?
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Комментарии (4)

26.08.2021 07:30:03

Прекрасная статья, очень интересный взгляд, но с одним НО: все отношения с миром происходят параллельно с отношениями с родителями, и если один из родителей очень токсичен (особенно мать), а другой пассивен, не вмешивается и не компенсирует его влияние (чаще устраняются отцы), то все отношения с миром и другими людьми строятся через призму родительской ненависти и отторжения. Знаю это по своему опыту: помню, главной мыслью с младшего школьного возраста было: мама меня не любит - значит, я плохая, любить меня не за что и никто не будет любить. Конечно, я и ходила, втянув голову в плечи, не могла ни с кем заговорить, в школе сразу стала жертвой буллинга одноклассников и учителей, на мне как будто было написано: дурочка и неудачница, и конечно, такое отношение к себе я и вызывала. Мать также ограничивала мои контакты, не разрешала ни с кем дружить, внушая мне, что я такая ужасная, никому не нужна и все только хотят мной попользоваться. Смогла себя почувствовать человеком, только поступив в институт, и только там у меня появились первые друзья. А потом было почти 20 лет разных тренингов и психологов, чтобы в полной мере почувствовать себя достойной личностью.

26.08.2021 16:10:49

Чудесный текст, спасибо!

29.08.2021 09:50:03

ну мама может быть "немного больна", неразумна, инфантильна, незрела, жестока и несомненно оказывает огромное влияние на ребенка (по-моему это описано во всех психологических школах), влияние это оказывается бессознательно, ребенок впитывает как губка, если мамины процессы глубоко патологичны и искажены (например мама -перверзный нарцисс), то влияние среды не настолько окажет влияние, чем процессы мамы. На мой взгляд глупо это отрицать, некоторые неотсепарируются даже после смерти матери. Это все равно, что сказать, алкоголик, ну четы, давай не пей просто...Мама у нас в культуре сугубо положительный образ, это прямо вклинено в сознание, поём -"мама, жизнь подарила ...". Мамы бывабт разные, взрослому как раз и стоит разобраться, какая у него мама и каким образом она повлияла на него. Поближе к реальности, и к своей полноценной жизни соответственно. Так как игнорировать патологическое влияние матери не менее деструктивно для личности, чем демонизировать ее.

06.09.2021 21:15:29

Чрезвычайно упрощённый и поверхностный подход к главному в формировании душевного здоровья ребёнка.

Написать комментарий

Возврат к списку