×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

ГАДКИЙ УТЕНОК: В ПОИСКАХ ИДЕНТИЧНОСТИ

02.06.2016 10:04:29
Подписаться на статьи сайта
2803
 ГАДКИЙ УТЕНОК: В ПОИСКАХ ИДЕНТИЧНОСТИ
 ГАДКИЙ УТЕНОК: В ПОИСКАХ ИДЕНТИЧНОСТИ


Будьте собой. Все остальные места уже заняты.

Оскар Уайльд


Оставаться собой в мире,

который постоянно пытается

сделать вас чем-нибудь другим –

величайшее достижение.

Ральф Уолдо Эмерсон


СКАЗОЧНАЯ «НЕСКАЗОЧНАЯ ИСТОРИЯ»

Для меня рассматриваемый текст прежде всего о важности других в формировании Я-идентичности. О том, какую роль играет близкое окружение в становлении Я. 

Поиск себя, формирование своей идентичности – далеко не самая простая задача в жизни каждого человека. Успешный результат этого процесса зависит как от самого человека, так и от тех условий, в которых происходит формирование его Я.

Я не открываю здесь истину, утверждая, что все то, что является моим внутриличностным содержанием, когда-то было межличностным, отношениями. Так или иначе – наше Я является результатом опыта, прежде всего опыта контакта с другими Я. И здесь важнейшую роль играет ближайшее окружение – те люди, в контакте с которыми находится человек, в глазах которых словно в зеркалах «отражается» его Я.

Описываемые в анализируемой сказочной истории события представляют собой негативный вариант такого опыта. Герой нашей «сказки» (хоть и сложно назвать это сказкой) встречается далеко не со сказочной ситуацией, в которой происходит формирование его Я.

Весь период его раннего развития протекает в ситуации крайне недоброжелательной,травматичной для формирования его Я среды. В результате чего ряд его важных потребностей оказываются хронически фрустрированы и он получает травмы, которые можно обозначить как травмы развития. Остановлюсь подробно на видах и содержании этих травм.

ТРАВМА ПРИНЯТИЯ

Читая текст, мы замечаем, что рождению нашего героя никто особо не рад. Даже когда он еще находится в яйце, мы видим негативное отношение к нему старой опытной утки, которая «консультирует» его молодую неопытную утку-мать.

Дай мне взглянуть на яйцо! Ну, так и есть! Индюшечье! Брось-ка его да ступай учи других плавать!

Появление его на свет так же сопровождается негативной оценкой его матери.

Ужасно велик! — сказала она.

– И совсем непохож на остальных!

Ты – не такой как все! Ты – другой! Эти слова могут стать как поддерживающим основанием для рождения новой витальной идентичности ребенка, так и словами, убивающими его индивидуальность и затрудняющими поиск своего Я. Все зависит от того эмоционального наполнения, с которым они произносятся близкими людьми, объектами привязанности. Безусловное принятие своего ребенка на этом этапе его развития, отношение к нему как к неоспоримой ценности, закладывают основу для его будущего самопринятия и «самолюбви». В противном же случае ребенку в последующей жизни будет сложно опираться на себя, принимать и любить себя.

Ты не ценен такой, какой ты есть –  вот девиз травмы принятия.

ТРАВМА ОБЕСЦЕНИВАНИЯ

Далее по тексту мы видим, как мама-утка воспитывает своих детей, подготавливая их к вхождению в социальный мир.

Да не держите лапки вместе! Благовоспитанный утёнок должен держать лапки врозь и выворачивать их наружу, как папаша с мамашей! Вот так! Кланяйтесь теперь и крякайте!

Наш герой вместе со всеми своими братьями и сестрами постигает азы социального общежития, готовясь к встрече с миром других.

Однако мы видим, что и эта встреча оказалась для него травматичной. Ничего хорошего не ожидало его в процессе представления миру, ближайшему окружению. Уже первая реакция этого окружения оказалась крайне обесценивающей и отвергающей.

А один-то какой безобразный! Его уж мы не потерпим!

И сейчас же одна утка подскочила и клюнула его в шею.

Такая реакция оказалась для него далеко не единственной. Ему приходится и в дальнейшем постоянно находиться в ситуации неподдерживающего, обесценивающего его окружения. Ситуация обесценивания становится для него хронической.

Только бедного утёнка, который вылупился позже всех и был такой безобразный, клевали, толкали и осыпали насмешками решительно все – и утки, и куры.

– Он больно велик! – говорили все, а индейский петух, который родился со шпорами на ногах и потому воображал себя императором, надулся и, словно корабль на всех парусах, подлетел к утёнку, поглядел на него и пресердито залопотал; гребешок у него так весь и налился кровью. Бедный утёнок просто не знал, что ему делать, как быть.

Мы видим реакции социума, заряженные нетерпением ко всему отличающемуся, за которыми угадывается послание: Будь таким, как все!

Крайне сложно сохранять и развивать свою уникальность и индивидуальность в такой токсичной, обесценивающей среде, крайне сложно в ней даже просто быть.

Уже самим фактом отличия от других он раздражает всех, вызывая желание переделать, сделать его таким как все.

– Славные у тебя детки! – сказала старая утка с красным лоскутком на лапке. –  Все очень милы, кроме одного… Этот не удался! Хорошо бы его переделать!

Попытка его матери как-то защитить своего ребенка, призывая окружение к благоразумию, ничего не меняет.

Оставьте его! – сказала утка-мать. – Он ведь вам ничего не сделал!

– Это так, но он такой большой и странный! – отвечала забияка. – Ему надо задать хорошенькую трёпку!

Ты не такой как все! Ты хуже других! – вот девиз травмы обесценивания.

ТРАВМА ОТВЕРЖЕНИЯ

По ходу развития нашей истории мы замечаем, что ситуация еще больше усугубляется: гадкий утенок теряет поддержку даже самых  близких – своей семьи.

Так прошёл первый день, затем пошло ещё хуже. Все гнали бедняжку, даже братья и сёстры сердито говорили ему:

– Хоть бы кошка утащила тебя, несносного урода!

Более того, даже его мать оказалась в этом числе.

А мать прибавляла:

– Глаза бы мои тебя не видали!

Что уж говорить про всех остальных.

Утки клевали его, куры щипали, а девушка, которая давала птицам корм, толкала ногою.

Не оказалось места ему и за пределами его домашнего мира.

– Ты пребезобразный! – сказали дикие утки. – Но нам до этого нет дела, только не думай породниться с нами!

Тебе нет места среди нас, ты чужой – с такими посланиями постоянно сталкивается гадкий утенок.

Ты не наш, ты чужой! – вот девиз травмы отвержения.

ПОСЛЕДСТВИЯ ТРАВМ РАЗВИТИЯ

Результатом хронического нахождения в ситуации вышеописанных травм развития являются грубые нарушения идентичности нашего героя.

Нарушение витальной идентичности проявляется в следующих его переживаниях и установках – я не имею права на существование, не имею права быть. Это базовое нарушение идентичности, лишающее человека жизненной энергии и нередко приводящее его к ситуации хронической депрессии. Об этом подробнее я писал, анализируя сказку«Морозко».

Бедняжка! Где уж ему было и думать об этом! Лишь бы позволили ему посидеть в камышах да попить болотной водицы.

Такого рода переживания могут приводить к суицидальным мыслям, что мы и наблюдаем у нашего сказочного героя.

«Лучше быть убитыми ими, чем сносить щипки уток и кур, толчки птичницы да терпеть холод и голод зимою!»

Нарушение социальной идентичности – проявляется в переживаниях собственной несостоятельности, ненужности, никчемности: «Я не подхожу!».

Гадкий утенок регулярно сталкивается с такого рода посланиями, исходящими от социального окружения.

– Умеешь ты нести яйца? – спросила она утёнка.

– Нет!

– Так и держи язык на привязи!

– Умеешь ты выгибать спинку, мурлыкать и испускать искры?

– Нет!

– Так и не суйся с своим мнением, когда говорят умные люди!

Удивительно, что среди этого хора посланий «что надо и как надо ему делать» наш герой пытается еще заявлять о своем «хочу».

– Ах, плавать по воде так приятно! – сказал утёнок. – А что за наслаждение нырять в самую глубь с головой!

Вызывает удивление и уважение, что наш герой в такой токсической атмосфере не сломался и не подстроился под других. Думаю, тот факт, что гадкий утенок сумел сохранить это самое "я хочу" и позволило ему в будущем отыскать свою подлинную идентичность.

И совсем неудивительная, вполне ожидаемая реакция его окружения, знающего как нужно правильно жить:

– Да что с тобой?! – спросила она. – Бездельничаешь, вот тебе блажь в голову и лезет! Неси-ка яйца или мурлычь, дурь-то и пройдёт!

Не дури, а благодари-ка лучше создателя за всё, что для тебя сделали! Тебя приютили, пригрели, тебя окружает такое общество, в котором ты можешь чему-нибудь научиться, но ты пустая голова, и говорить-то с тобой не стоит! Уж поверь мне! Я желаю тебе добра, потому и браню тебя – так всегда узнаются истинные друзья! Старайся же нести яйца или выучись мурлыкать да пускать искры!

Одним словом, откажись от себя, стань таким, каким тебя хотят видеть другие!

Нарушение самооценки – проявляется в следующих переживаниях установках: я плохой, безобразный, неподходящий…

Постоянная негативная оценка других со временем становится его собственной оценкой. То, что раньше было функцией отношений, становится функцией его Я:

И надо же ему было уродиться таким безобразным, каким-то посмешищем для всего птичьего двора!

Как здесь не вспомнить известное высказывание Л.С. Выготского: «Каждая психическая функция появляется на сцену дважды: сначала как функция интерпсихическая, затем как функция интрапсихическая».

Низкая неадекватная самооценка запускает механизм проекции, который начинает определять контакт с другими:

Маленькие птички испуганно вспорхнули из кустов.

«Они испугались меня, такой я безобразный!» – подумал утёнок и пустился наутёк, сам не зная куда.

Я так безобразен, что даже собаке противно укусить меня!

КРИВЫЕ ЗЕРКАЛА

Все вышесказанные изменения в структуре его идентичности приводят ограничению его желаний, потребностей к миру, убивают его мотивацию, лишают энергии для действий.

Он не завидовал их красоте; ему и в голову не могло прийти пожелать походить на них; он рад бы был и тому, чтоб хоть утки-то его от себя не отталкивали.Бедный безобразный утёнок!

Ситуация, в которой оказывается гадкий утенок, – это ситуация множественной хронической травматизации. Его направленные к другим потребности (в принятии, признании, позитивной оценке) оказываются грубо фрустрированны из-за неспособности и нежелания других откликнуться на них. Зарождающаяся идентичность нуждается в своем обнаружении посредством отражения в других. Обрести  идентичность можно только через встречу, через Другого, лишь отразившись как в зеркале в Другом.

Но другие в данной ситуации не способны адекватно отразить рождающуюся самость гадкого утенка, они создают вокруг него грубо искривленную отражательную поверхность. Другие здесь – кривые зеркала, неспособные адекватно отражать реальность. И как результат такого кривого отражения, его образ себя, его идентичность оказывается грубо искаженной.

Вот как выглядит эта обобщенная сформированная в такой ситуации идентичность: Бедный безобразный утёнок!

СКАЗОЧНОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ

В нашей сказочной истории мы наблюдаем счастливый конец – гадкому утенку удалось в итоге прорваться к своей подлинной идентичности – идентичности прекрасного лебедя.

Рассмотрим, каким образом это оказалось для него возможным.

Нашему герою повезло. Ему посчастливилось встретить таких Других, благодаря которым он смог восстановить свою нарушенную идентичность. Мы можем видеть в рассматриваемом тексте, как в процессе такой встречи все его фрустрированные потребности (в принятии, признании и позитивной самооценке) оказываются отраженными и поддержанными. Вот как это происходит в нашей сказочной истории.

Он получает принятие и признание.

И он слетел на воду и поплыл навстречу красавцам лебедям, которые, завидя его, тоже устремились к нему.

Большие лебеди плавали вокруг него и ласкали его, гладили клювами.

Сирень склоняла к нему в воду свои душистые ветви, солнышко светило так славно…

И старые лебеди склонили перед ним головы.

Кардинально меняется и ситуация его оценки другими. До этого исключительно негативная оценка заменяется позитивной.

В сад прибежали маленькие дети; они стали бросать лебедям хлебные крошки и зёрна, а самый меньшой из них закричал:

– Новый, новый!

И все остальные подхватили:

– Да, новый, новый! – хлопали в ладоши и приплясывали от радости; потом побежали за отцом и матерью и опять бросали в воду крошки хлеба и пирожного. Все говорили, что новый красивее всех. Такой молоденький, прелестный!

А теперь все говорят, что он прекраснейший между прекрасными птицами!

Результатом таких поддерживающих его самость процессов со стороны доброжелательных, принимающих, восхищающихся им других стала его возможность увидеть себя в неискаженном виде, таким, какой он есть на самом деле.

Что же увидал он в чистой, как зеркало, воде? Своё собственное изображение, но он был уже не безобразною тёмно-серою птицей, а – лебедем!

В чистой, как зеркало, воде – это метафора незамутненного сознания, способность видеть объекты неискаженными, такими, какие они есть, в том числе и самого себя. Реально он не изменился, изменилось его восприятие себя, его образ себя.

И он обрел свою потенциально данную ему лебединую идентичность.

И вот крылья его зашумели, стройная шея выпрямилась, а из груди вырвался ликующий крик:

– Мог ли я мечтать о таком счастье, когда был ещё гадким утёнком!

Как важно появиться в своем месте, где тебя принимают таким, какой ты есть!

Теперь он был рад, что перенёс столько горя и бедствий, — он лучше мог оценить своё счастье и всё окружавшее его великолепие.

ЧТО ДЕЛАТЬ? ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

Это в сказке превращение гадкого утенка в прекрасного лебедя происходит так волшебно быстро. В несказочной истории так не бывает. Я уже отмечал, что наш анализируемый персонаж в своей жизни столкнулся с травмами развития – длительными хроническими фрустрациями жизненно важных потребностей. Здесь имеет место быть и травма отвержения, и травма  непринятия, и травма обесценивания.

В реальной же жизни эти травмы рубцуются далеко не так быстро и шрамы от них, как правило, остаются на всю жизнь. Такого рода травмы затрагивают структуру личности, меняют ее рисунок, приводя к структурным, характерологическим изменениям.

Даже если человеку с идентичностью гадкого утенка удается прорваться к своей «лебединой» идентичности, идентичность гадкого утенка будет напоминать о себе в тех случаях, когда он будет сталкиваться в своей жизни с ситуациями обесценивания, отвержения, непринятия. Часто для этого в психологии травмы используется термин«воронка травмы». Она затягивает человека, столкнувшегося в своей жизни с подобными ситуациями, в омут пережитого им ранее негативного опыта и «включает» у него прежнюю искаженную идентичность.

Профессиональная проработка такого рода травм развития требует длительной терапии. В этой работе невозможно ограничиться лишь технической частью, а необходима «терапия отношениями», в процессе которой становится возможным не только отреагирование и проживание болезненных эмоций, но и восполнение ранее неудовлетворенных потребностей.

Тем не менее, хотелось бы дать некоторые рекомендации для людей, находящихся в поисках себя и своей подлинной идентичности. Оформлю их в виде вопросов, обращенных к самому себе, которые стоит периодически задавать себе.

Рефлексивные вопросы. Как обнаружить себя?

  • Чего я хочу?
  • О чем я мечтаю?
  • Хочу ли я этого, либо должен? Если должен, то кому?
  • Что я люблю?
  • Что у меня лучше получается? Что хорошо удается делать с небольшими затратами?
  • В чем я испытываю радость?
  • Чем я могу увлечься настолько, чтобы забыть о времени?
  • Что я делаю с удовольствием?
  • Где моя энергия?
  • Когда я чувствую себя в гармонии с собой?
  • Нравится ли мне моя жизнь? Живу ли я своей жизнью? На своем ли я месте в ней? С теми ли я людьми, которых люблю?

Каково это не быть собой? Когда твой образ себя искажен и не соответствует реальности? Когда ты не тождественен самому себе?

Тогда ты не можешь быть в контакте со своей самостью, подпитываться от нее. Наиболее типичными симптомами такого состояния может быть апатия, скука, депрессия, потеря смысла жизни, отсутствие энергии для жизни.

Если же ты в контакте с собой, со своим я, то тогда ты можешь опираться на себя, разворачивать себя, раскрывать, проявлять себя, совершать Я-усилияи, делать это без насилия над собой. Я усилия не должны быть Я-насилием. Критериями того, что Вы на верном пути в поисках своей подлинной, изначально заданной идентичности, будут способности переживать радость и любовь в жизни, ощущение энергии для жизни и переживание гармонии с собой и с миром.


Почему утенок гадкий? Вопрос для размышления.

Потому, что он не утенок! На данный момент я на этот вопрос отвечаю так. А вы


Автор: Мелейчук Геннадий     Источник:  www.b17.ru


Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика