Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Как не сгореть, работая с психической травмой?

Подписаться на автора Как не сгореть, работая с психической травмой?
12 Ноября 2015 13:56:08
5166

Сегодня я бы хотел остановиться немного более детально на одной из важнейших проблем современной психотерапии. Речь пойдет об экологии психотерапии психической травмы и о профилактике профессионального сгорания психотерапевта. Тем более актуальной эта тема представляется мне в связи с рассмотренным выше представлением о психотерапии как о процессе, поддерживающем переживание.

Закономерно появляются вопросы: «Что же происходит во время терапии с переживанием самого терапевта?», «Имеет ли терапевт право на переживание событий своей собственной жизни во время терапии?».

Я убежден, что в данном случае речь идет не столько о правах, сколько о необходимости. На мой взгляд, важнейшим инструментом профессиональной работы терапевта является его собственный процесс переживания. Именно свобода терапевта в своем переживании текущего контекста жизни выступает ведущим терапевтическим фактором, определяющим успех терапии. Во-первых, обращение терапевта со своими self-феноменами является в некотором смысле моделью для клиента.

Во-вторых, только свободный в своих переживаниях терапевт посредством своей творческой динамики и, следовательно, высокой сенситивности к текущей ситуации, может фасилитировать self-динамику в контакте. Таким образом, все описанное выше относительно процесса переживания и self-динамики имеет в равной мере отношение и к терапевту, включая как наличие психических травм, так и процесс ревитализации.

Итак, терапевт также подвержен риску психической травматизации, более того, как показывает опыт ведения профессиональных программ подготовки гештальт-терапевтов, многие наиболее успешные студенты имеют множество своих собственных достаточно глубоких психических травм. Думаю, что интерес к другому и к себе во многом мотивирован у терапевтов своими собственными травмами, а ведь именно этот фактор (любопытство к жизни другого человека и своей собственной) во многом определяет успех в нашей профессии. Конечно же, терапевтическим инструментом терапевта являются не столько травмы, сколько психические рубцы и шрамы, от них оставшиеся[1].

Итак, что же происходит с жизнью терапевта в процессе терапии?

Присутствие в контакте с клиентом также является событием жизни терапевта. Поэтому оно также нуждается в переживании. В какой-то отрезок времени жизни двух людей оказываются переплетенными, совместными. В процессе терапии, я переживаю событие встречи, а, поддерживая процесс переживания клиента, – в некотором смысле можно сказать, что также переживаю и его жизнь. Конечно же, в этом случае возникает опасность сфокусироваться лишь на переживании клиента, проигнорировав себя, превратившись, по словам одной моей много и успешно работающей коллеги, в «аппарат по обслуживанию чужих жизней». Выходом из этой ситуации оказывается, с одной стороны, чувствительность к своей жизни во время терапии, которая проявляется в качестве откликов на контакт с клиентом, с другой – экологичное отношение к своей жизни вне терапии.

Последнее предполагает поддержание полноты переживания жизненных событий и, как следствие, удовлетворенность жизнью. В обоих случаях речь идет о прегнантном соотношении процессов переживания. Тупик в терапии и сгорание терапевта являются производными от игнорирования своего процесса переживания терапевтом. Динамичное поле подразумевает постоянную динамику фигуры и фона. Творческое приспособление предполагает потенциальную возможность феноменам фона проявиться в качестве фигуры.

Другими словами, для предотвращения сгорания в процессе терапевтической работы терапевту следует внимательно относиться к своему процессу переживания, а для этого иногда следует размещать его в фигуре, если не терапевтического процесса, то собственного осознавания. С другой стороны, «захоронение» в фоне своей профессиональной жизни переживания событий, относящихся к жизни вне работы, лишает терапевта ресурсов, необходимых, в том числе, и для терапии. Более того, игнорирование переживания своей жизни, связывает значительное количество энергии и возбуждения в этой «могиле», обесточивая не только жизнь терапевта, но и терапевтический процесс. Именно отсюда проистекает необходимость для терапевта своей собственной личной терапии и супервизии.

Еще одним аспектом экологии кризисной психотерапии является необходимость столкновения на границе терапевтического контакта с чужой болью. Однако, для того, чтобы помочь клиенту пережить его боль, нужно уметь экологично обращаться со своей собственной, которая неизбежно актуализируется при этом. Способность терапевта осознавать и переживать свою психическую боль является, на мой взгляд, необходимым условием успешной терапии психической травмы [2].

Этот фактор является тем более важным при условии, что психическая боль, относящаяся к психической травме, никогда не проходит бесследно даже после успешно пройденной личной терапии. Однажды появившаяся, психическая боль, не покидает человека, а остается как напоминание о событии. Экологичное (в смысле переживания) обращение терапевта со своей болью является, с одной стороны, моделью для клиента, с другой – выступает профилактическим средством относительно риска профессионального сгорания при работе с кризисными клиентами.

Подытоживая обсуждение особенностей кризисной психотерапии вообще, и экологии терапевта, в частности, отмечу, что необходимым условием, как восстановления, так и вообще существования процесса переживания выступает наличие другого и границы контакта в поле организм/среда. При этом сказанное имеет отношение не только к клиенту, но и к терапевту. Другими словами, терапевт может заботиться о себе, размещая свой процесс переживания в терапевтическом контакте (в случае наличествующей у него способности к осознаванию динамики феноменов self), супервизором (в случае, если сложности в переживании препятствуют терапевту адекватно выполнять свою профессиональную задачу), или своим терапевтом (в случае блокирования своего процесса переживания).


[1] Под шрамами и рубцами в данном контексте я понимаю феноменологический остаток пережитого травматогенного события или психической травмы (в процессе своей собственной терапии). Именно эти психические рубцы и образуют феномен личности в его традиционном понимании. Собственно говоря, ничего другого, что бы составляло нашу уникальность, не существует.

[2] Думаю, что именно наличие у человека психической боли и адекватное обращение с ней выступает фактором, лежащим в основе развития чувствительности к переживаниям другого.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Комментировать:


Другие публикации автора:

Наверняка вы полагаете, что это вы формируете и строите контакт с окружающими! Уверены?!
Описание динамики феноменологического поля было бы неполным, если бы мы проигнорировали основание для ее существования – контакт. Напомню вам, уважаемый читатель, что с точки зрения диалогово-феноменологического подхода в психотерапии, контакт является единственным основанием для существования поля. С одной стороны, контакт является основным средством, формирующим и поддерживающим процесс полевой динамики. С другой, он выступает в качестве формы или способа, в которой поле реализует свою динамику.

Как стать счастливым и богатым? Или почему, брат, ты неудачник?
В этом параграфе я хотел бы обратить внимание на одно частное проявление полевой динамики, которое довольно ярко демонстрирует различия в регулировании ее посредством концепций и переживания. В настоящее время в психологической практике появилось целое движение успехологов – людей, которые помогают другим получить необходимые навыки для достижения успеха в своей жизни. В разных городах проводятся тренинги, собирающие до нескольких сотен участников – «Главный секрет успеха» или «Как заработать миллион», «Как привлечь деньги в свою жизнь» или «Как удачно выйти замуж».
Сущность психотерапии переживанием важно почувствовать
Как показывает опыт,  психотерапию, фокусированную на переживании, нельзя освоить посредством чтения статей и книг. Большинство тезисов и идей не создадут у вас даже ближайшего впечатления о том, как выглядит эта психотерапия изнутри. Её нужно почувствовать. Да-да – почувствовать. Отличия в специфике подхода лежат по большей части в полутонах.
ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛИ, КРИЗИС ЭТО ПЛОХО?
Обычно источником мотивации для того, чтобы вы начали что-то менять в своей Жизни, является кризис. Причем, по всей видимости, во всех сферах – экономической, финансовой, личной жизни, социальной. И поменять что-то в своей Жизни вы чаще всего готовы тогда, когда вам ОЧЕНЬ не нравится то, что есть.
За психотерапией люди обращаются тогда, когда существующая ситуация вызывает довольно серьезный кризис – коротко говоря, когда болит. Причем стандартная заявка звучит примерно так: «Хочу, чтобы не болело!» Большинство людей хотят преодолеть кризис, но вот что важно.
Если вы выбираете культуру переживания для вашего развития, то вы должны отдавать себе отчет в том, что кризис неизбежен.  
ПЕРЕЖИВАНИЕ ЭТО УНИВЕРСАЛЬНОЕ СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ КРИЗИСА.
Правда, это еще и средство, помогающее обращаться с ним. Выглядит это примерно так. Шагая по пути Жизни, перед вами вдруг открывается пропасть, в которой бушует стихия. Инстинктивно вы отступаете назад. Если вы оказались в этой пучине, вы всеми фибрами своей души хотите выбраться из нее. Что и делаете, скорее всего. Это естественно.
Но я хочу предложить вам обратное – броситься в эту пучину и дать себе возможность отдаться ей «с потрохами».

Стой! Куда?! Ты же не собираешься подвергать сомнению природу реальности?!!! Ты же не безумец?!!!
Для того, чтобы понять, какое значение фундаментальный парадокс присутствия имеет для полевой динамики, необходимо для начала восстановить в памяти его сущность. А затем я попытаюсь сделать некоторые наиболее важные комментарии методологического свойства. Фундаментальный парадокс присутствия заключается в следующем.
Какими полевыми механизмами обеспечиваются концепции и переживание?
Надеюсь у вас сложилось представление о специфике регулирования динамики поля посредством переживания и концепции. В этом параграфе мы двинемся немного дальше и поговорим о тех механизмах, которые обеспечивают функционирование собственно переживания и концепции. Оба этих способа регулирования динамики внешне выглядят очень схожими. Любая полевая динамика заключается в чередовании феноменов, которые попадают в контакт и осознавание. Для нетренированного наблюдателя разница чаще всего не видна. Феномен следует за феноменом – никакой внешней специфики. Хотя будучи включенным в эту динамику и попробовав один и другой способ, разница эта чаще всего становится совершенно отчетливой. В чем же она заключается? И каковы глубинные полевые механизмы, лежащие в ее основе?

Топ публикаций
Пережить потерю Пережить потерю Статья о том, как важно пережить потерю, прожив ка...
Как забыть любимого Как забыть любимого «Новые отношения - убивают старые», эта мудрость с...
Предсказуемый мир Предсказуемый мир Психолог Мартин Лернер выдвинул в 1966 году концеп...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice