×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Тайная комната Синей Бороды, или к вопросу об Unheimlich

25.12.2014 15:56:16
Подписаться на автора
5250
Тайная комната Синей Бороды, или к вопросу об Unheimlich
Тайная комната Синей Бороды, или к вопросу об Unheimlich


Приведенная здесь статья является переработанной главой из книги  автора “Легенда об оборотне. В  которой исследуются истоки человеческой агрессивности на примерах легенд об оборотнях, существовавших в разных культурах. И доказывается, что часть этих людей была теми, кого в наше время принято называть серийными убийцами. Которые являются в подавляющем большинстве случаев, лицами с нарцистической патологией.   



В сказке Шарля Перро “Синяя Борода”, есть один интересный, и, пожалуй, самый интригующий момент. Когда, уезжая, Синяя Борода дает своей молодой жене ключи от всех комнат замка, но при этом говорит, что есть дверь, которую открывать нельзя ни в коем случае. Показывает эту дверь, и, покидая замок, оставляет жене ключ от двери.  Это важнейший момент всей истории. Схожая история есть и в сказках других народов. 
В русской культуре также известен сказочный сюжет о  двери в запретный чулан, или в запретную горницу.  В некоторых сказках ключ от этой комнаты висит на стене, отдельно от всех ключей из связки, но  вполне доступен. 

Во всех сказках  проводится одна и та же мысль: нечто страшное, и одновременно манящее  заперто в каком – то ограниченном пространстве и может легко выйти на свободу. Человеку запрещают открыть эту дверь, но такая возможность ему предоставлена. Как правило,  любопытство побеждает  запрет, и герой решается открыть дверь. Можно представить, как волнуется героиня сказки, идя под сводчатыми потолками опустевшего замка, до конца не зная, откроет она дверь, или в последний момент передумает. Как гулкие шаги под каменными сводами сливаются с ударами сердца, и ожидание и  становится все более тревожным. Уже подойдя к двери, и взяв в руки ключ, сомневаясь, открывать дверь или нет, изучая замочную скважину, пытаясь заглянуть в нее, человек думает о чем угодно, только не о том, что с той стороны двери, что–то изучает его самого.  Хотя об этом догадывался Ницше, предостерегая чрезмерно любопытных.

В этом месте, когда ключ со скрипом проворачивается в замочной скважине, мы по всем законам детективного жанра должны на какое-то время прерваться, оставив героя у двери и перенести свое внимание на другую часть этой же истории. Что мы и сделаем.Оказывается, в традициях разных культур существует сюжет о зле, которое замкнуто в каком-то пространстве и может вырваться на свободу очень легко, достаточно проявить любопытство и нарушить запрет. Пожалуй, одна из самых знаменитых историй о ящике Пандоры. “Пандора” в переводе с греческого,  означает “Всем Одаренная”.   Так как она действительно была одарена щедро богами.  Афродита наделила ее неотразимой прелестью, Гермес дал хитрый, изворотливый ум, лживость и коварство, Афина соткала для нее прекрасные одежды. Создал же ее умелец Гефест из земли и воды по повелению Зевса.



Пандора пленила своей красотой брата Прометея - Эпиметея, и стала его женой.  Но вдобавок ко всем своим качествам у Пандоры было еще одна выдающаяся черта – любопытство. Когда она попала в дом мужа, то узнала, что  в доме был кувшин, (более поздние легенды говорят, что это был ящик)  который никогда не открывался, потому что это  было строжайше запрещено. История умалчивает, долго ли колебалась Пандора. Известно только, что любопытство победило, Пандора открыла его, и все виды зла, заключенные в нем,  распространились среди людей, поселившись в их душах. Так Зевс отомстил людям за дерзость Прометея, похитившего огонь с небес. Он не пошел прямым путем, высыпав все несчастья с вершины Олимпа на головы людей, а почему-то сделал это руками самих людей, причем посредством семьи того, кто принес людям огонь. Подобную историю рассказывают и на Африканском континенте, где повествуется о  тыкве, в которой были заключены злые силы. И которые освободило любопытство женщины. Так повествуется о катастрофе вселенского масштаба, когда зло, откупоренное человеком из какого-то пространства, проникает в мир. Но нам пора вернуться к угрозе личной катастрофы того, кто подошел к двери и уже вложил ключ в замочную скважину.

Поворот ключа оказывается и поворотным моментом в самой истории. Героиня сказки Перро с ужасом обнаруживает там разрубленные тела  бывших жен Синей Бороды. В народных же сказках картина более разнообразная, но не менее жуткая.  В  комнате оказывается: кровь, расчлененные тела, иногда кипящий казан со смолой,  старуха, купающаяся в крови, или прикованный змей. Но во всех сказках всегда присутствует важный элемент.  В комнате чаще всего есть кто-то живой, или кто–то живой показывается сразу после того, как герой в эту комнату входит. Когда открывают старую дверь, оказывается, что котел со смолой кипит, старуха купается, прикованный змей жив, хоть и ослаблен, хотя предполагается, что дверь давно не открывали. Оказывается, что героя ждали. Момент оживления фигур, до того времени пребывавших в некоем летаргическом сне, и является тем элементом, который превращает просто страшное в нечто жуткое.



Есть кардинальное отличие “жуткого” от “страшного”. З.Фрейд посвятил этому свою статью,  которую так и назвал: "Unheimlich" что в переводе с немецкого означает “Жуткое”. Если страх отталкивает, то жуткое обладает еще одной дополнительной особенностью, оно манит, влечет, как бы втягивает в себя. Что и переживает обладатель заветного ключа, которого буквально тянет открыть дверь. Фрейд считал, что это след манящего удовольствия, связанного с ним в прошлом. В обычной человеческой жизни жуткое возникает внезапно, когда что-то привычное, то, что видишь каждый день, внезапно поворачивается неожиданной стороной. Это момент, когда начинает приоткрываться дверь.  Ощущение может появиться, когда неподвижное, или  мертвое, вдруг оживает. Как если бы ожили, и внезапно  начали двигаться куклы. Или как если бы кто-то сел на бревно, на котором уже много раз сидел, а оно внезапно зашевелилось. Стивен Кинг рассказывал о достаточно заурядном событии, которое произошло с его сестрой в детстве. Во время чтения книги она жевала жевательную резинку, затем отложила ее в сторону, продолжив чтение. Не глядя, через некоторое время снова положила ее в рот. Она не видела, что на нее села бабочка. И когда перекушенная напополам у нее во рту она затрепетала, девушка пережила эмоциональное потрясение, передать которое Стивен Кинг  всю жизнь стремился в своих книгах.

Возможно, схожее переживание испытывали многие в кошмарах, но в сновидениях бывает и зеркальная ситуация, когда человек внезапно теряет способность двигаться и не может бежать. В момент переживания жуткого, привычное вдруг становится опасным. При этом может не быть прямой, непосредственной угрозы, но что-то говорит с человеком из темноты и глубины.Фрейд пишет, что жуткое это то, что было раньше психической реальностью, раньше привычное, даже желанное, но теперь вытесненное, как неприемлемое. Этим оно похоже на богов, которые были живы и которым люди раньше поклонялись, а теперь ожившие в виде демонов. Молох, который известен ныне как кровожадный, жестокий идол, был предметом поклонения, то есть почитания и любви, как могущественный бог.

Фрейд считал, что жуткое бывает двух видов:

1. Жуткое, связанное с нашими древними способами восприятия мира, мышлением и фантазиями, которые не были преодолены окончательно, а живут в психических глубинах, ожидая подтверждения. Так ждут неразорвавшиеся бомбы со времен войны, которая окончилась много времени назад.

2. Жуткое, которое возникает из вытесненных детских комплексов. Оно переживается, когда вытесненный инфантильный комплекс опять оживляется неким впечатлением или если опять кажутся подтвержденными преодоленные примитивные убеждения.

Для подтверждения своего предположения З.Фрейд обращается к семантике самого слова “жуткое”, которое звучит в немецком как "unheimlich". И показывает, что оно не только антоним слова "heimlich" “уютное”, “домашнее”, но и выступает в значении  “скрытое”, “потаенное”, “таинственное”. То есть жутким становится все то, что должно быть скрытым, но выходит наружу. Все то, что отчуждается, то ожутчается. “Unheimlich” можно еще перевести как “не по себе”. Что говорит нам о невозможности  принять вытесненную часть себя. “Heinlich”  означает “одомашнивать животных”, а его противоположность – “unheimlich”  это “дикий зверь”. Иногда его употребляют также в значении слова “скрывать”. В арабском и еврейском  языках “жуткое” совпадает с демоническим и ужасающим. В английском языке слово “жуткое”, это “uncanny", образованное, как и немецкое слово unheimlich", посредством отрицательной частицы "un",  от  can" – “мочь”, “благоразумный”, “осторожный”, “умелый”, “приятный”.  То есть что–то противоположное  “благоразумному“,   “тому, что можно сделать“.В своей статье о жутком, Фрейд, хотя опирается на совершенно иные источники, но очень точно описывает содержание запретной комнаты. Как будто он там побывал вместе с героем.  “Оторванные члены, отрубленная голова, отделенная от плеча рука, как в сказках Хауфа, ноги, танцующие сами по себе…” Жуткой, а не просто страшной, картину, описанную Фрейдом, делает то, что мертвое оказывается живым, что ноги танцуют сами по себе.    Фрейд приводит и другие примеры жуткого. Жутким кажется эпилептический припадок или приступ безумия, как признак чего-то содержащегося внутри, и в результате потери контроля, прорывающееся наружу. Жуткое впечатление может произвести двойник, разделение Я, особенно когда этот двойник воплощает что-то предосудительное, противоположное явному, но одновременно то, о чем мечталось, но не выполнилось. Подразумевается, что это выполняет двойник Появление двойника может быть настолько пугающим, что в преданиях многих народов, это знак приближения смерти.

В некоторых русских сказках жуткий элемент расчленения тел смягчен. Девушка, которая входит в комнату, видит котел с кипящей смолой, опускает туда палец, "он и отпал у ней". Для русских сказок о запретной горнице характерно, что хозяин помещения либо зверь, либо разбойники, живущие в лесу, то есть, дикие люди, нарушающие запреты. В вятской сказке это медведь, который говорит: "В две горницы ходи, а в третью не ходи  -  лыком заперта которая".

Являясь продуктом бессознательного, сказка сама говорит о том источнике, который произвел ее на свет. То есть говорит о содержании самого бессознательного. Повествуя о запретной комнате, бесчисленные рассказчики рассказывали о таких комнатах, которые символизируют нечто вытесненное в глубины психики. Обычно в  сказках запретная комната  находится в замке, который стоит вдали от людных мест, или находится в разбойничьей избушке, спрятанной в глуши леса. Что само по себе многозначительно. Ведь жуткие образы, наполнившие комнату, требуют предосторожности.

Можно сделать предположение, что сказки подобного типа говорят нам о запретных желаниях на какие-то дикие влечения. Но предположить, что сказки о запретных комнатах говорят просто о запрете на  дикие, архаичные формы агрессии, было бы поверхностным заключением. В этих сказках явно содержится что-то еще. Как на старом пергаменте, обнаруженном в древних архивах, часто оборванном, или истлевшем, мы увидели только часть истории. Недостающую  часть можно найти в других сказках о запретной горнице, описывающих  то, ради чего открывают дверь. Пропп, исследуя мотив запретной горницы, говорит, что там находятся животные - помощники. Обычно это конь, собака, орел, или ворон. 

“Помощники” - это нейтральное слово, мало говорящее о сути. Это не просто помощники, а животные, которые с помощью магических сил обеспечивают всемогущество. Чаще всего в русских сказках это богатырский конь. Поиск всемогущества, вот цель любопытных. Хотя в присутствии животных  есть еще один намек. И он становится ясен, когда слово “животное” заменить на слово “зверь”.Этот вариант сказок делает акцент на могуществе, оставляя в тени деструктивные фантазии. Они повествуют о том, что в русской традиции называется “хитрая наука”. То есть магия. В одной пермской сказке отец приводит сына в ученье в дом, где живет старик в течении 500 лет. В доме семь комнат, но в седьмую входить не велено. Конечно же, запрет нарушается.

Русская сказка “Чудесная рубашка”, рассказывает, как герой попадает в дом, стоящий в лесу, где живут три брата в животном облике – орел, сокол, и воробей, которые могут превращаться в молодцев. Они принимают его за своего. Орел разрешает ему везде ходить, но не брать ключа, висящего на стене. После нарушения запрета, герой видит в запретном чулане богатырского коня, и тут же засыпает на год. Так повторяется трижды. После чего он получает коня  в подарок.

Но даже в этих сказках элемент насилия и смерти присутствует в скрытом виде.  Например, сон, длящийся год, в который впадает герой, явно символизирует его смерть. Животные же, появляющиеся в этих сказках, очевидно, символизируют какую-то животную, дикую часть личности. Охота за всемогуществом предполагает насилие. Это подчеркивает арабский вариант сказки о выпущенном джине из бутылки.В сказке Перро “Синяя Борода”, которая лежит в основе этой статьи, на заднем плане также присутствует магический элемент. На него намекает длинная борода главного героя сказки. 

Значение волос и в частности, бороды в магических манипуляциях и в символике потустороннего мира столь очевиден и распространен во всех культурах, что не стоит говорить об этом более подробно. Большего объяснения требует цвет этой бороды. Оказывается синий цвет во всей индоевропейской культуре также связан со смертоносным началом и магическими силами. Например, в исландских сагах синие одежды носят все мстители и убийцы. 

Известна общеевропейская традиция изображать волшебников в синих одеждах. Сама Богородица носит синие одежды как символ скорби. Шива носит эпитет “Синешеий”, как символ страшного яда, которым отравит мир в конце кальпы. И тело его окрашено в синий цвет.  Почти все тибетские грозные божества окрашены в синий. У многих американских племен синий известен как символ смерти. В племенах майя жертву перед жертвоприношением окрашивали в синий цвет. Пропп приводит пример одного исследователя, который считает, что Синяя Борода символизирует саму смерть.

Внимательно читая статью З.Фрейда, “Жуткое”, можно найти подтверждение  мысли, что оба варианта сказок об одном и том же. Перечисляя то, что может создавать впечатление жуткого, Фрейд пишет, что жуткое может создаться оттого, что непонятным, магическим образом выполняются все твои желания.

Мелани Кляйн  в своей работе “О развитии психической деятельности”, говорит о том, что чрезвычайно опасные объекты  отщепляются в глубокие слои бессознательного, не принимаются Эго и  постоянно изгоняются, не принимая участие в образовании Супер-Эго. Причем среди них находятся такие, которые воспринимаются как убитые и поврежденные объекты. Очевидно, это и есть те объекты, которые описываются в сказках о запретной комнате.
Как известно, усиление Эго происходит благодаря интеграции с некоторыми  отщепленными или спроецированными частями личности. Собственно этим и занимается психоанализ, это его цель. Можно  с большой степенью вероятности предположить, что есть части личности, которые столь ужасны и пугающие, что обычными психологическими методами интегрироваться не могут, да в этом и нет никакой нужды. Так как они связаны с очень страшными фантазиями. Но эти части, хранящиеся в глубоких слоях бессознательного, и дремлющие там, очевидно, стремятся прорваться в сознание. 

Очевидно, это может происходить посредством каких-то магических ритуалов, во время которых происходит отождествление с  этими образами, например в сектах всевозможных сатанистов. Это же может происходить и при выполнении  деструктивных действий. Например, при вооруженных конфликтах. Некоторые психические расстройства также способствуют подобной динамике. Но отождествление, это все же не интеграция эго с объектом. После интеграции частей с эго, как известно, наступает его  усиление.  При отождествлении, очевидно, речь не идет о реальном усилении эго, но ощущение, что подобное усиление происходит, очевидно, присутствует. В данном случае речь идет о интроективной идентификации и переживаниях всемогущества. 

Для подобных ощущений и переживаний и проводились магические ритуалы. Магия – это всегда поиск всемогущества. Мечта о силе,  это извечная мечта человека. Поэтому отождествление с этими  жуткими образами, которые сулят всемогущество, не смотря на то, что это может привести к спутанности самости и объекта, является притягательной силой для определенной группы людей. Подтверждение этой мысли мы можем найти в этнографии. З.Фрейд в своей работе “Тотем и табу”, описывая бессознательные фантазии, склоняется к мысли о  том, что у примитивного человека мысль немедленно превращается в действие. И поступок для него заменяет мысль. Он изящно заканчивает свою статью фразой: “вначале было дело”. Поэтому  полезно помнить, что сказки отражают и ритуалы, которые буквально выполнялись в древности.

О реальных тайных помещениях, и их связи с обрядами посвящения пишут многие этнографы. Но о том, что находилось в этих комнатах, по понятным причинам известно крайне мало. Известно, например, что там были изображения животных. Известно также, что обряды посвящения в колдуны предполагают символическую смерть героя и “расчленение” его тела, чтобы затем “собрать его снова в другом качестве”. Пропп цитирует некоего Воаса повествующего о посвящении в племени квакиутл, которое проводилось в тайной комнате, куда не было допуска никому, кроме посвящаемого. В специально исполняемой  песне при этом поется: “Ты подходишь близко к тайной комнате, великий волшебник, ты был внутри тайной комнаты…”

Тот, кто побывал в ней, наполняется магическими  силами. Это и есть цель визита. Говоря психоаналитическим языком, вхождение в тайную комнату происходит для реализации омнипотентных фантазий.

В этом месте пора снова вернуться к сказке “Синяя Борода”. Саму сказку знают многие, если не все, но очевидно, мало кто знает, что “Синяя Борода” это реально существовавший человек. Только в жизни он носил совершенно иное имя. Жиль де Рэ, маршал Франции, бесстрашный воин и полководец, на счету которого несколько взятых крепостей, герой освободительной войны, личный оруженосец и ближайший друг и помощник Жанны Д’Арк. 

Единственный человек, который со своим отрядом осмелился на попытку освободить ее из плена, но опоздал. И одновременно великий убийца и садист. Осужденный к сожжению на костре как светским судом за убийства, так и церковным, за колдовство. Магический и ритуальный контекст его преступлений был неразрывно связан с его личной психопатологией.Жуткое и магическое связаны в этой истории, потому что принадлежат одному временному историческому пласту, когда магические обряды сопровождались кровавыми ритуалами. Это верно как для развития человеческого общества, когда такие действия выполнялись буквально, но, что особенно важно для нас, это верно и для индивидуального развития. Хотя в индивидуальном развитии это происходит только на уровне фантазий. Время, которое проводит ребенок у груди матери, как известно, наполнено агрессивными инстинктами очень большой силы. Но это также время, когда ребенок оперирует или исключительно, или в основном, магическим мышлением. Период, когда человек почти полностью беспомощен, наполнено фантазиями о всемогуществе, и магия – ответ на эту потребность. Которая коренится в фантазиях об омнипотентности. При некоторой психопатологии эти архаические переживания становятся как бы доступными и властно заявляют о своих правах. 

Как было и с Жилем де Рэ.

Мы в своем индивидуальном развитии пережили фазу, свойственную анимизму первобытных народов. Память о ней живет в углах нашей личности, и переживания могут иногда выползать оттуда  внезапно, порождая ощущения оживления того, что застыло, притворившись неживым. 

Но что же является ключом, который открывает запретную дверь?

Многочисленные истории о запретной комнате, и схожие с ними, говорят о большом значении такого фактора, как любопытство. Очевидно, это, чаще всего поощряемое качество в обществе, в действительности не всегда однозначно окрашено в светлые тона. И должно также быть под контролем. Есть некоторые виды любопытства, которые властно требуют узнать, что же там находится внутри объекта, не считаясь с желаниями самого объекта. Именно оно лежит в основе любопытства детей, отрывающих крылья бабочек, и по исследованиям психоаналитиков, может лежать в основе так называемых немотивированных преступлений. Которые на самом деле очень даже мотивированные, разве что их мотивы скрыты в бездне бессознательного. По существу, это даже не любопытство, а нарцистическое вторжение в объект. Как известно, Леонардо да Винчи, который сохранял  детское любопытство к миру до преклонных лет, имел в числе своих изобретений и машину для отрубания ног.  Мы ничего не знаем о характере Синей Бороды, но сведения, которые нам оставила история о Жиле де Рэ, подтверждают, что он с детских лет отличался очень пытливым умом. Но все же вряд ли любопытство и есть  тот ключ, скорее всего, это колечко, на котором этот ключ висит.

Хоть любопытство и есть почти неизменно упоминаемый фактор во всех этих историях, но входят в комнату все же за всемогуществом. Ева хоть и любопытна, но все-таки нарушить запрет ее заставляет фраза сатаны: “будете как боги”. Поиск всемогущества – это основной мотив, и очевидно,  ключ к запретной двери. Культура является  дверью и замком, которые все же открывается ключом, который называется желание. В том числе желание всемогущества. Жиль де Рэ был образованным и культурным человеком своего времени. И еще в молодые годы собрал коллекцию редких манускриптов в своих замках. Но в конце жизни он собрал и другую жуткую коллекцию, о которой говорили свидетели на суде. 

Очевидно, его агрессивные желания оказались сильнее запретов культуры. З.Фрейд в своей работе  “Неудовлетворенность культурой” пишет, что самое большое препятствие на пути к культуре, это склонность к агрессии человека друг против друга. И даже связывает сам вопрос судьбы рода человеческого от того, удастся ли культуре обуздать человеческий первичный позыв  агрессии и самоуничтожения. Он далеко не полон оптимизма по этому поводу. И заканчивает свою работу фразой: “Но кто может предвидеть исход борьбы и предсказать, на чьей стороне будет победа? “ То, что верно для человечества в целом, тем более имеет значение и для отдельной личности.

Сказки о запретных комнатах повествуют об агрессивных желаниях, очень архаичных, и чудовищных для того, чтобы быть осознанными современным человеком. В частности речь идет о единственном архаичном желании, которое считается побежденным культурой – о каннибализме. А также о желании всемогущества, которые заперты за дверью культуры. Но легко могут быть открыты, так как человек обладает свободой воли. В некоторых русских сказках о запретном чулане герой находит там прикованного к стене цепями змея. Который очень истощен и просит пить, так как не пил уже тысячу лет. 

Но вот стоит ли герою удовлетворять это желание, нужно хорошо подумать.  Поэтому тем, кто подходит в запретной двери и трепещет от любопытства, неплохо бы знать, что это и есть трепетание готовых ожить объектов, и вспомнить предупреждение Ф.Ницще: “Тому, кто пристально всматривается в бездну, нужно знать, что и бездна всматривается в него”. 

Использованная литература.
Кляйн М.   “О развитии психической деятельности”.
Пропп В.Я. “Исторические корни волшебной сказки”.
Фрейд З. “Тотем и табу”.
Фрейд З. “Неудовлетворенность культурой”.
Фрейд З. “Жуткое”.
Хиншелвуд Р. “Словарь кляйнианского психоанализа”.


Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика