Психологический порлат Psy-practice

Психоаналитическое понимание любви.

«Любовь – это лабиринт недоразумений, выхода из которого не существует». Каждый из любящих по сути обречен вечно постигать язык партнера, действуя на ощупь, подбирая ключи к замку, который постоянно меняется.
Говорят, о любви все сказано, но ведь дело не столько в словах, а скорее в смыслах, которые как и любовь возникают лишь в соприкосновении с другими …
Как говорил Жак Лакан, любить – это отдавать другому то, чего у тебя нет*. Иначе говоря, признавать, что тебе чего-то не хватает, и это «что-то» отдавать другому, «размещать в другом». Это не значит отдавать ему то, чем ты владеешь, – вещи или подарки; это значит отдавать то, чем ты не владеешь, что-то, что за пределами тебя самого.

Сущность любви и психоанализ. 
В анализе именно любовь оказывается его движущей силой. Я имею в виду то непроизвольное чувство, которое пациент испытывает к своему аналитику, – так называемый перенос. Это, конечно, не настоящая любовь, но у нее те же механизмы, и они выявляются на сеансах психоанализа: мы испытываем любовь к тому, кто, как нам кажется, понимает, кто мы есть на самом деле.
 Любить по-настоящему – это верить в то, что, любя кого-то, мы познаем правду о себе. Мы любим того или ту, кто таит в себе ответ (или один из ответов) на наш вопрос: «Кто я?»
Некоторые мужчины и женщины умеют вызывать к себе любовь: они знают, на какие «кнопки» надо нажать, чтобы их полюбили. Но сами они при этом вовсе не обязательно влюбляются, скорее играют в кошки-мышки со своей добычей. Чтобы любить, нужно признать, что твоя жизнь не полна, что тебе нужен другой человек, что тебе не хватает его. Те, кто считает, что они самодостаточны и могут быть совершенно одни, просто не умеют любить – им не знакомы ни риски ее, ни наслаждения. Иногда они сами это отмечают в себе и страдают от этого.
Как говорил Жак Лакан, любить – это отдавать другому то, чего у тебя нет*. Иначе говоря, признавать, что тебе чего-то не хватает, и это «что-то» отдавать другому, «размещать в другом». Это не значит отдавать ему то, чем ты владеешь, – вещи или подарки; это значит отдавать то, чем ты не владеешь, что-то, что за пределами тебя самого. А для этого надо признать свою неполноту, «кастрацию», как говорил Фрейд. А это, по существу, свойственно женщине. И в этом смысле по-настоящему можно любить только с позиции женщины. Любовь феминизирует. Вот почему влюбленный мужчина всегда немного смешон. Но если он этого смущается, боится показаться нелепым, это значит, что на самом деле он не слишком уверен в своей мужской силе.
Даже влюбленный мужчина может испытывать приступы ущемленного самолюбия, проявлять внезапные вспышки агрессии по отношению к объекту своей любви, поскольку эта любовь делает его «ущербным», зависимым. Вот почему его может тянуть к женщинам, которых он не любит: таким образом он вновь оказывается в позиции силы, от которой в любовных отношениях он отчасти отходит. Об этом писал Фрейд, говоря о расщеплении любовной жизни у мужчины на любовь и сексуальное желание**.

Женщинам свойственно раздвоение в восприятии мужчины-партнера. С одной стороны, он – любовник, доставляющий наслаждение, они испытывают к нему влечение. Но он также и мужчина любящий, феминизированный этим чувством, по существу, кастрированный. Все больше женщин предпочитают мужскую позицию: один мужчина, дома, – для любви, другие – для физического наслаждения.

Представления о социальной роли мужчины и женщины постоянно меняются, и это резко контрастирует с незыблемостью прежних времен. Для мужчин становится нормой проявление эмоций, любви, феминизация. Для женщин, наоборот, в какой-то мере характерен «сдвиг» в сторону мужского. «Любовь становится текучей субстанцией», – отмечает социолог Зигмунт Бауман *. Каждому из нас приходится придумывать собственный стиль жизни, находить свой способ любить и получать удовольствие.

«Любовь всегда взаимна», – говорил Лакан. И эту фразу часто повторяют, не понимая ее смысла. Это вовсе не значит, что достаточно полюбить кого-то, чтобы в ответ полюбили и нас. Это значит: «Раз я тебя люблю, ты тоже участвуешь в этом, поскольку в тебе есть что-то, что вызывает во мне любовь к тебе. Это взаимное чувство, потому что есть движение в обе стороны: любовь, которую я к тебе испытываю, возникает в ответ на повод для любви, который есть в тебе. Мое чувство к тебе – не только мое дело, но и твое тоже. Моя любовь говорит о тебе что-то, чего, быть может, ты сам не знаешь».

 Причины по которым мы выбираем того или иного объекта заключаются в том, что Фрейд называл условием любви, причиной желания. Это определенная черта (или их совокупность), которая для данного человека определяет его любовный выбор. Порой важны едва уловимые вещи. Например, такой причиной любви у одного из пациентов Фрейда стал луч солнца, падавший на нос увиденной им женщины!
 То, как в реальности функционирует наше бессознательное, превосходит любой вымысел. Вы даже не представляете, сколько всего в нашей жизни (и особенно в любви) строится на мелочах, на «божественных пустяках». Действительно, особенно у мужчин мы чаще находим подобные «причины любви», необходимые, чтобы запустить любовный механизм. У женщин в их выборе тоже играют роль детали, которые напоминают им об отце, матери, брате, сестре, о ком-то из детства. И все же женская форма любви скорее ближе к эротомании, чем к фетишизму: женщине важно быть любимой. Интерес к ней другого (или предполагаемый) часто является необходимым условием, чтобы вызвать ее любовь или по меньшей мере согласие на близость.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку