Опыт сегодняшней терапии. Расстановка травмы прошлого. Полезный алгоритм осознания.

...Ольга помнит, что по ходу развития отношений пыталась их как-то выровнять, но всё безуспешно: Вадим (возлюбленный девушки) как будто специально всевозможными способами толкал непрочные ещё отношения в ледяное измерение – холод (царство ссор, отторжения, неприятия, расхождений), чтобы тут же мучительно добиваться свою любимую, а добившись, снова уходил прочь, пока не бросил Ольгу совсем… Расставание для девушки было крайне-крайне тяжёлым, она пыталась покончить с жизнью, но «устояв на жизненном переломе», всё же продолжила дорогу в дальнейшее… Тем не менее сны о том периоде мучают её до сих пор (хотя прошло уже около 7 лет). Ольге хочется исцелить свою память. Отпустить боль прошлого навсегда…
 

Рабочая расстановка терапевтического запроса. Расстановка психологической травмы.

/ Материалы публикуются с разрешения клиентки. /

1. Позиция №1. Позиция травмы прошлого.

Ольга назначается «травмой своего прошлого». Она становится в её позицию, идентифицируясь с данной конкретной ролью.

Монолог ролевой позиции.

«Я травма Ольгиного прошлого. Кровоточащая рана в её душе. Сквозь меня словно бы  продето какое-то стальное колечко (или, может, рыболовный крючок) при шевелении которого рана начинает бесконечно истекать кровью. Единственная возможность излечения этой раны – избавление от инородного тела, извлечение стального крючка.»

2. Позиция № 2. Источник конкретной травмы.

Ольга назначается «корневым источником своей травмы». Становится в назначенную позицию. Идентифицируется с конкретной ролью.

Монолог ролевой позиции.

«Я источник Олиной травмы, уходящий конями в детство. Я запустил конкретные отношения, исходя из задающей программы. Родители Оли были очень несчастливы. Их страсть сводилась к выяснению отношений, шумным, тяжёлым ссорам. Первичная модель из Олиного детства стала почвой любовных отношений с Вадимом. Программа должна быть полностью отработана, осмыслена участницей, прожита, в этом случае она отпустит несчастную…»

3. Позиция №3. Альтернативный вариант продолжения токсичных отношений с Вадимом. Возможная перспектива задающей программы.

Ольга назначается «вариантом своего будущего, основанным на возможном продолжении токсичных отношений с Вадимом». Важно понять, куда такие отношения могли бы привести героиню? Оля становится в позицию новой роли. Идентифицируется с назначением, погружается в роль.

Монолог ролевой позиции.

«Я вариант альтернативного будущего для Ольги в случае продолжения отношений с Вадимом. Я выгляжу понятным для Ольги образом – у неё на глазах похожий пример подруги. Девушка в подобном положении, как «подбитая птица», много лет она зависима от милости партнёра-абьюзера – по сути служит его энергетической батарейкой: сил на своё развитие, учёбу, конструктивные реализации у героини не остаётся – она расходный материал для абьюзера, быстро и до конца отработанный... Печальное зрелище. У Ольги было бы то же…»

4. Позиция №4. Иной вариант развития истории Ольги в случае расставания с первым трудным партнёром.

Ольга назначается «вариантом своего будущего в случае прерывания токсичных отношений с Вадимом». Клиентка идентифицируется с назначенной ролью, входит (постигает) в неё…

Монолог ролевой позиции.

«Это будущее находится в совершенно ином пространстве. В измерении, схожем с текущим протагониста. Ольга проходит учёбу в столичном ВУЗе. Развивается и растёт. Рядом с девушкой уважающий её человек. Он присутствует в её настоящем. Оля благополучна, востребована, ценна. Отношения с партнёром уважительны и очень перспективны. Дороги будущего открыты. Рубежи вдохновенны. Участники счастливы и довольны… Удивительно, но без первого опыта отношений текущая платформа закрыта. Это будущее открылось для Оли только по осмыслению предыдущего опыта отношений.»

5. Позиция № 5. Конструктивный подтекст допущенной в истории травмы. Духовная часть сложившихся обстоятельств.

Ольга назначается духовно-философским замесом собственного опыта прошлого – Ангелом прошедшей истории. Для разъяснения положений. Оля идентифицируется с этой позиционной ролью. И погружается в новое назначение…

Монолог ролевой позиции.

«Я духовная часть допущенной в истории травмы. Я явилась в расстановку, чтобы открыть Оле следующее: я произошла не случайно, а исключительно во благо конкретной девушки. Я воочию показала ей схему токсичных отношений в конкретной любовной паре – провального союза, запущенного Олиным детством – союза с направлением в «никуда»… Я – бесценный опыт конкретный девушки, созидающий (по осмыслению оного) новые дороги дальнейшего…

6. Позиция № 6. Возвращение в начальную точку. К травмированной части из прошлого. Уточнение состояний.

Ольга снова возвращается в первоначальную позицию. Прислушивается к себе. Откликается из этой позиции….

Монолог назначения.

«Я травма прошлого героини. Погружаясь в себя сейчас, я с удивлением замечаю – рана более не болит – стального крючка-колечка как будто бы больше нет, остался лишь тусклый след его былого присутствия… Последнее, что важно было бы выяснить: почему Вадим бросил Ольгу? В случае обретения ответа на мой вопрос, я покину героиню совсем…»

7. Положение № 7. Позиция Вадима из прошлого. Прояснение ситуации.

Оля назначается Вадимом из точки «прошлого», человеком, бросившим её без всяких вразумительных объяснений… Героиня идентифицируется с назначенной, новой ролью. Погружается в данный образ. И даёт обратную связь…

Монолог ролевой позиции.

«Я Вадим из прошлого Ольги. Недавно, я бросил девушку. Почему?!... Во-первых, мне очень страшно… Оля тащит меня в неизведанные мной дали и я вряд ли там выживу… Это непостижимая, незнакомая, неведанная мною любовь... Я не знаю подобного отношения, опасаюсь его, боюсь... А ещё – Господи, как мне стыдно! Оля ведь страдает, я знаю... Это я её заставляю... Если обернуться вовнутрь – там огромный, вселенский стыд, космическая вина и неумение с этим справиться... Оля просит прощения, пытается разобраться. Я же не способен ответить на данном уровне, что-то очень мешает... Это не моё – точка! Понимаете – я ведь в маске, так мне привычнее: быть победителем, обольстителем, вожаком. Сняв свою маску, я обнаружу что-то глубокое, объёмное и пустое... А дальше – боль… Не хочу туда… Оставьте меня! Уйдите!!!»

8. Положение № 8. Заключительное, последнее. Позиция травмы прошлого. Отклик протагониста.

Оля снова назначается на роль своей травмы. В данном случае – в последний, рабочий раз. Вживается в неё, исследуя своё состояние.

Монолог ролевой позиции.

«Мне важно было разъяснить мотивы того Вадима. И я их, кажется, поняла... Появилось ощущение жалости к тому человеку. Знаете, чего хочется? Отнять руки «маленького» Вадима от моей «материнской» юбки и вложить в них иную, адекватную, мужскую опору. Пробую это сделать... О-о-о, у меня получилось. Вадим получит другой стержень и, наконец-то оторвался от меня-прошлой. Теперь мы не связаны...  О-о-ох, ну, надо же, стального колечка нет, не осталось и следа, даже тени – всё ушло в прошлое… Операция по извлечению инородного тела с успехом завершена... Ране осталось только поджить… Но это ей под силу. Вопрос недолгого времени.  Ведь больше нечему её рвать... Я оправлюсь, выздоровлю, проснусь…»

Ольга покинула сессию с пониманием ценности прошедших событий и принятием истории прошлых лет. Её проблема трансформировалась в полезный, значимый опыт. Груз прошлого более не гнетёт. Травма отпускает клиентку. 
Расстановка травмы помогла клиентке исследовать свой запрос, осознать неведанные до подобной работы грани своей истории, отпустить тяжёлую боль – исцелиться и успокоиться.

Приглашаю всех желающих на подобные расстановки. Подключив свою интуицию и знание конкретной стратегии мы сможем разобраться практически в любой ситуации.

Добро пожаловать на схожую практическую работу. Душевного здоровья читателям!

 

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку