Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.

Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Личные "шрамы" психотерапевта как источник любопытства и чувствительности к клиенту

Подписаться на автора Личные "шрамы" психотерапевта как источник любопытства и чувствительности к клиенту
04 Октября 2015 21:41:09
4878

Одиночество при этом рассматривается Хайдеггером в качестве модальности «быть с». В моем одиночестве я не знаю, кто есть другой, он также находится в такой ситуации. И именно принципиальное незнание друг друга позволяет нам объединиться. Иначе говоря, фактор, который позволяет мне интересоваться другим человеком, заключается в осознании того, что он – это не Я. Это нечто новое и лежит в основе мотивации контакта с другими людьми.

Думаю, что диалогово-феноменологическая терапия оказывается возможной именно благодаря этой мотивации любопытства к другому человеку. Более того, само по себе искреннее любопытство обоих участников терапии друг к другу выступает в некотором смысле источником, питающим терапевтический процесс. Отсутствие интереса к Другому у участников терапии, полагаю, является фактором, осложняющим терапевтический процесс или даже в некоторых случаях делающим его невозможным. Разумеется, сказанное особенно важно для психотерапевта, для которого любопытство к миру Другого выступает профессионально важным качеством, даже более того – условием его профессиональной работы.

Закономерно возникают соответствующие этому тезису вопросы. Существует ли источник любопытства и какова его природа? Или человек обладает определенным запасом любопытства к окружающим, который со временем истощается? Полагаю, ответы на эти вопросы могут иметь значительные последствия для современного понимания психотерапии.

Я думаю, что источником любопытства к феноменологическому полю Другого служит не что иное, как особенности, конфликты и парадоксы своей self-парадигмы. Иначе говоря, собственные психологические особенности, производные от специфического дизайна множественных хронических ситуаций низкой интенсивности, а также характерные для них способы организации контакта, включая формы контактирования, выходящие за рамки творческого приспособления, выступают постоянным источником искреннего любопытства терапевта к другому человеку.

Если максимально упростить этот тезис, то он будет звучать следующим образом: собственный «базовый психологический дефект» терапевта определяет его терапевтический стиль и особенности используемой психотерапевтической модели.

 Парадоксально, не правда ли? Тем не менее, именно так, полагаю, и обстоят дела. Успешность терапевта определяется тем, каким образом он обходится со своим «базовым дефектом». Наихудший вариант представляет собой игнорирование своих особенностей или попытка терапевта с ними справиться, выведя их за скобки психотерапевтического процесса. Такие тенденции не только непродуктивны , но и потенциально разрушительны, в том числе и для процесса психотерапии. Кроме того, они, разумеется, чреваты сильным токсическим стыдом, с которым мы можем встретиться в процессе супервизии у терапевта, который стремится не привнести «своего» в терапевтический процесс. Разумеется, такого рода нарциссический проект совершенно нереалистичен – ирония ситуации заключается в том, что ничего кроме «своего» у терапевта и нет.

При этом задача супервизии заключается в том, чтобы вернуть терапевта к осознаванию своих психологических особенностей, а не в том, чтобы очистить терапевтический процесс от личного self-багажа терапевта.

Если эта задача реализуется успешно, тогда токсический стыд терапевта или его рэкетная полярность в виде провокационного эпатажа («Да, я такой и тебе придется с этим считаться») теряют источник своей подпитки, а личные психологические особенности терапевта начинают выступать в качестве эффективного инструмента психотерапии.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

ПОЧЕМУ НАШИ МЕЧТЫ ОСТАЮТСЯ МЕЧТАМИ?
Нас любят потому, что мы успешны и успешны мы потому, что любимы. А ведь любовь -  одна из базовых потребностей человека. Пытаясь получить ее через успех, мы попадаем в замкнутый круг «мечта-успех-любовь».
Мы «заражаемся» идеей успеха, предмет которого выглядит «штампованным»: богатство, признание, здоровье и так далее. То, без чего, кажется, невозможно получить счастье и любовь. А ведь стремление к такому успеху есть социальный вирус, концепция, в тисках которой мы живем.
Как я уже говорил, концепция - это наше представление о жизни со стабильной, но ограниченной  структурой. С одной стороны это гарантирует нам стабильность мира, в котором мы живем, а с другой – стабильность наших неудач, симптомов, болезней и пр.  
Мы развиваемся, придумываем новшества и технологии, но все это скорее обслуживает концепцию чем трансформирует ее. Концепция тиражирует реальность, а мы продолжаем видеть только то, что вписывается в ее рамки.

Не хочу переживать свою жизнь! Случай из практики
Клиент М., женщина 33 лет, замужем, воспитывает 3 детей, выглядит отстраненной, равнодушной ко всему происходящему, довольно холодной. Жалуется на депрессию – апатию ко всему происходящему, резкое снижение работоспособности, утрату каких бы то ни было перспектив на будущее. Около года назад они семьей переехали из другой страны – родины М. На протяжении почти всей сессии М. рассказывала о серии трагических событий, произошедших в последний период ее жизни: от разрушения семейных отношений до фактов насилия и жесткого обращения по отношению к ней и серии смертей близких для М. людей.
КАК ПРИСУТСТВОВАТЬ В СВОЕЙ ЖИЗНИ И НЕ СХОДИТЬ ОТ ЭТОГО С УМА?
Когда перестаешь контролировать свою Жизнь привычным способом, становится страшно. Правильно ли я все делаю, не схожу ли с ума, каковы мои реакции?
В отличие от всех предыдущих навыков, где один выступает условием другого, присутствие является не результатом долгой и кропотливой тренировки, а делом актуального выбора здесь и сейчас. Иначе говоря, вы можете выбрать присутствовать в своей Жизни прямо сейчас.
ПРИЯТНАЯ НОВОСТЬ, НЕ ПРАВДА ЛИ?
Но есть одна особенность. Вам понадобится другой человек и это очень важное обстоятельство. Базовый принцип методологии Жизни заключается в том, что мы можем Быть Живыми лишь в контакте с другими людьми. Разумеется, речь идет скорее об образе другого человека, чем о реальном человеке, которого, скорее  всего, мы никогда не узнаем. Но все же этот контакт необходим. Это одна из ключевых причин, которая заставляет меня утверждать, что формирование новой культуры Жизни – культуры переживания – может быть начато чаще всего только в процессе психотерапии с подготовленным специалистом в этой области.

Мы меняемся лишь тогда, когда покидаем контакт с другими. В самом контакте нет опыта.
Присутственный контакт очень ценен по той причине, что в нем человек получает доступ к переживанию и открыт свободному потоку новых феноменов и впечатлений. Однако ассимиляции в нем не происходит. Как я уже отмечал в более ранней работе], анализируя философские взгляды Мартина Бубера, новый опыт приобретается человеком лишь при выходе из присутственного контакта. Поэтому изменения, в том числе и терапевтически значимые, обеспечиваются челноком «присутственный контакт – выход из него».
Когда один феномен узурпирует вашу Жизнь
Любой феномен, который оказался либо в процессе психотерапии, либо в процессе иных встреч и разговоров с другими людьми – близкими, друзьями, провидцами, гадалками и пр. сверхинвестирован витальностью, может с легкостью узурпировать власть в поле. Так, например, человек мог оказаться интоксицирован той или иной концепцией относительно своей жизни или относительно жизни и ценностей вообще. Он мог просто прочесть книгу, сходить на семинар по личностному или духовному росту, принять участие во встречах того или иного сообщества людей, разделяющих единые ценности и идеи. Помните, что любая концепция имеет вирусную природу. Даже самый тщательно подготовленный и продуманный тренинг, кем бы он ни был проведен, если он не ставит акцент на природе переживания человека, апеллирует к той или иной концепции. Следовательно, он просто фиксирует поле, если и предоставляя возможность человеку развиваться, то в заранее известном и рассматривающимся автором тренинга как эффективном направлении.
«Ты должна оставить ее! Ты ничем ей не можешь помочь!» Имеет ли терапевт право не продолжать психотерапию. Случай из практики
Размышляя о токсичности нашей профессии вообще и присутственного контакта, в частности, я вспоминаю один поучительный случай. Он описывает не совсем типичную профессиональную проблему, которой соответствует такое же нетипичное ее решение. И описываемая проблема, и ее решение в данном случае находятся не в сфере теории и методологии психотерапии, но в области профессиональной и личной этики. Поскольку каждый этический выбор, в отличие от предписаний морали, является уникальным, я оставляю право читателю в аналогичной ситуации сделать свой собственный. Описываемый же случай довольно ярко иллюстрирует ситуации психотерапии, присутствуя в которых, терапевт может оказаться разрушенным вслед за клиентом.

Топ публикаций
Инструментарий практического психолога. Круги близости. Инструментарий практического психолога. Круги близости. Практикующим психологам этот инструмент может быть...
Как выйти из обиды,  длиною в жизнь. Как выйти из обиды, длиною в жизнь. Механизм  выхода из обиды. Интересная история...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice