×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Не хочу переживать свою жизнь! Случай из практики

19.10.2015 13:49:39
Подписаться на автора
2786
Не хочу переживать свою жизнь! Случай из практики
Не хочу переживать свою жизнь! Случай из практики


Клиент М., женщина 33 лет, замужем, воспитывает 3 детей, выглядит отстраненной, равнодушной ко всему происходящему, довольно холодной. Жалуется на депрессию – апатию ко всему происходящему, резкое снижение работоспособности, утрату каких бы то ни было перспектив на будущее. Около года назад они семьей переехали из другой страны – родины М.

На протяжении почти всей сессии М. рассказывала о серии трагических событий, произошедших в последний период ее жизни: от разрушения семейных отношений до фактов насилия и жесткого обращения по отношению к ней и серии смертей близких для М. людей.

Удивительно было то, что обо всем этом М. рассказывала совершенно ровным тоном и с равнодушным видом. Казалось, ничто из рассказываемого не трогает ее эмоционально. Такое чудовищное рассогласование содержания рассказа и процесса переживания заставляло испытывать по ходу рассказа М. значительную тревогу.

В какой-то момент разговора я обнаружил у себя некоторую смесь из ужаса и боли.

Я поделился этими феноменами с М., что вызвало ее равнодушное недоумение, хотя уже через несколько минут М. сообщила о своем сильном раздражении ко мне, возникшее из-за того, что я заставляю ее переживать то, что она переживать давно отказалась.

Я сказал ей, что в мои ценности как психотерапевта не входит сопровождать ее на пути блокирования переживания и поддержания ее депрессии. Хотя, если она удовлетворена таким положением вещей, то может ничего не менять. М. выглядела растерянной и сказала: «Я не хочу ничего переживать, моя жизнь сейчас довольно стабильна». Я поинтересовался, говорит ли она это для меня или скорее самой себе, на что она ответила, что, разумеется, себе.

Таким образом, М. продолжала оставаться одинокой в присутствии другого человека.

Трудно предположить, что М. обратилась за психотерапией, чтобы настоять на своем одиночестве и депрессии. Хотя я убежден, что она имеет на это и основания, и право.

Я сказал ей, что уважаю ее право на одиночество и поинтересовался, комфортно ли ей в нем. М. ответила, что очень устала от него.

Тогда я попросил ее повторить сказанную немного ранее фразу «Я не хочу ничего переживать, моя жизнь сейчас довольно стабильна», разместив их в нашем контакте.

После первых же слов, произнесенных М., она разразилась в рыданиях, которые продолжались довольно долго. Когда я предложил ей поплакать, если она захочет, лично мне, она опустила свою голову на мои руки и рыдала около 10 мнут.

Впервые за последние несколько месяцев, по ее словам, у нее появилось ощущение, что она «кому-то еще небезразлична». Ощущение ужаса и боли сменилось у меня жалостью и нежностью к М., о чем я ей и сказал. Следующие несколько месяцев терапии М. были посвящены восстановлению процесса ее переживания многочисленных трагических событий ее жизни.

В настоящий момент М. строит удовлетворяющие ее сексуальные отношения с мужчиной, который заботится о ее детях и о ней самой. Появились планы на будущее, которые она с успехом реализовывает.

Предложенная иллюстрация довольно ярко демонстрирует несколько аспектов диалоговой психотерапии.

Во-первых, становится очевидной вторичность симптоматики по отношению к естественному течению процесса переживания в терапевтическом контакте.

Во-вторых, довольно ярко вырисовывается значение собственных титанических усилий М. в процессе восстановления переживания.

В-третьих, очерчивается роль терапевта, заключающаяся в сопровождении и поддержании естественной динамики переживания в контакте.

И, наконец, этот случай иллюстрирует примат собственной динамики процесса контактирования и переживания, которые оказываются иногда гораздо богаче любых терапевтических планов и стратегий.


Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика