Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Быть частью

Подписаться на автора Быть частью
23 Августа 2017 21:27:48
1127

С чувством принадлежности мы соприкасаемся в течение всей жизни — в семье, в школе, в среде друзей, на работе. Мы переживаем себя как часть чего-то, и через это можем определять самих себя: я отец или брат, я врач в такой-то клинике или студент такого-то факультета. Если по каким-то причинам среда, в которой мы оказываемся, холодна и враждебна, мы чувствуем напряжение и дистанцию, свою невключенность в сообщество других. Можем переживать себя лишними или даже невидимыми, это может быть очень болезненным.

У каждого из нас наверняка когда-то был опыт, когда его исключали откуда-то — из круга знакомых, из команды. Кого-то исключали из семьи. Для кого-то опыт переживания себя отчужденным, изолированным, — основная тема жизни. Во всех случаях мы переживаем исключение очень болезненно, оно нас глубоко ранит: вопрос «Частью чего я являюсь?» для всех нас связан с вопросом «Кто Я?» Это всегда что-то личное.

Мы живем во время, когда индивидуализм признается большой ценностью. Мы все видим себя особенными, стремимся себя проявлять более или менее творчески, соревнуемся и стараемся быть лучше других. Это и правда очень большая ценность для каждого из нас: мы имеем возможность более разнообразно переживать самих себя. У индивидуализма есть и обратная сторона: чем больше я исследую и развиваю себя, чем больше я проявляю себя вовне, тем больше я могу отдаляться от других. Я переживаю себя как уникального (и это действительно так), но в чистом виде уникальность может стать синонимом изоляции. Здесь особенно важным становится чувство принадлежности.

Когда мы переживаем изоляцию, наше желание принадлежности и контакта, отношений с другими может быть очень сильным. Настолько, что бывает уже не так важно, что за сообщество меня примет — лишь бы приняло и посчитало меня важным и ценным. В этой ситуации оказываются, например, неофиты религиозных сект: они (часто в первый раз в жизни) получают опыт принятия, человеческого тепла, признания собственной важности для группы. От этого очень непросто отказаться даже тем, кто понимает, что ничего духовного за сектой не стоит, — настолько это ценное для нас переживание.

Мы все хотим быть частью чего-то большего, принадлежать чему-то. Когда мы принадлежим чему-то, какой-то группе или процессу, мы переживаем воодушевление, радость, увлечение. Нас видят, мы можем взаимодействовать с другими, быть в отношениях с ними, у нас есть что-то общее. Это может быть очень большой поддержкой. Одновременно мы можем чувствовать, что группа ограничивает нас, делает нас менее спонтанными: я должен задуматься, прежде чем что-то сказать, или сделать — как на это посмотрят? Каким я буду в их глазах после этого?

Получается, что мы балансируем между этими двумя полюсами: индивидуальным-свободным-одиноким и коллективным-ограниченным-включенным. В этой точке можно задать себе вопрос: могу ли я переживать принадлежность к чему-то большему, которая бы приходила не извне, а изнутри меня? Могу ли я как-то на это повлиять, как-то вырастить это в себе?

В христианской и мусульманской традициях говорится о том, чтобы видеть в других своих братьев и сестер. В буддийской — о том, что мы все так или иначе были родственниками в прошлых воплощениях. Но даже если мы не исповедуем эти религии, мы можем быть не только принятыми или отвергнутыми, но и сами — принимать или отвергать.

И здесь становится видно то, в чем опыт переживания принадлежности зависит от нас: мы все можем помочь другому человеку почувствовать себя принятым, включенным, принадлежащим к чему-то большему.

И через это — естественным образом — можем пережить принадлежность сами.



Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Грусть
Спонтанно большинство из нас старается избегать грусти. Родители говорят своим детям «не плачь — ничего страшного не случилось», взрослые следуют правилам приличия и носят социальные улыбки независимо от своего настроения и состояния. В обществе мы, как правило, тем или иным образом сообщаем друг другу, что грусти следует избегать, что это чувство «плохое» или неуместное, что угрюмых людей никто не любит.
Быть частью
С чувством принадлежности мы соприкасаемся в течение всей жизни — в семье, в школе, в среде друзей, на работе. Мы переживаем себя как часть чего-то, и через это можем определять самих себя: я отец или брат, я врач в такой-то клинике или студент такого-то факультета. Если по каким-то причинам среда, в которой мы оказываемся, холодна и враждебна, мы чувствуем напряжение и дистанцию, свою невключенность в сообщество других. Можем переживать себя лишними или даже невидимыми, это может быть очень болезненным.
Почему духовные практики не работают
Когда мы говорим о духовности, мы, как правило, имеем в виду, что мир не ограничивается тем, что можно воспринять при помощи тела. Что мир — нечто большее, и за пределами нашего восприятия это большее существует само по себе, само в себе, образуя самостоятельное измерение мира — духовное. В этом смысле все, что выходит за границы нашего тела, его ощущений и эмоций, — принадлежит этому измерению.
Звучать вместе
Слово эмпатия прочно вошло в наш обыденный лексикон. Многие люди, не имеющие отношения к пси-среде, используют его достаточно активно и, кажется, в большинстве случаев к месту. Эмпатию можно понимать очень широко, как Мартин Бубер: «скользить своим чувством внутрь динамической структуры объекта, столба, или кристалла, или ветви дерева, или даже животного или человека, и, что называется, проследить его изнутри». В этом смысле мы ее переживаем, когда нас захватывает фильм или музыка, когда водитель автомобиля становитсясвоим автомобилем, а наездник становится единым целым с лошадью, интуитивно ее чувствуя. Иногда даже возникает впечатление, будто мы читаем мысли другого человека, — настолько точно удается его понять через эмпатию.
Продать душу
«За что вы были бы готовы продать свою душу? Если у вас ее нет и при этом вы ее еще не продавали, представьте, как бы вы поступили, если бы она у вас была». — Такие внешне несерьезные вопросы в сети всегда собирают большое количество остроумных ответов с отказом продаваться. Это вполне логично: никто из нас в здравом уме не откажется от самого себя. Или нет?
Like, share, repost
Недавно я был на концерте, снимал фрагмент выступления на телефон и заметил, что многие люди вокруг делают то же самое. При этом кто-то делал трансляцию в фейсбук, как и я, кто-то просто снимал. Вначале я стал думать об этом с точки зрения соотношения переживать и владеть, и о том, как часто мы не включаемся в то, что происходит вокруг, и лишаем себя этим чего-то. Тема, конечно, интересная, но на этом концерте меня (и, возможно, других, кто тоже вел трансляцию) описывает не вполне точно. Для меня здесь появляется другая тема: про то, чтобы делиться чем-то.

Топ публикаций
(НЕ)КРАСИВЫЕ САМООПРАВДАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ (НЕ)КРАСИВЫЕ САМООПРАВДАТЕЛЬНЫЕ ИСТОРИИ Из всех историй, которые люди придумывают для осмы...
Семь основных форм вины Семь основных форм вины В детстве вас приучали к чувству вины взрослые, в ...
Патологии материнской любви. Часть 2. Патологии материнской любви. Часть 2. Статья представляет собой продолжение статьи "...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice