Психологический порлат Psy-practice

Травмы 12 Апреля 2021 Макаренко Амалия

Просмотров: 1096 Поделится:

ТЕЛЕСНЫЙ ПРОЦЕСС В ИСЦЕЛЕНИИ ТРАВМЫ

Исцеление травмы требует прямого контакта с живым, чувствующим и знающим организмом

П. Левин

Работа с телом важная и неотъемлемая составляющая в терапии людей, переживших травмирующую ситуацию. Фокусирование на телесном процессе особенно важно в отношении жертв сексуального и физического насилия, чья травма и боль были преимущественно физическими. Это не означает, что телесная жизнь может быть оставлена без внимания по отношению к людям, чья травма является преимущественно эмоциональной; к любой ситуации в первую очередь приспосабливается тело.

В этой публикации я буду обращаться к истории Игоря, о которой я уже упоминала в своей статье Последняя надежда - притвориться мертвым. Изначальные жалобы Игоря – чрезмерная застенчивость, неумение вступать в коммуникацию, сложности при взаимодействии с противоположным полом, умственная пустота и отключенность в рабочих ситуациях, забывчивость, неумение постоять за себя.

Игорь, как и вся его телесная экспрессия, выражали отделенность, отчужденность изолированность. Замкнутый, находящийся в состоянии гиповозбуждения, Игорь избегал зрительного контакта и часто, казалось, совсем отсутствовал (позже Игорь рассказал, что были моменты во время терапии, когда он меня вообще не видел; уклонение от зрительного контакта со стороны жертвы перед лицом опасного хищника наблюдается во всем животном мире, в начале терапии я была одним из хищников). Это типичные маркеры, заставляющие задуматься о пережитом человеком насилии. Изучение жизненной истории Игоря подтвердило мои предположения. В детстве и подростковом возрасте мой клиент подвергался жестоким каждодневным издевательствам со стороны старшего по возрасту сводного брата (начиная с подросткового возраста, в жестоких играх брата принимали участие несколько его друзей). Жертва регулярных издевательств (подробности издевательств опущены из этических соображений) научился зажиматься, задерживать дыхание, отключаясь от своего поруганного тела. Ситуация, в которой маленькому Игорю были перекрыты все возможные попытки бегства и борьбы, требовала обращения к самой древней стратегии выживания - иммобилизации. Игорь не осознавал, что его текущие сложности и состояние являются следствием использования иммобилизирующей защитной реакции, которая из реакции трансформировалась в образ жизни и ответ на любые возникающие задачи.

В начале терапии телесная жизнь – это не то, с чем хотелось иметь дело Игорю, даже минимальное внимание к телу приводило Игоря к большему отключению и блокировало работу. Соблазн быстрого излечения в таких случаях должен быть отложен, вместо этого необходим тонкий баланс и продуманный подход, отвечающий, прежде всего, на вопрос, какая именно работа с телом будет эффективна в данный конкретный момент. Работа с телом требует формирования новых реактивных паттернов и должна начинаться с медленного погружения, не быть ни экстремальной, ни слишком мелкой. Подбор упражнений требует, чтобы они были несколько необычны для клиента, но выполнимы и при этом вызывать интерес.

В начальной фазе терапии телесно-ориентированные методы включали:

- ведение дневника телесного осознания, в который Игорь в течение дня записывал телесные ощущения (осознание температуры, уровня напряжения/расслабления, движения, вестибулярное чувство; физическая боль; зрение, слух, обоняние, чувство вкуса и пр.); телесные переживания (сканирование тела на эмоции гнева, стыда, страха, страдания, вины, сексуальности, радости; концентрация на ассоциативных процессах, связанных с телесным сканированием, – цветовое оформление выбранного контура тела);

- работа с тактильными и вкусовыми ощущениями (некоторые из домашних заданий для Игоря – растирание мышц, прикосновение к мягким и бархатистыми поверхностям, контактирование с кубиком льда, рисование пальцами, контрастный душ, принятие которого впоследствии было дополнено упражнением, предложенным П. Левином, его описание представлено ниже; тестирование пищи и напитков на успокоение, мобилизацию, "включение");

- метафорическую работу с телом (упражнения «расчлененка», «мандала моего тела», «карта моего тела» и др. родственные техники);

- работу с дыханием (дыхание - легкодоступный и быстрый способ регуляции, как во время сессий, так и между ними, вопрос «Как вы дышите?»  напрямую связан с вопросом «Как вы живете?», осознавание ног для заземления, упражнения на растяжку и расслабление ног для их оживления, экспрессивная работа  - пинать, бить, ударять, увертываться, кричать);

- игры с просодией (жужжание, гудение, пение);

- работа с границами в партнерстве (варианты упражнений "стоп", некоторые из них описаны ниже).

Призовем дух обратно в тело (упражнение П. Левина). Каждый день принимайте легкий десятиминутный пульсирующий душ. Пустив прохладную или слегка теплую воду, подставьте тело под пульсирующие струи. Сконцентрируйте свое осознавание на том участке тела, где сосредоточена ритмическая стимуляция. Поворачиваясь вокруг своей оси,  побуждайте себя переходить от одной части тела к другой. Прижмите к насадке для душа тыльную сторону рук, ладони, запястья, лицо, плечи, подмышки и т.д., делая это говорите:  « Это моя голова, шея, рука, нога и т.д.»
Варианты упражнений «Стоп». Терапевт отходит от клиента на максимальное расстояние, после чего начинает очень медленно, маленькими шагами приближаться к нему. Клиента просят быть внимательным к своим ощущениям и переживаниям. Задача клиента — почувствовать момент, когда терапевт входит в ту зону, куда его пускать не хочется, и остановить терапевта. Методы для остановки на усмотрение клиента. Терапевт следует своим ощущениям — если попытка клиента остановить его оказывается неубедительной, он продолжает движение. Далее происходит обсуждение, насколько далеко «защищаемая» граница расположена от тех границ, которые клиент ощущает своими — иначе говоря, какое расстояние удалось пройти «нарушителю границы» с того момента, когда клиент впервые это нарушение почувствовал. Затем клиент должен опробовать новые, эффективные способы защиты своих границ.
Мы практиковали это упражнение с Игорем достаточно часто, и каждый раз отмечали новые возможности понимания того, что произошло с Игорем, и какие возможные стратегии могут быть использованы ним при защите своих границ, в целом это одно из наиболее любимых упражнений моего клиента, каждый новый эксперимент проживался ним по разному и расширял диапазон возможных стратегий, а также ослаблял его застывший паттерн защитного реагирования.
Следующий вариант из серии упражнений «Стоп», который также неоднократно использовался в терапии Игоря, заключается в том, что терапевт информирует клиента о процедуре. После этого кладет свою ладонь на верхнюю часть руки клиента, оказывая некоторое давление. Клиент говорит «Стоп» через 2-5 секунд, усилием воли, не ожидая импульса это сделать. Данное упражнение позволяет клиенту пережить «углубленный в тело» опыт права сказать «Стоп».
Нужно отметить, что приблизительно на 6-7 месяце терапии, у меня появился прекрасный помощник, а у Игоря друг, в виде милого пса, с которым можно было играть, о котором нужно было заботиться, и, как оказалось, у которого можно учиться полноценному дыханию. Собаке, которую Игорь забрал из приюта, было приблизительно от 6 месяцев до года и, судя по всему, ее собачья жизнь была также полна драматизма до встречи с новым хозяином. Кроме этого, в этот же период Игорь стал посещать бассейн, известно, что во время плавания задействуются практически все мышцы организма. Эти два обстоятельства я рассматриваю как чрезвычайно важные вехи на пути исцеления моего клиента.

К концу первого года терапии Игорю удалось вступить в более полный контакт со своим телом, оживить долгое время омертвелые участки на своей телесной карте, экспериментировать с движениями и сохранять достаточно оптимистичный настрой на терапевтическую работу. Игорь удерживал позиции, которые занял благодаря постоянной работе, саморазвитию, нахождению для себя новых вариантов саморегуляции и «втелесования».  

К началу второго года терапии мы начали экспериментировать с более энергичными и более опасными методами работы с телом, если начинать их практиковать на старте терапии. Работа с телом Игоря и людей с подобными историями способствует восстановлению рефлексов, которые были потеряны, диссоциированы, или от которых отказались вследствие травмы. Естественные рефлексы борьбы и бегства у таких людей подавлены, так как человек не смог ни сражаться, ни убежать (к этому этапу работы клиент должен в полной мере овладеть методами заземления). Восстановление рефлексов борьбы и бегства в ходе аккуратной работы с телом и психотерапии дадут пережившему травму телесный якорь восстановленной способности к инстинктивному реагированию. Для того, чтобы освободить рефлекс бегства и снова обрести способность «спасаться», очень важно включать в работу реальное движение бега.

Клиент физически «бежит» на мате, представляя, как он перемещается в пространстве и времени из травматической ситуации в безопасное место к способным защитить его людям. В кабинете терапевта клиент чувствует себя в безопасности, его просят лечь на мат. Терапевт просит клиента оставаться в реальной ситуации, в которой он может проработать травму с поддержкой терапевта, и одновременно представлять себе, что он вернулся в травматическую ситуацию. Когда клиент входит в эту воображаемую реальность, актуализируется телесная память о позе и напряжениях, связанных с травматическим событием. Как только появляются признаки приближающейся реакции иммобилизации, клиента просят «бежать» на мате для того, чтобы снять мышечную «замороженность». Клиента просят представить, как он убегает из травматической ситуации в безопасное для него место. По мере овладения практикой бегства из ситуации опасности, клиент тренируется в стратегии борьбы. Когда клиент достигает центрального переживания травмирующей ситуации, его просят заставить себя бороться, чтобы выйти из состояния обездвиженности, которое возникает на пике травмирующего события.
На завершающей фазе терапии Игорь, сначала с моей помощью, а далее самостоятельно, практиковал метод фокусирования по Ю.Джендлину.

К концу нашей работы произошла интеграция, над которой мы так долго трудились, мышцы обрели нормальную, «здоровую» амплитуду ответа без замирания и отказа бороться за жизнь. Задачи, которые ставит перед Игорем жизнь, также получают адекватный, «здоровый» диапазон ответа. Рост и саморазвитие никогда не бывают завершены, но они на сегодняшний день не сосредоточены вокруг насилия. К слову, многие упражнения, которые выполнял Игорь, достаточно быстро из упражнений, направленных на исцеление, перешли в разряд упражнений, направленных на удовольствие. К таковым, например, относится упражнение, предложенное П. Левином, которое описано выше. Личность, реакции и жизнь Игоря больше не определяются его прошлым травматичным опытом.

Я благодарна Игорю за предоставленную возможность обращаться к его терапевтической истории, «столько, сколько я сочту нужным».

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку