Понятие созависимости и проблема дифиниции

Под созависимостью понимают нарушение личностных границ в области интимных, духовных взаимоотношений, в области самоидениификации: происходит слияние всех интересов человека с аддиктом. 
 
Мне кажется, что трудности определения и дифиниции этого понятия связаны в первую очередь с двумя моментами. Как ни печально, но зависимости очень широко распространены в обществе, и в "эпоху потребления" в принципе принимают масштаб эпидемии, о них много говорят, каждый второй чем-нибудь злоупотребляет, а значит, и понятия, связанные с зависимостью и созависимостью, несколько размываются. Довольно часто я встречаю синонимичное употребление понятий" созависимость" и "зависимость отношений" (или любовная зависимость). И там, и там имеет место нарушение границ между аддиктом и его окружением, близкими людьми, и наверное, не специалисту в этой области, или человеку, пребывающему внутри таких ситуаций, не всегда доступно дифференциировать понятия. 
Между тем существенным отличием является предмет зависимости: при аддикции отношений предметом зависимости являются сами отношения с другим человеком, аддикт наделяет другого высокозначимыми чертами, и через него пытается присвоить хороший объект. Другими словами, аддикт как бы считает, что сам по себе он плох, но если такой замечательный человек находится рядом, то значит, он тоже хорош. Всё интересы и внимание аддикта помещаются в значимого близкого, и чтобы их сохранить, нужно любыми способами оставить этого значимого близкого рядом. 
При созависимости же есть какой-то другой предмет зависимости: психо-активное вещество, азартные или компьютерные игры, пища и что угодно ещё, через что аддикт получает удовлетворение, и созависимостью страдает близкое окружение аддикта. Не справившись с патологическими изменениями личности зависимого, созависимый искажает границы собственной личности в отношении аддикта: например, разделяет с ним ответственность за употребление, контролируя аддикта, или обвиняет и наказывает сам себя, бессознательно поощряя аддикта к употреблению. Иначе говоря, отношения с аддиктом не являются для созависимого предметом его зависимости, в психоаналитических терминах у них скорее ситуация триангуляции: зависимый, предмет зависимости и созависимый, встраивающийся между ними различными способами.

И вторая сложность дифиниции созависимости: есть искушение назвать всех родственников аддиктов созависимыми, ведь при зависимости одного так или иначе это влияет на образ жизни всей семьи. Однако, для одних из них зависимость члена семьи остаётся лишь печальным фактом из собственной биографии, а для других начинает определять принципиальные способы построения отношений с другими людьми, зачастую повторяя разыгрывание триангуляции с зависимостью в дальнейшей жизни. И тут мне кажется, основой дифиниции будет устойчивость собственных личностных границ у родственников аддикта: если их удалось сохранить, или восстановить после опыта взаимодействия с аддиктом, то созависимости как таковой нет. 
Терапия для созависимого в любом случае должна быть нацелена на разрешение триангуляции, на расцепление собственных интересов, ценностей и планов от интересов аддикта, укрепление собственных личностных границ, усиление эго, и размещение заряженных аффектов, связанных с данной ситуацией. 
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку