Психологический порлат Psy-practice

СЪЕДОБНОЕ-НЕСЪЕДОБНОЕ: ВЛЕЧЕНИЕ К ЕДИНЕНИЮ. Пикацизм и трихотиллофагия

Есть такая известная развивающая детская игра «Съедобное-несъедобное», которая учит маленьких детей отличать, что можно есть, а что нет.

Реклама этой игры выглядит приблизительно так: «Чтобы вырасти большим, сильным, умным и здоровым, нужно  хорошо кушать! А знаешь ли ты, что можно кушать, а что нет? Тебе нужно будет определить, какой из двух предметов можно скушать, а какой нет”.

Но для некоторых детей, съдобными являются как раз несъедобные предметы, именно они в определенных условиях развития, что называются "питают" детей и приносят им утешение.

Поедание несъедобного младенцами и детьми (из МКБ-10, F98.4)

Устойчивая тяга к поеданию непищевых продуктов (таких, как земля, краски, стружки и т.д.). Этот симптом может быть частью более глубокого психического расстройства (такого, как аутизм); он также может проявляться как относительно самостоятельное психопатологическое поведение. Только в этом, последнем случае можно использовать данную рубрику. Извращенный аппетит более распространен среди умственно отсталых детей. Случаи с одновременным наличием умственной отсталости следует кодировать  в соответствии с основным диагнозом.
 

Навязчивое вырывание собственных волос, которые затем проглатываются называется трихотиллофагией.

Расстройству подвержены чаще дети, нежели взрослые. В литературе [например,Трихотилломания: клиника, диагностика, дифференциальная диагностика, лечение, Мед.новости, №1, 2014 и др.] указывается, что данное расстройство встречается в семьях с материальными проблемами, сложностями в  семейных отношениях, при соперничестве между детьми, у детей, переживающих стресс при переезде в новый дом, переходе в новую школу, с проблемами в отношениях со старшеклассниками, с учебой и учителями.

В моей практике я лишь один раз столкнулась с трихотилломанией (навязчивым выдергиваем волос; в данном случае выдергивались брови), которая возникла у моей 28-летней клиентки на фоне тяжелого стресса и которую ей удалось достаточно быстро преодолеть. С трихотиллофагией и сопутствующим ей интересом к поеданию несъедобных предметов я столкнулась в воспоминаниях моих шести уже взрослых клиенток.

Во всех известных мне случаях (которых безусловно достаточно мало) у детей возникало желание съесть предмет, принадлежащий их матерям. В пяти случаях женщины воспитывались холодными, эгоцентричными и отвергающими матерями, в одном случае трихотиллофагия и приблизительно в это же время возникший интерес к поеданию несъедобных предметов возникли после вынужденного отъезда матери за границу на работу. Таким образом, во всех шести случаях, дети испытали депривацию материнской заботы. Эти явления можно рассматривать как своего рода заботу о себе так, как ее могли реализовать маленькие дети. Представляется, что поедание собственных волос и несъедобных предметов, которые принадлежат матери (по рассказам клиенток это были помады, бусы, оторванные части пояса, пуговицы, крема, сигареты, окурки) — инкорпорация положительного материнского объекта и связи с ним. С одной стороны, эти дети питались сами собой в отсутствие питающей матери, с другой - они осуществляли попытку утолить голод по материнской заботе через присвоение съеденных предметов, которые принадлежали ей.

Если вы замечаете, что у вашего ребенка стали образовываться залысины, пропали ресницы или брови, он слишком часто стремится съесть что-то непригодное для пищи (отличать от детского любопытства), начал слишком нервно себя вести, обязательно обратите на это внимание. Вполне может случится, что простое утешение, совместное времяпровождение, поможет ребенку расслабиться и справиться с такими привычками.
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку