Травмы 10 Сентября 2019 Блищенко Алёна

Просмотров: 7418 Поделится:

Психосоматика одного заикания

Психосоматика одного заикания 

Клиентка, 23 года обратилась ко мне за помощью – психологически проработать проблему своего заикания. Пока девушка отвечала на заданные вопросы, я заметила следующее: часть текста (довольно длительную по времени и сложную по лингвистике) она произносит без каких-либо затруднений, но в точечных, отдельных местах начинаются «спотыкания» речи. Затруднения происходят не на конкретных звуках или в каком-то заданном алгоритме, а спонтанно, непредсказуемо… Первое впечатление следующее: когда клиентка увлечена сообщением и как бы отдаляется от позиции реального «Я», проблема «оставляет» её, как только девушка приближается к себе-настоящей, проблема неминуемо «возвращается»… То есть психосоматический характер данного обращения – «на лицо».

Ход работы

– Элина, давайте представим себе образ вашего заикания на стуле, напротив Вас. Представили? Хорошо… Теперь пересядьте на этот стул и вообразите себя в этом образе. Сейчас Вы – не Элина, Вы – Элинино заикание.

– Хорошо…

– Как Вы выглядите? На что Вы похожи?

– На спутанный клубок ниток…

– Так… А где Вы обитаете? В какой части тела Элины?

– В её гортани…

– Понятно… А в какой период времени Вы появились в теле Элины?

– Когда Элине исполнилось 3… Быть может, 3 с небольшим… Примерно так…

– Хорошо… Спасибо! Элина, пересядьте, пожалуйста, на свой стул. Теперь Вы – это Вы. Скажите, Вы тоже чувствуете, что проблема началась приблизительно в это время?

– Да. Именно так. Мне и родители говорили об этом…

– Поняла Вас. Скажите, а не вспоминается ли Вам что-то чрезвычайное, связанного с тем периодом жизни, что, быть может, «запустило» эту проблему?

 

– Нет, ничего чрезвычайного я не помню… (Задумывается…) Разве только… Самое первое воспоминание, приходящееся примерно на тот период… Я в садике. Конец дня... Уже достаточно поздно... Всех детишек забрали, а меня нет... Няня звонит родителям... За мной долго никто не идёт... Я одна и одна... Вечереет... Наконец, приходит отец. Очень пьяный. Еле держится на ногах. Мне противно, я чего-то боюсь. Но возвращаюсь с пьяным папой домой... Дома мама. Тоже пьяная... Буквально «распластана» на столе... Она спит... Кругом бутылки... Это всё, что я помню…

 

– Элина, ваши родители пили?

– Да. Но Вы не подумайте: они пили не всегда – только по выходным, начинали в пятницу, заканчивали вечером в воскресенье, в остальные дни были трезвые и много работали – нормальные родители, как у всех…

– Но, судя по вашему воспоминанию, Вы им крепко мешали, особенно в те самые, свободные дни? Им бы забыть про дочь, расслабиться, отдохнуть… Им бы «выключить» Вас на время. А вы – живая, требовали внимания…

– Да, наверное…

– А ведь Вы их, конечно, очень-очень любили?

– Разумеется! Как иначе?…

– И жалели, так?

– И жалела…

– И, соответственно, хотели как-нибудь выручить маму с папой? Бессознательно… Чем могли?!...

– Я не знаю…

– Зато я теперь в этом просто уверена: Вы себя «выключали», насколько смогли, по воле своих родителей, чтобы не мешать любимым папе и маме… Вам по их негласному предписанию не стоило ПРОЯВЛЯТЬСЯ, ОБРАЩАТЬ НА СЕБЯ ВНИМАНИЕ, ГОВОРИТЬ… Особенно в определённые дни…

Вздыхает… Думает…

 

– Но это ещё не всё… Помимо наложенного запрета, ваш клубок, я думаю, включает в себя непрожитый вопль возмущения в отношении проживаемых тогда обстоятельств. Крик души застрял в вашем горле спутанным, тяжёлым клубком. Элиночка, дорогая, Вы должны «выкричать» своё возмущение, разрешить ему вырваться на свободу. Встаньте, пожалуйста, и попробуйте его прокричать (можно про себя, внутренним воплем, или вслух – как получится). Повторяйте за мной, громко, в полную силу: «Мама и папа из прошлого, так нельзя! Это просто чудовищно! Я-трёхлетняя была вами брошена – одинока! Мне страшно и больно! Я тогда не справ-ля-лась! Вы запрещали мне ЖИТЬ! Но я ЖИВАЯ И БУДУ (СЛЫШИТЕ?!) БУДУ ЖИТЬ! Я ВОЗВРАЩАЮ СЕБЕ ПРАВО ГОЛОСА! ОТНЫНЕ И НАВСЕГДА! Я МОГУ И БУДУ СВОБОДНО, УВЕРЕННО ГОВОРИТЬ! ДА ИСПОЛНИТСЯ СКАЗАННОЕ! ДА БУДЕТ ИМЕННО ТАК!» А теперь представьте, как вместе с вашими выкриками ваш внутренний клубок вылетает из гортани наружу, наподобие пробки из бутылки шампанского, и отскакивает от Вас навсегда…

 

Скромная Элина, по моей настойчивой просьбе, повторила это множество раз. Стоя. В виртуальном обращении к прошлому. С усилением, форсируя голос. Каждый следующий раз всё уверенней и уверенней. При моей горячей поддержке. В паре со мной. Элина сообщила мне, что будто бы услышала символический «чмок» вылетающего клубка. Далее мы проделали короткую, но эффективную психологическую практику, наделяющую человека мощной уверенностью, душевным ресурсом, внутренним позитивом и силой.

– Элина, помните, на этом стуле некоторое время назад сидела ваша проблема. Попробуйте здесь снова присесть. Вы чувствуете эту проблему? Она всё ещё здесь?

– Нет. Её теперь нет. Определённо и точно. Но она-прежняя имела ко мне отношение. И знаете, наверное, ещё может вернуться вновь… Но сейчас её нет! Даже духа её не чувствую – совершенно!

– Хорошо! Пересаживайтесь на место. Вы – это Вы! Как дела, самочувствие?

– Очень хорошо! Я – спокойна. Клубка внутри не чувствую… (Улыбается.)

Элина ещё некоторое время отвечала на вопросы, что-то говорила, рассказывала. И верите или нет – до самого конца сессии больше не заикалась. Конечно, мы с Элиной будем встречаться снова, чтобы закреплять полученный результат, но важно то, что психосоматические источники проблемы данной клиентки найдены и в общем – хорошо обезврежены. Вот так несложно можно выйти на корни психосоматики и обеспечить их успешную ликвидацию – в случаях, когда в физиологию организма вмешивается трудная психология…

...Для укрепления описанных результатов на последующих двух сессиях предполагается большая сепарационная практика по отделению взрослой части личности данной клиентки от негативных родительских предписаний: «Замолчи!»; «Не говори!»; «Выключайся!».

Короткое описание указанной практики

Напротив клиента устанавливается стул, на котором предположительно находится субличность его родителя. Клиент попеременно пересаживается со стула на стул, находясь в активном диалоге с родителем. Диалог проводится по следующим фазам.

  1. Отреагирование накопленных чувств. (Посменно, из каждой роли.)
  2. Попеременное выражение искреннего прощения от родителя к ребёнку, от ребёнка к родителю.
  3. Попеременное выражение благодарности от родителя к ребёнку, от ребёнка к родителю.
  4. Попеременное благословление: из родительской роли в отношении к ребёнку и из детской – в отношении родителя.
  5. Виртуальная сепарация от родителя. На уровне представления мы отделяем себя от фигуры родителя, рисуя в воображении разделение общей дороги в два отдельных пути...
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку