Травмы 18 Марта 2020 Макаренко Амалия

Просмотров: 7872 Поделится:

ОТНОШЕНИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ ПРИ ПОГРАНИЧНОМ ЛИЧНОСТНОМ РАССТРОЙСТВЕ

Теория привязанности была разработана Дж. Боулби и на первый план в ней выдвигается потребность человека в формировании близких эмоциональных отношений, которые проявляются в близости  и дистанции в контакте с заботящимся лицом. Создание отношения безопасности  является целью системы привязанности, которая работает в качестве регулятора эмоционального опыта.  Со стороны матери привязанность выражается в заботе о ребенке, внимании к сигналам, которые он подает, общении с ним как с социальном существом, не ограничиваясь лишь удовлетворением физиологических нужд. Известно, что ключевой аспект пограничного расстройства личности (ПРЛ) – трудности в межличностных отношениях,  сопровождающиеся негативной аффективностью и импульсивностью.
 
В экспериментах проведенных М. Эйнсворт были выделены три основных типа привязанности: надежная и две ненадежные привязанность избегающая и амбивалентная. Позже был описан еще один тип привязанности - дезорганизованный. При этом типе привязанности мир воспринимается ребенком как враждебный и угрожающий, а поведение ребенка непредсказуемое и хаотичное.
 
Формирование дезорганизованной привязанности происходит в случаях, если объект привязанности в процессе ухода за ребенком допускает существенные и грубые нарушения этого процесса, а также не способен распознавать и чувствовать потребности ребенка. 
Ввиду того, что дезорганизованная привязанность формируется в условиях пренебрежения нуждами ребенка и грубых нарушений ухода за ним, то такая система привязанности не способна осуществить свою основную функцию: регуляцию состояния, в том числе, возбуждения, которое вызвано страхом.
При этом, часто возникновению страха у ребенка способствует реакции и поведение самих родителей. Ребенок оказывается в западне парадоксальных требований: поведение родителя провоцирует у ребенка страх, в то время как, логика системы привязанности толкает ребенка искать успокоения и разрядки аффективного состояния именно у этой фигуры.
 
Родители детей с дезорганизованным типом привязанности  характеризуются высоким уровнем агрессии, а также страдают личностными и диссоциативными расстройствами. Однако дезорганизованный тип привязанности может формироваться и в отсутствии нарушений ухода: к формированию подобного типа привязанности может приводить и гиперопека, сочетающая взаимоисключающие стратегии ухода за ребенком с неспособностью родителей регулировать возбуждение ребенка, которое вызвано страхом.
Кроме этого,  формирование дезорганизованной привязанности может происходить в условиях рассогласавания одновременно предъявляемых матерью аффективных оповещений в ее коммуникации к ребенку. Так, когда ребенок находится в состоянии очевидного дистресса, мать может одновременно подбадривать ребенка и иронизировать над ним. Ответом  на эту смешанную стимуляцию становится дезорганизованное поведение ребенка.
 
Отмечается, что в некоторых случаях матери детей, с дезорганизованным типом привязанности играя со своими детьми, проявляли неспособность к передаче мета-оповещений, которые сообщают ребенку об условности игры. Так, играя с ребенком, матери реалистично изображали хищного зверя, скалили угрожающе зубы, злобно рычали и зловеще выли, гнались за ребенком на четвереньках. Их поведение было настолько реалистично, что ребенок, не получающий от них мета-оповещений, которые подтверждали бы условность  ситуации, испытывал ужас, как будто бы оказавшись наедине с реальным преследующим их страшным зверем.
 
Согласно теории привязанности развитие самости происходит в контексте регуляции аффекта в ранних отношениях. Таким образом, дезорганизационная система привязанности приводит к дезорганизованной системе самости. Дети устроены таким образом, что ожидают, что их внутренние состояния будут тем или иным образом зеркально отражаться другими людьми. Если младенец не получает доступа к взрослому, который способен распознавать его внутренние состояния и реагировать на них, то ему будет очень сложно понять собственные переживания.
 
Для того чтобы ребенок получил нормальный опыт самосознания его эмоциональные сигналы должны аккуратно отзеркаливаться фигурой привязанности. Отзеркаливание должно быть утрированным (т.е. слегка искаженным),  чтобы младенец понял выражение чувства со стороны фигуры привязанности как часть собственного эмоционального опыта, а не как выражение эмоционального опыта фигуры привязанности. Когда ребенок не может выработать репрезентацию своего собственного опыта через отзеркаливание, он присваивает образ фигуры привязанности как часть само-репрезентации. Если реакции фигуры привязанности неточно отражают переживания ребенка ему не остается ничего иного как использовать эти неадекватные отражения, чтобы организовать свои внутренние состояния. Поскольку неточные отражения плохо накладываются на его переживания,  самость ребенка приобретает потенциал дезорганизации, то есть отсутствие единства и фрагментированность. Такой разрыв с самостью называют «чужеродной самостью» чему может соответствовать субъективные переживания  чувств и идей, которые считаются своими, но не ощущаются в качестве таковых.
 
Поведение матерей, которое вызывает у ребенка ужас, и даже шок не обязательно продиктовано их желанием по-настоящему напугать ребенка и вызвать у него ужас, такое поведение матерей обусловлено тем,  что у них не задействована способность понимания того, каким образом в психике ребенка отражаются их действия. Предполагается, что подобное поведение и реакции матерей связаны с их  собственной непереработанной травматизацией, таким образом, в коммуникацию с ребенком транслируются некоторые не интегрированные аспекты материнского травматического опыта.
Таким образом, поведение родителя настолько враждебно и непредсказуемо для ребенка, что не позволяет ему выработать какую-либо определенную стратегию взаимодействия. В таком случае ни искать близости, ни избегать ее не помогает, так как мать из человека, который должен обеспечить защиту и безопасность, сама превращается в источник тревоги и опасности. Образы и себя, и матери в этом случае очень враждебные и жестокие.
 
Одной из задач системы защит Я или системы сохранения Я заключается в компенсации неспособности дезорганизованной привязанности формировать и поддерживать стабильность психики, которая становится возможной благодаря чувству защищенности и заботы со стороны объекта привязанности.
 
Э. Бэйтман и П. Фонаги указывали на дезорганизованную привязанность как на наиболее значимый фактор, влияющий на нарушение формирования способности к ментализации. Авторы определяют ментализацию, как ключевую социо-когнитивную способность, которая позволяет людям создавать эффективные социальные группы. Привязанность и  ментализация являются связанными друг с другом системами. Ментализация берет свое начало в чувстве, что вас понимает фигура привязанности. Способность к ментализации вносит важный вклад в аффективную регуляцию, контроль импульсов, самомониторинг и чувство личной инициативы  Прекращение ментализации чаще всего происходит в ответ на травму привязанности.
 
Отсутствие ментализации характеризуется:
*Переизбытком деталей при отсутствии мотивации чувств или мыслей
*Акцентом на внешних социальных факторах
*Акцентом на ярлыках
*Озабоченностью правилами
*Отрицанием вовлеченности в проблему
*Обвинениями и придирками
*Уверенностью в отношении чувств/мыслей других людей
 
Хорошей ментализации присущи:
- в отношении мыслей и чувств других людей
* непрозрачность  - признание того что человек не знает что происходит в голове у другого  но при этом имеет некоторое представление о том что думают другие
* отсутствие паранойи
* принятие точки зрения – принятие того, что вещи могут выглядеть очень по- разному, с разных точек зрения
* искренний интерес к мыслям и чувствам других людей
* готовность к открытиям – отсутствие стремления к необоснованным допущениям о том, что думают и чувствуют другие люди
* умение прощать
*предсказуемость – ощущение того, что в целом реакции  других людей предсказуемы при наличии знаний о том, что они думают или чувствуют
- восприятие собственного психического функционирования
*изменчивость- понимание, что мнения и понимание человеком других людей могут меняться в соответствии, с тем как меняется он сам
*перспектива развития  - понимание, что по мере развития взгляды на других людей углубляются
* реалистичный скептицизм -  признание того,  что чувства могут быть запутанными
* признание пред-сознательной функции  - признание того, что человек может не осознавать  в полной мере свои чувства
*конфликт- осознание наличия несовместимых друг с другом идей и чувств
*установка на самоанализ
*интерес к различию
*осознание влияния аффекта
- само-репрезентация
*развитые педагогические навыки и навыки слушания
*автобиографическое единство
*богатая внутренняя жизнь
- общие ценности и установки
*осторожность
*умеренность
 
На понятийном аппарате привязанности и ментализации построена модель развития ПРЛ. Ключевыми компонентами этой модели являются:
1) ранняя дезорганизация первичных отношений привязанности;
2) последовавшее за этим ослабление главных социально-когнитивных способностей, дальнейшее ослабление способности устанавливать прочные отношения с фигурой привязанности;
3) дезорганизация структуры самости вследствие дезорганизованных отношений привязанности и плохого обращения;
4) подверженность временным нарушениям ментализации при интенсификации привязанности и возбуждении.
 
Нарущение ментализации вызывает возврат доменталистских режимов репрезентирования субъективных состояний, а они в свою очередь,  в сочетании с нарушениями ментализации  порождают распространенные симптомы ПРЛ.
 
Э. Бэйтман и П. Фонаги описали три режима психического функционирования, которые предшествуют ментализации: телеологический режим; режим психической эквивалентности; режим притворства.
 
Телеологический режим – наиболее примитивный режим субъективности,  при котором изменения в психическом состоянии считаются реальными, тогда когда они подтверждаются физическими действиями. В рамках этого режима действует приоритет физического. Например,  самоповреждающие акты с телеологической точки зрения  имеют смысл, так как  заставляют других людей предпринимать действия доказывающие заботу. Попытки самоубийства часто предпринимаются, когда человек находится в режимах психической эквивалентоности или притворства. При психической эквивалентности (при котором внутренне приравнивается к внешнему) суицид направлен на уничтожение чужеродной части себя, которая воспринимается как источник зла, в этом случае суицидальность стоит в ряду с другими видами самоповреждения, например с порезами. Суицид может характеризоваться и существованием в режиме притворства (отсутствие связи между внутренней и внешней реальностью), когда сфера субъективного переживания и восприятия внешней реальности оказываются полностью разделены, что позволяет человеку с ПРЛ верит, что сам он выживет, тогда как чужеродная часть будет уничтожена навсегда. В нементализируемых режимах психической эквивалентности части тела могут рассматриваться как эквиваленты специфических психических состояний. Триггером для таких актов является потенциальная потеря или изоляция, т.е.  ситуации, когда человек теряет способность контролировать свои внутренние состояния.
 
С режимом притворства связана псевдоментализация. Этот режим восприятия собственного внутреннего мира  в возрасте 2-3 лет отличается ограниченной способностью к репрезентации. Ребенок способен думать о репрезентации  до тех пор,  пока не проводится никакой связи между нею и внешней реальностью. Взрослый, занимающийся псевдоментализацией способен понять и даже рассуждать о психических состояниях до тех пор, пока они не связанны с реальностью.
 
Псевдоментализация делится на три категории: навязчивая, гиперактивная неточная и разрушительно неточная. Навязчивая псевдометализация проявляется в нарушении принципа непрозрачности внутреннего мира, расширении знаний о чувствах и мыслях за пределы специфического контекста, представление о мыслях и чувствах в безапелляционной манере и пр. Гиперактивная псевдоментализация характеризуется слишком большой энергией, которая вкладывается в размышления о том, что чувствует или думает другой человек, это идеализация инсайта ради инсайта.
 
Конкретное понимание - самая распространенная категория плохой ментализации, которая связана с режимом психической эквивалентности. Этот режим также характерен детям 2-3 лет, когда внутренне приравнивается к внешнему, страх приведений у ребенка порождает столь же реальный опыт,  какой можно ожидать от настоящего приведения. Общие индикаторы конкретного понимания таковы дефицит внимания к мыслям чувствам и потребностям других людей  чрезмерные обобщения и предрассудки, круговые объяснения  конкретные интерпретации  распространяются за рамки, внутри которых они изначально использовались.
 
Известно, что более поздняя психическая травма еще больше ослабляет механизмы управления вниманием и связана с хроническими нарушениями контроля торможения. Таким образом, формируется порочный круг взаимодействия дезорганизованной привязанности, нарушения ментализации и психической травмы, который способствует усилению симптомов ПРЛ.
 
Бейтман, Фонаги определили два типа паттернов отношений, которые часто выявляются при ПРЛ. Один из них – централизованный, другой - распределенный. Лица, которые демонстрируют централизованный паттерн отношений, описывают нестабильные и негибкие взаимодействия. Репрезентация внутренних состояний другого человека тесно связана с репрезентацией себя. Отношения наполнены интенсивными,  изменчивыми и захватывающими эмоциями. Другой человек часто воспринимается как ненадежный и непоследовательный,  который не в состоянии «правильно любить». Часто возникают страхи о неверности партнера  и покинутости. Лицам с централизованным паттерном характерна дезорганизованная,  беспокойная привязанность, при которой объект привязанности воспринимается одновременно как безопасное место и источник угрозы. Распределенный паттерн характеризуется отстранением и дистанцией. При этом паттерне отношений, по контрасту с нестабильностью централизованного паттерна, поддерживается ригидное разграничение своего и чужого.
 
Литература:
Bateman, Antony W., Fonagy, Peter. Psychotherapy for Borderline Personality Disorder. MentalizationBased Treatment, 2003.
Howell, Elizabeth F. Dissociative Mind, 2005
Main Mary, Solomon Judith. Discovery of a new, insecureAdisorganized/disoriented attachment pattern, 1996
Бейтман У., Фонаги П. Лечение пограничного расстройства личности с опорой на ментализацию, 2014
Боулби, Дж. Привязанность, 2003
Боулби, Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей, 2004
Бриш  К.Х. Терапия нарушений привязанности: От теории к практике, 2014.
Фонаги П. Точки соприкосновения и расхождения между психоанализом и теорией привязанности, 2002.
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку