Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Операция. Подготавливаясь к смерти.

Подписаться на автора Операция. Подготавливаясь к смерти.
02 Января 2017 23:14:31
2525

(От Автора: Предлагаю Вашему вниманию отрывок из дневника моей клиентки, посвященный теме страха смерти.)

Мне предстояла операция, несложная – удаление полипа методом гистероскопии. Все бы ничего, надо – значит надо, да тут врач произнесла одну ключевую фразу: «Знаете, это как аборт, выскребывание – в 9 часов пришли, а в 12 уже свободны». НЕ ЗНАЮ. Не делала. Но делала моя мама. ДО моего рождения.
Этого оказалось для меня достаточно и, учитывая мою бронхиальную астму и лекарственную аллергию, я «поняла», что могу умереть… Умереть, «задохнувшись» наркозом или не проснувшись после него, умереть от боли, если наркоз не подействует, умереть от самого процесса «абортирования», умереть от страха умереть…. А также остаться инвалидом по зрению или разбитой параличем…. И я начала готовиться к смерти.

 
Когда до операции осталась неделя, я подумала, что будет правильным и полезным поделиться этим «опытом» - своими мыслями и переживаниями на тему жизни и смерти, -  со всеми, кому это может быть интересно, и я села писать дневник…
 
Неделя до операции
 
День первый. Пятница
Ходила в Лавру. Сначала повезло - приглушили свет, и я подремывала под голоса священнослужителя и хора, на скамейке, в боковой части. Пыталась представить себе, что пришла на исповедь. Что бы я сказала? Какие мои грехи? Попыталась сформулировать, получилось не все. Тем не менее - проговорила, как могла, представляя сидящего  напротив священника. Было странное ощущение - как будто меня услышали, как будто что-то щелкнуло, "записалось" куда-то и лист перевернулся. Так бывает, когда проговариваешь что-то на сессиях. 
Сосредоточиться на чем-то определенном - не получалось, все время засыпала, хоть и меняла положение тела в пространстве. 
А потом дали свет. Я не смогла больше сидеть и пошла ходить. Понаблюдала за теми, кто поет в "хоре" - мужчины, в кожаных куртках, в перерывах шутят и улыбаются между собой. Странно. Но поют, вкладываясь душой полностью, не просто "работая на работе".
Обнаружила икону Ксении Блаженной, попробовала прочитать 3 раза тропарь, ловила себя на том, что мозг отключается на второй же строке. Увидела икону Иоанна Кронштадского, поняла, что надо "поговорить" по-настоящему. Пока сидела, заметила, что возле того места, где ставят свечки за упокой имеется «стенд» с молитвой, поэтому пошла покупать две свечки. Но тут началась церемония с обходом храма с кадилом. Сердце привычно забилось с ужасом в учащенном ритме, дыхание перехватило, и я стала искать место, где бы спрятаться. Сделала вид, что рассматриваю иконы в лавке на продажу. Но оглядывалась каждую секунду, очень боялось, что звенящее кадило окажется и здесь, передо мной.... Но нет, прошли мимо, задержавшись на несколько секунд перед жаждущими (чего?) прикосновения или слов, не знаю. Я не понимаю этих людей, стоящих на коленях, бьющих поклоны, целующих иконы, поющих на «непонятном» языке - это совсем не мой мир...
Одну свечку я поставила за упокой души недавно умершей родственницы. С трудом прочитала молитву, отключилась на втором-третьем предложении, потом пошла к Ксении. Сказала, что рада была ее здесь обнаружить, но признала, что в ее часовне на Смоленском кладбище - уютнее. Попросила не оставлять моего сына, быть с ним рядом и не дать совершить "неправильные" поступки. Прочитала еще раз тропарь. Сложно. 
Потом пошла к Иоанну. Вглядывалась в лицо. Не могу сказать, что откликнулось. Тем не менее, попросила помощи в переживании операции, сказала, что боюсь, что могу умереть, но не хочу этого. Поставила свечку. Перед обеими иконами перекрестилась по 3 раза, сама удивилась этому - мне обычно очень неловко это делать при всех. А сейчас просто опускала вниз глаза, как будто меня никто не увидит из-за этого.
Хотела уйти домой, но что-то меня не отпускало. Я снова села на скамеечку и решила подождать еще немного. Как будто что-то не доделала. Впереди был Христос, распятый на кресте. Я подумала, что он  - единственный, с кем я не поговорила, хотя, обращаясь к иконам Ксении и Иоанна, пару раз называла не их имена, а употребляла слово "Бог" (по привычке). Поговорила и с ним, сказала какую-то глупость: "Наверное, тебе больно было вот так висеть с гвоздями в руках и ногах", потом что-то еще, а потом все мои мысли вернулись к моему аналитику, и я что-то говорила Богу про него - что очень хороший человек и  что он меня сюда «привел». Просила дать ему терпения и сил, чтобы больше отдыхал, что он многим нужен.
Ушла. Шла домой с ощущением, что в Лавре все-таки слишком много народа, в часовне я себя чувствую лучше, как своя. Но, тем не менее - разговор со святыми на иконах дал ощущение живого действия, именно от этого растеплелось в душе и появилась легкость и спокойствие. Да, я была очень спокойна и в первый раз мелькнула мысль, что я не боюсь умереть.

День второй. Суббота.
Были с мамой у нотариуса. Не получилось, пойдем завтра. Пока сидела в очереди в МФЦ, размышляла на тему того, что я совершенно спокойна (относительно операции). Я впервые почувствовала, что готова умереть, почти готова, что мне не страшно. Что, если это случится, значит так тому и быть. Я уйду спокойной и счастливой. Я многое узнала и поняла в этой жизни. Мне сейчас очень хорошо. Все рабочие моменты из жизни офиса и клиентов - кажутся таким далекими и несущественными. Семья - вот, что важно.
Я распланировала неделю таким образом, чтобы успеть осуществить дела из разных областей:  посмотреть в компании психоаналитиков у *** фильм "Персона" Ингмара Бергмана (это моя тема - экзистенциальное одиночество и поиск своего смысла жизни),  разобраться с финансами и счетами, разобрать стопки медицинских бумаг, посетить бесплатный семинар по английскому языку, провести сессию, купить ребенку вещи, побольше пообщаться с мамой, прибраться в комнате, разобрать вещи в шкафу, пообщаться с коучем моего сына о его профориентации, отправить боссу  подборку документов, чтобы все тексты были под рукой (только это доделать еще нужно), попасть в четверг, если получится, еще раз в Лавру или в женский монастырь Иоанна Кронштадтского на Карповке... Это получится самой счастливой неделей в моей жизни. Спокойствие и благодать - вот, что будет главным ее отличием. Правда, довести до конца идею с подачей заявления в Росреестр о личном присутствии при сделках недвижимости - не получится. Что ж.... Жить неспешно, самой обычной жизнью, но чуть разборчивее - вот, что самое главное в неделю перед ожидаемой возможной смертью. 
"Чтобы хорошо жить - надо хорошо умереть". Да,  я это понимаю теперь. Главное - не думать о непосредственных действиях и манипуляция во время операции - все эти "биологические" моменты слишком больно визуализируются....
Плохо, что не удастся погулять на этих выходных. Сегодня сильный ветер и дождь, а завтра - нотариус и киноклуб. Но зато - я сделала биозавивку в салоне ESTEL (за 2650руб - ужас!) и хожу теперь кудрявая. Пусть это может быть недолго, но зато я этого хотела всю жизнь. Жаль только сын снова весь разболевшийся. Как сильно его колбасит после всех этих передряг, связанных с похоронами. Ужасный кашель! Невозможный. Весь сентябрь  и вот опять... Наверное, придется идти к аллергологу и садиться на базовую противоастматическую терапию...
Как растягивается время, как его много. Нет, не снаружи - внутри меня. Оно переходит в пространство, в океан, его можно потрогать и обнять. Обнять мир. Да, сейчас я могу сказать, что это одно из моих любимых упражнений Телесно-ориентированной терапии у моего тренера.
Купила, кстати, себе новую осеннюю серую с розочками шапку, вместо вязаного темно-серого берета с блестяшками. Мама сказала, что она меня молодит. Приятно!

День третий. Воскресение.
Снова были у нотариуса. Чуть не поругались: можно было приехать на подписание соглашения сегодня в 16. Но тогда бы я не попала на Киноклуб на Персону. Мама, конечно же, этого понять не может и рассмеялась мне в лицо прямо в кабинете нотариуса.... Что поделаешь. Но я все равно вышла на спокойствие. Теперь я знаю, что могу умереть раньше нее. Это немного странно, но это так.
Речь, кстати, не идет о том, что я собралась умирать (с какой стати? Жизнь - неплохая штука и я хочу еще!) или что операция обязательно приведет к смерти. Просто я использую эту возможность (предоперационного мандража) для тренировки, хочу понять - как это.... А на крайний случай (если придерживаться материалистической точки зрения Эпикура): "Там, где я - смерти нет, там, где  смерть - нет меня". Тишина, спокойствие и забвение  никто меня не трогает... - мне бы понравилось, наверное...
Вернулась после просмотра Персоны. Как сказала на обсуждении после показа: хочу вернуться на 2 часа назад, хочу чтобы НЕ СМОТРЕТЬ этот фильм. Больно, остро и не оправдал ожиданий на счет смысловой направленности. Взбесила главная героиня - тем, что Я на нее похожа; что она попала в ту же ловушку переноса, что и я, что она не смогла выбраться оттуда и оставила меня наедине с моей проблемой:))  Не попал этот фильм в мое настроение, хотя и снят, конечно, мощно...
Сын кашляет, сильно, ужасно. Я опасаюсь, что тоже начала заболевать. Это означает, что операции не будет. Интересно - это уже почти осознанное бегство получается – свеже-самопридуманное...
Хочу обратно, в размышления о смерти. Мне там спокойно и комфортно...

День четвертый. Понедельник
Написала утром сестре про операцию -  у нее был аналогичный опыт, но как оказалось - не под общим наркозом, а на обезболивающих, которые не обезболивали. Разумеется, я сразу же напугалась. Поняла, что если мне приготовлена смерть от наркоза, то я приму ее спокойно - готова принять ее. Но вот терпеть адскую боль (если не подействует обезболивающее) - не хочу. Но не могу сказать, что лучше смерть...
Днем были у нотариуса - все подписали, все одним разом подали в МФЦ. Теперь ждать 2 недели. Может быть,  мне этого уже будет не суждено получить?
"Волшебство", кстати исчезло - умиротворение пропало. Все уже не настолько "романтично".... Когда ребенок болеет с сильным астматическим кашлем и температурой - не до волшебства и романтики. Я переживаю.
Говорила  его коучем.... Почему с другими людьми он совсем другой? Неужели я настолько плохая мать?
Я, кстати, тоже  заболеваю. Определенно. Кашель, слабость в ногах, воспаленные миндалины на шее, холодный стержень в груди и красные глаза. И опять сильные давящие перемещающиеся боли в груди появились, тяжело и больно.... А хотела завтра в Лавру поехать... Получается, что и в среду на семинар по English не попадаю - жаль. Да и на операцию в таком состоянии  нельзя. Значит, надо будет брать официальный больничный, поскольку без него неприход на операцию страховая посчитает за отказ от нее и больше не предложит оплатить. Это означает, что все отложится еще на  пару недель.... Снова кардиограмму, снова кровь из вены, но уже, вероятно, за свой счет.... 18,5 тысяч – это совсем не шутка….
И новый отсчет времени?
А может, собрать волю в кулак, пойти  и сделать? Раз - и закрыть этот вопрос....

День пятый. Вторник.
Заболела. На работу не пошла, пошла к врачу. Для операции или не для, но мне нужно выздороветь. Чем раньше, тем лучше.
_______________________________________________

Два дня  спустя после операции:
 
Я действительно заболела – ОРВИ, двухнедельный обструктивный бронхит с астматическим компонентом. Перезаписаться на операцию получилось только на через 1,5 месяца. Какой размах для фантазий и… действий… 
За два дня до операции и накануне ходила в Александро-Невскую Лавру, разговаривала с Ним, с родными и близкими, ставила свечки,  молилась о здравии («Помоги остаться в живых, в трезвом уме и здравой памяти!»), просила прощения, признавалась в любви. Старалась формулировать фразы без частицы «не». Сложно, очень. Потом переписала в записную книжку правила Таинства Покаяния. Правда, поняла, что много далека от этого, и, если исповедь мне еще хоть как-то понятна, то причастие  - это что-то из мира «фантастики».
Составила завещание, постаралась максимально завершить все дела, разослала всем «замешанным» в эту тему людям необходимые инструкции и комментарии, позаботилась о финансовом вопросе, втянула в это мероприятие подругу, навесив на нее огромную ответственность (Спасибо тебе, большое, добросердечная и мужественная моя!), но больше всех, конечно, досталось моему аналитику. Нет, я не звонила ему ночью и не писала предсмертных записок, не объяснялась в любви. Но практически каждую свою сессию я начинала словами: «Я хочу поговорить о смерти». Он вздыхал, и мы говорили о смерти. О смерти, о страхе, о боли, о жизни без меня, и лишь один раз – о счастье… А еще  я попросила его позаботиться о моем сыне. И это была не просьба клиентки, это была просьба одного человека другому человеку...
Мой сын попросил запомнить все, что удастся запомнить во время операции и потом рассказать ему, пообещала. Подруга «запретила» мне умирать, сказав, что не хочет лишать себя приятной привычки проводить со мной время:) Знакомые из сферы психологии сочувствовали и понимающе «молчали». Менеджеры из школы английского языка «Don’t speak» не понимали, почему я смогу дать свой ответ по занятиям в разговорном клубе только после определенной даты. Лишь маму свою я ничем не хотела нагружать, и это было труднее всего – Не.Показать.Что.У.Меня.На.Душе…
К началу операции я была совершенно спокойна, умиротворенна. Я была готова, готова к любому развитию событий. В кармане лежал противоастматический баллончик, в руке – записка анестезиологу с перечнем препаратов, вызывающих у меня аллергию и названием перенесенного мною однажды наркоза; в сумке – телефон со снятой блокировкой, в голове – надежда на профессионализм медиков, в душе – тепло, в сердце –  знание, что важный для меня в жизни человек «держит» меня за руку, а на устах «Отче наш»…
Внутривенный наркоз подействовал мгновенно, операция заняла не больше 20 минут, еще через 10 я пришла в себя. Поняла, что все закончилось, по интонациям доносившегося до меня разговора - не понимая слов, я отличила этот разговор соседок по палате от предоперационного разговора анестезиолога с медсестрой на тему: «Какая система сигнализация лучшая, и какие машины чаще угоняют?» Это У МЕНЯ – поворотный момент жизни, это Я умирать собралась, а  у них – простая обычная работа: «Сестра, вводите наркоз, обычная дозировка», и, надо сказать – точно подобранная дозировка. Через час я уже ушла из клиники на своих, правда, слегка покачивающихся ногах. В смс, отправленном подруге значилось: «Смейся!:)))»
Спасибо всем участником этой истории, прямо или косвенно в ней задействованным! Без Вашей поддержки мне было бы намного труднее пережить процесс «абортирования самой себя из чрева самой себя». Мне было очень грустно расстаться с этой частичкой меня, но окончание чего-то одного всегда ведет к началу чего-то другого. «Жизнь приветствует Вас!» - сказал мне мой аналитик через час после операции. «Спасибо, что Вы со мной!» – ответила я.
___________________________
 
Людмила

Источник:


Теги: страх смерти, аборт, операция, молитва, жизнь
Понравилась статья? Расскажите друзьям:


Другие публикации автора:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться
  • Спасибо, познавательно и забавно. У меня был такой опыт, когда в больнице, перед несложной процедурой, попросили подписать бумагу, что в случае смерти. я не буду иметь претензий к врачам.



Топ публикаций
Самая идеальная и совершенная. Почему она одинока? Самая идеальная и совершенная. Почему она одинока? Как часто вы сталкиваетесь с девушками или женщина...
Что такое сюсюканье? Что такое сюсюканье? Попробуем вместе с вами разобраться как возникает ...
Родительский запрет на богатство Родительский запрет на богатство Одна из  психологических причин по котор...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice