×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Онкология у близких – «помогайте, а не спасайте».

24.06.2016 20:59:13
Подписаться на автора
2075
Онкология у близких – «помогайте, а не спасайте».
Онкология у близких – «помогайте, а не спасайте».


Начало  https://psy-practice.com/publications/travmy/kak_podderzhat_onkobolnogo_rodstvennika_zametka_/
Поддержка самостоятельности и инициативы больного
Каждая семья, в которой есть онкобольной, хочет ему помочь и чувствует свою ответственность за его поддержку. При этом очень важно, чтобы родные больного не забывали о своих собственных потребностях и дали возможность больному самому отвечать за свое здоровье. В основе метода Саймонтонов лежит представление о том, что каждый пациент может активно влиять на свое выздоровление. Поэтому очень существенно, чтобы в семье к нему относились как к ответственному человеку, а не как к беспомощному ребенку или жертве. 
Поддержка не должна превращать больного в ребенка
Насколько далеко должна распространяться ваша поддержка онкобольного? Лучше всего, если вам удастся поддерживать больного, не превращая его при этом в неразумного ребенка. Когда родители считают, что их ребенок еще слишком мал, они не верят в его способность принимать решения и иногда могут его просто дезориентировать. Ниже приведен пример такого варианта отношения к больному. 
Больной: Я боюсь этого лечения. Я его не хочу. Не думаю, что оно вообще мне поможет. 
Ответ, умаляющий способности больного: Ну ты же знаешь, что это необходимо! Это совершенно не больно и очень для тебя полезно. И давай больше не будем об этом говорить! 
Лечение, о котором идет речь, может быть достаточно болезненным, поэтому такой ответ является заведомой неправдой, он унижает больного, делает из него неразумного младенца и предполагает, что мы не верим, что он в состоянии сам распоряжаться своей жизнью. Когда больной или кто-то из его близких испытывает страх, очень важно, чтобы они общались между собой как взрослые люди, реалистично и открыто обсуждая вероятность риска и возможную боль. Вот пример такой реакции на страхи пациента: 
Ответ, поддерживающий больного: Я понимаю, тебе страшно. Я и сама побаиваюсь этого лечения и не очень разбираюсь во всех медицинских тонкостях. Но я - с тобой и буду с тобой все это время. Сделаю все что смогу, чтобы тебе было легче! Мне кажется, тебе стоит пройти этот курс. И еще мне кажется, что очень важно, чтобы ты, как и все мы, верил в то, что оно поможет. 
Даже в тех случаях, когда раком болен ребенок, важно предлагать ему свою поддержку и не делать из него неразумного младенца. Если ребенок болен, это еще не означает, что он не в состоянии что-то решать. Кроме того, поскольку у детей чувства запрятаны не так глубоко, как у взрослых, и им не так свойственно осуждать себя за них, то дети часто гораздо лучше справляются с тяжелыми переживаниями, чем взрослые. Если вы не будете относиться к ребенку, как к маленькому, то покажете, что верите в него.  Поэтому если ребенок боится лечения, можно ему сказать следующее:
Ответ, поддерживающий больного: Да, это может быть больно, понятно, что ты боишься. Но это лечение необходимо, чтобы поправиться, и я все время буду с тобой. 
В этом последнем «Я буду с тобой» и заключается самое главное. 
Никакие уговоры и добрые слова не идут в сравнение с тем, что вы будете вместе с близким человеком, вне зависимости от того, сколько ему лет. 
Поддерживайте, не стараясь «спасти»
Желание относиться к онкологическому больному, как к маленькому, связано со стремлением стать его «спасителем». О роли «спасителя», которую бессознательно берут на себя люди, говорил основоположник транзактного анализа - Эрик Берн и его последователь - Клод Стайнер, автор книг «Игры алкоголиков» и «Театр живых». Мы часто принимаем на себя эту роль, когда общаемся со слабыми, беспомощными и безвольными людьми, не способными отвечать за собственную жизнь. На первый взгляд, «спасая» кого-то, вы помогаете этому человеку, но на самом деле вы лишь поощряете его слабость и бессилие. 
Часто родственники больного попадаются в эту ловушку, поскольку тот нередко занимает позицию жертвы: «Я беспомощен и бессилен, попробуйте мне помочь». Позиция «спасителя» заключается в следующем: «Ты беспомощен и бессилен, но я все-таки попытаюсь тебе помочь». Иногда «спаситель» выступает в роли прокурора: «Ты бессилен и беспомощен, и в этом виноват ты сам!»
Стайнер назвал такие взаимодействия между людьми «игрой в спасение». 
Участники этой игры могут практически бесконечно меняться ролями. Тот, кто знает одну из ролей, всегда знает и вторую. Проблема состоит лишь в том, что, как и большинство всех остальных психологических игр, эта игра разрушительна. Тем, кто играет в ней роль жертвы, приходится платить за нее слишком дорогой ценой: они лишаются способности самостоятельно разрешать трудности и привыкают всегда занимать пассивную позицию. 
С точки зрения авторов, ничто не может быть так губительно для пациента, который должен взять на себя ответственность за свое выздоровление, как подобная игра. Она обычно начинается с жалоб больного на боли, опустошенность и неспособность жить нормальной жизнью. 
«Спаситель» пытается помочь, делая что-то за «жертву», «спасая» его от необходимости заботиться о себе. Такой «спаситель» ухаживает за больным, приносит ему еду и питье даже тогда, когда тот в силах сделать это сам. 
«Спаситель» может постоянно давать советы (которые обычно отвергаются) и выполнять неприятные обязанности, даже когда его об этом не просят. 
Казалось бы, «спаситель» проявляет любовь и заботу, но на самом деле он лишает больного психологической и физической самостоятельности. В конце концов все может закончиться тем, что больной почувствует злость и обиду - за то, что им манипулируют, а у «спасителя», который, опекая больного, приносил в жертву собственные интересы и потребности, возникнет к нему враждебность, которая в свою очередь может породить чувство вины за это ощущение враждебности к больному человеку. Понятно, что в результате такого взаимодействия не выигрывает никто.  Скорее наоборот, оно служит изоляции больного. Когда кто-то с позиции силы пытается защитить больного (и остальных членов семьи) от трудностей и особенно от проблем, связанных с вопросом смерти, это приводит к тому, что больной и окружающие лишаются возможности прикоснуться к самым важным для них проблемам. Более того, это способствует тому, что у всех членов семьи нарушается способность искренне выражать свои чувства. 
Точно так же опасно стремление защитить больного от других трудностей, например, не говорить ему о том, что у его сына или дочери не все в порядке в школе. Если от больного что-то скрывают, полагая, что «ему и без того не сладко», это отдаляет его от семьи в тот самый момент, когда для него очень важно чувствовать эту связь и принимать участие в общих делах. Близость между людьми возникает тогда, когда они делятся своими чувствами. Как только чувства начинают скрывать, близость теряется.
Пациент тоже может принять на себя роль «спасителя». Чаще всего это происходит, когда он «оберегает» окружающих, пряча от них свои страхи и тревоги. В этот момент он начинает чувствовать себя особенно одиноким. Вместо того чтобы защитить семью, больной практически вычеркивает ее из своей жизни, а окружающие воспринимают это как отсутствие доверия к ним. Когда людей «спасают» от чувств, они лишаются возможности переживать и реагировать на них. Иногда это приводит к тому, что у родных больного сохраняются болезненные переживания уже после того, как он выздоровел или умер. 
Точно так же, как близкие не должны пытаться уберечь больного от радостей и горестей семейной жизни, больной не должен стараться защитить их от болезненных переживаний. В конце концов, если чувства не скрывают, а выражают открыто, это только способствует психическому здоровью всех членов семьи. 
Лучше помогайте, чем «спасайте» 
Когда в семье, где один из супругов болен раком, начинается подобная «игра в спасение», это всегда легко заметить. Согласно представлениям, выработанным нашей культурой, если ты любишь человека, то в случае его болезни ты должен окружить его вниманием, взять на себя все его заботы и до такой степени во всем ему помогать, что ему вообще нечего будет делать. 
Такое отношение близких не оставляет больным никакой возможности отвечать за свое собственное благополучие, поэтому важно помогать человеку, а не подавлять его. Однако в реальной жизни бывает очень трудно определить границу между помощью и таким подавлением. Одним из отличительных признаков помощи является то, что, помогая человеку, вы делаете это потому, что хотите ему помочь, потому что это дает вам внутреннее удовлетворение, а вовсе не из-за того, что вы ждете от него чего-то в ответ. Каждый раз, когда вы начинаете сердиться или обижаться, можно с уверенностью сказать: вы сделали что-то, рассчитывая на определенную реакцию со стороны другого. Эта привычка может корениться в человеке очень глубоко, и, для того чтобы от нее отделаться, необходимо самым внимательным образом прислушиваться к своим чувствам. 
Стайнер предлагает еще три способа, помогающих определить поведение «спасителя». Вы «спасаете» кого-то, если: 
1. Вы делаете для человека что-то, чего не хотите делать, и при этом не сообщаете ему, что делаете вопреки своему желанию. 
2. Вы начинаете делать что-то вместе с другим человеком и обнаруживаете, что он переложил на вас большую часть работы. 
3. Вы не всегда даете людям понять, чего бы вы хотели. Конечно, это не значит, что, выражая свои потребности, вы будете всегда получать желаемое. Не говоря о своих желаниях открыто, вы лишаете окружающих возможности на них реагировать. 
Если вы обнаружите, что, вместо того чтобы помогать, «спасаете» кого-то, помните: жизнь больного зависит от того, насколько он сможет использовать ресурсы своего собственного организма. 
Поощряйте здоровье, а не болезнь
Если, для того чтобы поправиться, больные должны проявить силу воли и взять на себя ответственность за свою жизнь, то друзья и близкие больного часто бессознательно мешают этому, потакая болезни. Нередко они проявляют максимум любви и заботы, когда человек слаб и беспомощен, а когда он начинает выздоравливать, их любовь и забота ослабевают. 
Совершенно необходимо, чтобы жены, мужья, другие родственники и друзья больного поощряли его попытки влиять на свою судьбу. Их любовь и поддержка должны служить ему наградой за независимость и самостоятельность, а не за слабость. Если родные потакают его слабости, пациент будет заинтересован в болезни, и у него будет меньше стимулов поправиться. 
Чаще всего семья начинает «поощрять» болезнь, когда ее члены постоянно подчиняют свои собственные интересы потребностям больного. Если же в доме удается создать атмосферу, при которой учитывают нужды всех его обитателей, а не только больного, то это заставляет последнего использовать все внутренние ресурсы в борьбе за выздоровление. 
Ниже описаны некоторые рекомендации, которые помогут вам создать атмосферу поощрения здоровья: 
1. Не лишайте больного возможности самому заботиться о себе. Очень часто близкие стремятся все сделать за больного, лишая его таким образом какой бы то ни было самостоятельности. Обычно это сопровождается такими фразами, как: «Ты болен, и нечего тебе этим заниматься! Я сам все сделаю». Это может только усилить проявления болезни. Больным необходимо предоставлять возможность самим заботиться о себе, а окружающие должны хвалить их за проявление инициативы: «Какой ты молодец, что сам все это делаешь!» или: «Нам так приятно, что ты принимаешь участие в семейных делах!» 
2. Обязательно обращайте внимание на любое улучшение состояния больного. Иногда люди бывают так заняты болезнью, что забывают прореагировать на какие-то признаки улучшения. Постарайтесь замечать любые положительные изменения и показывать больному, как они вас радуют. 
3. Занимайтесь с больным какой-то деятельностью, не относящейся к болезни. Иногда создается впечатление, что кроме посещений врача, поисков лекарств и борьбы с трудностями, вызванными физическими ограничениями, в жизни больного и его близких не остается никаких других занятий. Для того чтобы подчеркнуть значение жизни и здоровья, необходимо уделять какое-то время совместным удовольствиям. Если у человека рак, это отнюдь не означает, что он должен прекратить радоваться. Наоборот, чем больше радостей доставляет человеку жизнь, тем больше усилий он будет прилагать, чтобы остаться жить. 
4. Продолжайте проводить время с больным, когда он начнет поправляться. Как уже говорилось, во многих семьях, пока человек болеет, ему уделяют много внимания и заботы, но как только он начинает поправляться, на него перестают обращать внимание. Поскольку всем приятно внимание окружающих, такая ситуация будет означать, что человек получает любовь и заботу как бы в награду за болезнь и лишается их, когда выздоравливает. Поэтому необходимо следить за тем, чтобы в период выздоровления больному уделялось не меньше заботы и любви, чем во время болезни. 
Для того чтобы ваша помощь не превращалась в «спасение» больного, каждый член семьи должен следить за тем, чтобы не забывать о собственных эмоциональных потребностях. Это, безусловно, нелегко, особенно если учесть, что в обществе существует представление об обязательности «самоотверженного» поведения родных. Если вы приносите в жертву свои эмоциональные потребности, это в конце концов вызовет у вас злость и затаенную обиду. Возможно, вы даже не осознаете и не захотите признаться себе в этих чувствах. Когда, например, муж или жена больного с возмущением стыдят детей за то, что те жалуются на необходимость менять что-то в своей жизни из-за болезни папы или мамы, какая-то часть их возмущения объясняется нежеланием признать собственные чувства подавленной обиды и досады. 
Во многих семьях потребности больного ставят на первое место, поскольку бессознательно родственники считают, что больной умрет. Иногда эту установку можно услышать в следующих словах кого-то из близких: «Возможно, нам осталось провести с ней всего несколько последних месяцев, и я хочу, чтобы все было идеально». Такое отношение приводит к двум пагубным последствиям: затаенной обиде и формированию отрицательного ожидания. Как уже говорили, чувство обиды растет и у родственников больного, приносящих ненужные жертвы, и у самого пациента, который начинает ощущать, что семья ждет от него благодарности за свою самоотверженность. Если родным удастся, сохраняя серьезное отношение к больному, в большей или меньшей степени уделять внимание собственным эмоциональным потребностям, то это снизит вероятность обид и раздражения как с той, так и с другой стороны. 

Кроме того, когда родные ради больного приносят себя в жертву, для него это может означать, что они считают его смерть неминуемой. Если в семье откладывают обсуждение долгосрочных планов или вообще стараются о них не говорить, не упоминают о том, что кто-то из знакомых заболел или умер, для больного это служит знаком, что семья не верит в его выздоровление. Люди обычно избегают того, чего боятся, поэтому подобные недоговоренности отражают их отрицательную установку. Но установка  играет важную роль в исходе заболевания, и отрицательные ожидания близких могут сильно подорвать надежду больного на выздоровление. 
Вести себя с больным необходимо так, чтобы было ясно, что вы ожидаете его выздоровления. Не обязательно верить, что он непременно поправится. Вы должны верить, что он может поправиться.  Другие представления, вольно или невольно переходящие от окружающих к больному, касаются их отношения к лечению и к лечащим врачам. Здесь тоже необходимо учитывать роль, которую положительные ожидания пациента и доверие к врачам играют в результатах лечения. Возможно, вам придется пересмотреть свою оценку и отношение к этим вещам так, чтобы они помогали пациенту поправиться. Вы входите в «группу поддержки» дорогого вам человека, и важно, чтобы вы поддерживали в нем именно стремление к здоровью. 
Конечно, лучше всего, когда семья верит и в то, что пациент способен поправиться, и в то, что назначенное ему лечение - сильный и важный союзник. Понятно, что от вас требуется слишком много, поскольку семья, как и сам больной, находится в большой зависимости от существующего в нашей культуре представления, что рак и смерть - это синонимы. И все же постарайтесь помнить, что ваши установки имеют для больного огромное значение. 
Возможность для роста и развития
Несмотря на то что тяжелая болезнь близкого человека ставит перед вами много серьезных трудностей, если вы готовы попытаться открыто и честно преодолеть их вместе с больным, то этот опыт может оказаться очень важным для вашего собственного личностного роста. Многие пациенты и их родные рассказывали, что открытость и искренность, возникшие во время болезни, сделали отношения в семье более глубокими и близкими. 
Еще одним следствием такого опыта может быть то, что, столкнувшись с вероятностью смерти дорогого вам человека, вы в какой-то степени приходите к согласию и с собственными чувствами по поводу смерти. Получив возможность косвенно соприкоснуться со смертью, вы обнаруживаете, что она перестала казаться вам такой страшной.  Иногда человек, оказавшийся лицом к лицу со своим онкологическим заболеванием и потративший много усилий, чтобы научиться влиять на его течение, в результате становится намного психологически сильнее, чем до болезни. У него возникает ощущение, что он стал «больше, чем просто здоров». То же самое можно сказать и о родных больного. Те семьи, которые смогли открыто и честно отнестись к раку, становятся «более, чем просто здоровы». Вне зависимости от того, поправится больной или нет, его семья может обрести психологическую силу, которая пригодится им в дальнейшей жизни. 


Теги: Психосоматика, Психотерапия, Медицина VS психология, Заметки психолога, Онкология, Рак
Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться
  • Здравствуйте, Анастасия! Благодарю вас за эту статью. В августе умер от рака мой муж. Мы были вместе до последней минуты его жизни. Он сам врач, рентгенолог, проработал в онкологическом диспансере более 20 лет. Я видела его мужество перед лицом правды, чувствовала "качели от желания жить до желания умереть". Он заболел после того, как был убит его сын, боль была нестерпимой, и он признался, что "хочет к нему, что не может жить без него". Здесь соединились и профессиональная "жертва" (в 50 лет на пенсию просто так не отправляют) и невосполнимая утрата, с которой муж не сумел смириться. А тело человека послушный ребёнок, оно выполнило запрос - и через полтора года после похорон сына, мы похоронили и отца. Все советы, которые вы пишите, очень важны и правильны. Спасибо вам за вашу работу.
  • Спасибо за ваш отклик. Соболезную вашей утрате, сил вам.


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика