Психологический порлат Psy-practice

О защитных ширмах деструктивной реальности. Болезни, неврозы, зависимости.

В процессе терапевтической практики, регулярно сталкиваясь с запросами на проработку зависимостей (эмоциональной, пищевой, алкогольной), а также психосоматики и неврозов, рано или поздно я, как и положено в таких случаях, выхожу на первичный, запускающий подобную проблематику, механизм, который чаще всего, если формулировать кратко, связан с определённым непереносимым событием или фактом, неосознанно вытесняемым данной личностью из актуальной сферы жизненных обстоятельств, с переключением на пристрастие или хворь.

Болезнь или зависимость в этом случае становятся «ширмой», за которую «раненая» личность прячется от того, что не способна «переварить» и «усвоить». Например…

Клиентка N подвергаясь систематическим, морально-нравственным унижениям со стороны авторитарной, но внешне очень праведной матери, в юношеский период жизни уходит в невроз навязчивых состояний, который уводит её от чудовищных осознаний двойственного поведения матери. В этом возрасте она не способна справиться с подобным морально-этическим перевёртышем, внутренне она не может ни оскорбить святой авторитет матери, ни защитить свои права и границы. Симптом даёт ей временное убежище, защищая от нерешаемой юношеской психикой проблематики.
Клиент M, попав в ловушку непримиримого противостояния властной, но почитаемой матери и обожаемой им жены, с течением времени пристращается к алкоголю, не будучи способным решить затянувшийся семейный конфликт. Алкоголь в его случае не что иное, как ширма, за которой он прячется он невыносимого факта бесконечного противоборства горячо любимых им женщин.
Клиентка K четвёртый год своей жизни находится в фантазийных, полупридуманных отношениях с лицом из виртуальной реальности, будучи не способной принять и пережить тяжёлую измену супруга с рождением ребёнка на стороне. Виртуальная любовь в её случае – измерение спасительной силы, уводящее её из жестокой реальности посттравматических обстоятельств.

Во всех озвученных случаях болезнь или зависимость являлись пусть и «обманным», но всё же выходом из непереносимых для личности предлагаемых обстоятельств в более сносные и приемлемые.

Именно поэтому работа с подобными запросами требует осторожнейшего подхода: «убери» мы сходу болезненный симптом, мы «выбьем» из-под ног травмированной личности пусть и сомнительную, но всё же «опору».

В проработке такого рода запросов имеется своя логике. Обозначу её условно, не вдаваясь в сроки и нюансы такой работы.

Первое. Добравшись до запускного события, необходимо аккуратно принять его в имеющейся, действительной форме. Таким образом «снимая» с себя подменяющие действительность «розовые очки», уводящие от реальности в вымысел. По истечении времени сделать это бывает проще, чем в момент психотравмирующих событий. Суть принятия можно выразить в приблизительной формуле: «Я признаю свои тяжёлые обстоятельства. Они, действительно, имели место в моей судьбе.»

Второе. Признав жестокую правду, выразить к ней своё честное, настоящее отношение. «Я выражаю к данным обстоятельствам неприятие и протест! Эти вещи для меня неприемлемы!»

Третье. Дифференцировать прошедшую травму с текущим периодом проживаемой жизни: прошлое позади, иносказательно – «кануло в лету», в теперешний период оно отсутствует и не влиятельно так, как прежде. Настоящее – само по себе большой, серьёзный ресурс.

Обратите внимание: сначала мы признаём, принимаем нежелательное событие, но «переварив» его в достаточной мере и осознав его урочность (то есть присвоив возможный опыт), разъединяемся с травмой окончательно и навечно (избавляясь от вредного влияния болезненных событий из прошлого). Психологическая пища усваивается по примеру физиологической: полезное остаётся, ненужное выводится навсегда.

Четвёртое. Пересматриваем актуальную ролевую позицию, признав за собой законное право не малолетнего дитя или жертвы, а вершителя своих обстоятельств. Это разрешающее право становится для личности мощным персональным ресурсом, решающим запросную проблематику. Будучи ребёнком или находясь в позиции жертвы, личность, и правда, не состоятельна в решение тяжёлой задачи: ей приходится «прятаться» и терпеть. Это в трудных обстоятельствах способ выживания. Но окрепший внутренне человек, осознавав своё бесценное право на роль вершителя персональной судьбы, становится способным влиять на свои обстоятельства, перестраивая неподходящую картину мира в улучшенную.

Пятое. Дальнейшие действия по решению ситуации связаны:

- с выработкой плана по исцелению жизненных обстоятельств,

- поиском спасительных возможных ресурсов и

- планомерным осуществлением новой программы в жизнь.

Обозначенные этапы проводятся последовательно, в индивидуально заданном темпе, с учётом персональных возможностей клиента, при участии специалиста психолога. Важно то, что в выходе из деструктивных сценариев есть своя логика и алгоритм целительной проработки.

В приведённом ниже видео я размышляю на текущую тему, с приглашением к разговору зрителей и читателей.


Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку