Травмы 26 Марта 2020 Макаренко Амалия

Просмотров: 7226 Поделится:

НАРУШЕНИЕ СПОСОБНОСТИ К МЕНТАЛИЗАЦИИ

Ментализация – это способность делать предположения и размышлять о собственных психических состояниях и состояниях других людей. Ментализация в основном предсознательна и направлена на понимание, или интерпретацию собственного поведения и поведения других людей с точки зрения психических состояний. Другими словами, способность к ментализации позволяет человеку использовать идеи для восприятия,  описания и выражения внутренней жизни, регулировать аффект и развивать последовательное чувство самости. Основа ментализации закладывается в начале жизни, когда интеракции с фигурами привязанности кодируются и интернализуются.
 
Способность к ментализации создается через взаимодействие с родителем, который отражает внутренние состояния ребенка, и который относится к нему как к личности,  которая имеет свои собственные психические состояния. Поэтому развитие ментализации у ребенка во многом определяется способностью к ментализации фигур привязанности.
 
Родители должны быть в состоянии принять психические состояния ребенка, которые он невербально выражает, уважать отдельность его внутреннего мира. Родительская способность к ментализации внутреннего мира ребенка, который заполнен его собственным содержанием, включает в себя умение придавать смысл сильным аффектам младенца.
 
Если человек, осуществляющий уход за младенцем, не в состоянии размышлять о внутренних переживаниях ребенка и соответственно реагировать, он, тем самым, лишает его базового опыта, который необходим для построения стабильного чувства своего Я.
 
Существенные нарушения в уходе за ребенком могут сильно повредить способности к ментализации,  уход который соответствует потребностям ребенка, напротив, способствует развитию,  дифференциации и интеграции аффективных Я состояний, создавая почву для ментализации. Такой ребенок став взрослым способен понимать свои внутренние состояния и думать о них.  Также он способен понимать переживания, которые являются основой поступков или реакций других людей. Такие люди хорошо различают внутреннюю и внешнюю реальность,  они осознают свои мотивы, эмоции, поведение, способны быть проницательными в отношении себя и других людей.  
 
Нарушенные отношения одновременно нарушают ментализацию  и сами подрываются за счет ее нарушения. Ментализация часто зависит от контекста, человек может успешно ментализировать в большинстве межличностных ситуаций, но способность к ментализации может быть недоступна в тех межличностных контекстах, которые вызывают сильные эмоции или активизируют идеи, которые связаны с привязанностью. Типичными примерами отсутствующей ментализаци являются следующие.
- переизбыток деталей при отсутствии мотиваций чувств или мыслей
- акцент на внешних социальных факторах, таких как школа, соседи и пр.
- акцент на физических или структурных ярлыках  (ленивый, вспыльчивый,  сообразительный)
- озабоченность правилами
- отрицание вовлеченности в проблему
- придирки и обвинения
- уверенность в отношении мыслей и чувств других людей.
Отсутствие ментализации не всегда выявляется в содержании сказанного, оно также может проявиться в стиле высказываний.
 
Одной из форм нарушения ментализации является псевдоментализация, которая делится на три категории:
- навязчивая псевдоментализация,  которая возникает, когда не соблюдается принцип отдельности или непрозрачности чужого внутреннего мира, человек полагает, что знает, что чувствует или думает  другой человек. Такого рода ментализация происходит в контексте относительно интенсивной привязанности  в которой псевдо-ментализирующий человек высказывается по поводу чувств своего партнера  но при этом покидает рамки конкретного контекста или заявляет о них в безапелляционной манере («Просто знаю и все») ;
- гиперактивная псевдоментализация – характеризуется излишне вкладываемой  энергией в размышления  о том, что думает и чувствует другой человек; человека который производит такую псевдоментализацию, может удивить отсутствие интереса  к той концепции, которую он выработал;
- разрушительно-неточная ментализация – характеризуется отрицанием объективной реальности,  неточность заключается в отрицании чувств другого человека и замещении их ложной концепцией, часто такая псевдоментализация  выскацывается в форме обвинения («Сам напросился»).
 
Самая распространенная форма плохой ментализации – конкретное понимание. Она часто свидетельствует о тотальной неспособности придавать значение  внутренним состояниям. Человеку не удается  установить связь  между мыслями  и чувствами с одной стороны,  и действиями своими и своего партнера,  с другой. Отличительная черта  такой ментализации – отсутствие гибкости  и мышление в категориях «черного» и «белого». В данном случае существует дефицит способности наблюдать за своими мыслями и чувствами, что порождает проблемы  с признанием того, что собственные мысли и чувства сказываются на других людях. Если человек не способен понять, что часто разгневан, ему сложно понять реакции других на его перманентную враждебность. Другой особенностью такой ментализации является неспособность распознавать эмоции других людей, такая неспособность может заставить человека отправиться в погоню за призраками, когда он пытается понять эмоцию партнера, которой не было. Неспособность концептуализировать психических состояний может приводить к сверхобобщениям на основе едичного выражения намерения со стороны другого человека. Например, сделанный комплимент может быть искаженно воспринят как проявление страстной влюбленности.
 
Значительное  число людей с тяжелым расстройством личности имеют избыточные способности к ментализации. Такое впечатление создается из-за того что они используют ментализацию для того, чтобы контролировать поведение других. Реакции, которых они добиваются при «нажимании кнопок» обычно негативные, например, манипулирование, чтобы вызвать гнев. Такое знание чужих «кнопок», нажим на которые запускает ожидаемую реакцию, может создать впечатление  исключительной способности к ментализации. Однако у таких людей  «чтение мыслей» других людей часто идет в ущерб способности ментализировать собственные мысли и чувства. Чаще всего такая ментализация направлена на манипулирование, которое касается тех, или иных социальных обстоятельств.
 
Крайний случай избыточной ментализации представлен у антисоциальных (психопатических) личностей,  которые садистским образом используют свои знания о чувствах других людей, такого рода манипуляции используются для того, чтобы вызвать доверие, а потом эксплуатировать отношения.
Примером избыточной ментализации является внушение чувства тревоги, вины, стыда с целью держать другого человека под контролем. Приведу пример подчеркнутой эмпатии психопатичной тети моей клиентки, которая на протяжении ряда лет «точно» понимала состояния маленькой девочки, которой сложно учиться,  а затем девочки-подростка, которая переживает муки любви. Контраст с «грубой» и «неэмпатичной» матерью сделал из тети настоящего идола привязанности. В это же время, что выяснилось гораздо позже, тетя применяла эти же уловки по отношению к матери моей клиентки, внушая ей чувства тревоги и индуцируя чувство стыда за собственное «нарадивое» дитя, которое выливалось в усиленный контроль за дочерью, которая с еще большим рвением стремилась к «понимающей» тетке.  Таким образом, обе (мать и дочь) были превращены в удобных  помощниц в нескончаемых финансовых трудностях, которые испытывала тетя моей клиентки, которые, в конечном счете, закончились для нее тюремным заключением.
Особая форма этого насильственного злоупотребления ментализаций – разрушение у другого способности думать. Человеку, который не способен к ментализации присутствие другого человека, который наделен этой способностью, представляется серьезной угрозой. Тогда он с целью избежать опасности, прибегает к простому способу разрушения способности к ментализации - приводит другого в состояние возбуждения путем угроз, унижения, крики, физического воздействия чрезмерной вербальной активности.
 
У. Бейтман и П.Фонаги указывают, что злоупотребление ментализацией связано с травмой и плохим обращением. Дети в ответ на деструктивное намерение взрослого человека к ним тормозят свою способность думать о психических состояниях своего обидчика. В этом контексте более уместна потребность травмированного человека воссоздать состояние опустошенности или панического состояния в людях для того, чтобы самому избавиться он  психической боли. Одним из проявлений посттравматического нарушения ментализации является страх собственных мыслей и психического в целом. Существуют также надежные способы отказаться от мышления  – алкоголь, наркотики, другие формы зависимости.
 
Указанные выше авторы подчеркивают, что люди с пограничным расстройством личности, как правило, являются  «нормальными» ментализаторами  в различных контекстах коммуникации, однако эта способность оказывается нарушенной  в контексте отношений привязанности. Они не в состоянии осуществлять ментализацию,  когда эмоционально возбуждены,  и по мере того как их отношения сдвигаются в сферу привязанности их способность представлять себе психические состояния другого быстро исчезает.
 
 
 
Литература
 
Bateman, Antony W., Fonagy, Peter. Psychotherapy for Borderline Personality Disorder. MentalizationBased Treatment, 2003.

Бейтман У., Фонаги П. Лечение пограничного расстройства личности с опорой на ментализацию, 2014

Линджарди В., Мак-Вильямс Н. Руководство по психодиагностике, 2019

 
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку