Психологический порлат Psy-practice

Материнская травма у мужчин. как недостающее звено в понимании женоненавистничества

Материнская травма как недостающее звено в понимании  женоненавистничества

 

Автор: Бетани Вебстер

 

Что происходит с мужчинами? 

Насилие, сексуальные домогательства – это тема, которая раскрывается в современном обществе, благодаря все большему количеству женщин, готовых признаться в том, что живут в  реальности женоненавистничества. Возникают вопросы: почему у стольких мужчин возникает неуважительное отношение к женщине, толкающее их к ненависти и насилию?  Откуда это на самом деле? И как это остановить?

Всемирно признанный эксперт по исцелению материнской травмы Бетани Уэбстер, учитывая возрастающий интерес к теме, рассказывает в этой статье о материнской травме у мужчин. Автор рассматривает материнскую травму в цепочке понимания происхождения женоненавистничества. Здесь она исследует развитие мальчиков в современном мире, гнев, который не видим на поверхности и что можно сделать, чтобы изменить ситуацию.

Оксфордский словарь определяет женоненавистничество как «неприязнь, презрение или укоренившееся предубеждение против женщин».  

Чтобы понять женоненавистничество, мы должны исследовать первые отношения мужчины с женщиной – отношения сына с  матерью.

И для девочек, и для мальчиков отношения с матерями являются одними из самых важных отношений в  жизни. Невозможно переоценить, насколько фундаментальны эти отношения и как они влияют на наше благополучие во взрослой жизни. В первые недели, месяцы нашей жизни мать - это еда, мать - это весь мир, мать - это тело, мать - это я. И для женщин, и для мужчин материнская травма является продуктом патриархата, в основе которого лежит доминирование над женщинами.

«Отношения матери и ребенка можно рассматривать как первые отношения, нарушенные патриархатом». ~ Адриенн Рич 

На уровне личности материнская травма – это бессознательно усвоенный в детстве в отношениях с матерью набор ограничивающих убеждений и паттернов.

Материнскую травму можно рассматривать в рамках от здоровых поддерживающих отношений ребенка с матерью до травмирующих отношений. На то, в каком спектре этих рамок проявляется материнская травма, влияют многие факторы. Для мужчин этими факторами являются непосредственно отношения мальчика с матерью и то, какое влияние (препятствовал или поддерживал) на их отношения имел отец. Поскольку в основе патриархата лежит именно принцип доминирования, то роль патриархального родителя мог играть как отец, так и мать. Например, некоторые мальчики могли воспринимать мать как властную и доминирующую, а отца пассивным и слабым. Другие могли воспринимать своих отцов как доминирующих, а матерей, как жертв.

«Патриархат требует от мужчин, чтобы они становились и оставались эмоциональными калеками. Поскольку это система, которая практически лишает мужчин доступа к свободе воли, любому мужчине любого статуса трудно восстать против патриархата, быть нелояльным по отношению к патриархальному родителю, будь то родитель женщина или мужчина».

Сегодня, когда мальчик растет, его отец, другие мужчины и общество знакомят его с тем, что значит быть мужчиной. Эту функцию также выполняют патриархальная культура через средства массовой информации, образование и религию. К сожалению, социализация мальчика включает в себя обучение доминированию над другими, отключение своих эмоций и обесценивание женщин. Это представляет собой индивидуальную и коллективную травму.

Исцеление собственной травмы - ключ к уничтожению патриархата.

В отличие от нашего современного мира, история цивилизации полна примеров, в которых мальчикам для  перехода в зрелость нужно пройти физические испытания, что позволяет почувствовать психологическую зрелость, благодаря суровым испытаниям. Таким образом, он выходит из комфортного детского состояния во взрослую жизнь. Позитивным аспектом такой инициации является нахождение в кругу мужчин-старейшин, в котором мальчик может почувствовать поддержку мужчин через ощущение общности, обрести эмоциональную или физическую травму, которая позволит соприкоснуться со своей внутренней силой, ответственностью и уверенностью.

Сегодня в современном мире большинство мальчиков получают травмы, но без позитивных изменений.

  Мало официальных обрядов, мало мудрых старейшин и мало мужских образцов для подражания за пределами общепринятых норм.

Общественное ожидание включает в себя обесценивание женщины, в том числе матери, приводит мужчину к когнитивному диссонансу, включающему противоречия в отношении к матери, а так же способность выражать свои эмоции, привязанность, возможность быть уязвимым. Мать в этом контексте можно рассматривать, как  «потерянный источник» для мальчика, а отца, как социализатора мальчика в мире мужчин, где мальчик по сути должен соперничать с собственным отцом по законам патриархата.

Есть потрясающая цитата Адриенн Рич в 1977 году из  книги «  », которая убедительно говорит о связи между женоненавистничеством и материнской травмой у мужчин: «Мужчины боятся феминизма в основном из-за страха, что, став «полноценными людьми», женщины перестанут быть матерями мужчинами, обеспечивать их «грудью», «колыбельной», постоянным вниманием, которые младенец связывает с матерью. Мужской страх перед феминизмом - это инфантилизм, стремление оставаться сыном матери, обладать женщиной исключительно для себя. Эти инфантильные потребности взрослых мужчин в женщинах достаточно долго сентиментализировались и романтизировались как «любовь»; пришло время признать их задержкой в развитии и пересмотреть идеальное сохранение «семьи», в которой эти потребности имеют полную свободу действий, вплоть до насилия. Поскольку закон, а также экономический и социальный порядок в значительной степени ориентированы в пользу мужчин, инфантильные потребности взрослых мужчин поддерживаются механизмом власти, который игнорирует потребности взрослых женщин. Институт брака и материнства закрепляет волю младенцев мужского пола как закон во взрослом мире».

Когда женщины рассказывают свои истории о сексуальном, физическом, эмоциональном насилии и выявляют своих обидчиков, тогда  «свобода действий», которую мужчины использовали для доминирования над женщинами дома и на рабочем месте, все более ограничивается

Женщины все менее склонны оставаться безмолвными  экранами, на которые мужчины могут безнаказанно проецировать свою отрицаемую боль.

Нападение как сексуализированная враждебность

Сексуальное насилие - это не секс, это проявление силы.  описывает это так : «Мужчины, которые проявляют такой тип поведения, невероятно злы на женщин.  Эта злость идет от жестокого обращения в детстве. Например, возможно, у них были матери, которые сами подвергались эмоциональному насилию или не защищали их от жестоких отцов. По мере того, как некоторые мужчины становятся старше, они выражают свой гнев по отношению к женщинам на языке секса. Они сексуализируют свои эмоции, потому что не знают другого способа их выразить».

Это как если бы внутренний ребенок мужского пола бессознательно оказался зажат между своим болезненным стремлением к «потерянному источнику», данному ему матерью и  культурной обусловленностью ненавидеть ее как женщину. 

Другими словами, мужчины оказываются в ловушке между естественным желанием быть человечным (способным быть эмоциональным, уязвимым и сопереживающим) и своим желанием оставаться привилегированными и в режиме доминирования. 

Дело в том, что и того и другого одновременно быть не может. Держаться за образ хозяина (патриархат) - значит все больше терять доступ к своей человечности. А чтобы стать полностью человеком, нужно отказаться от режима доминирования и всех коварных способов, которыми он может проявить себя. Никакие привилегии (богатство, власть, слава, престиж) никогда не компенсируют опустошение внутри себя, которое патриархат нанес маленькому мальчику. Никакая власть над другими никогда не восполнит эту потерянную часть себя. Ее можно найти, только выполняя внутреннюю работу по собственному восстановлению. 

Мужчина может найти этот «потерянный источник» не в виде реальных женщин, а в форме исследования и возвращения себе того, что мать или женское начало представляет в нем. 

 Например, свои чувства, мир эмоций, переживание глубокой связи с собой и чувства подлинной принадлежности к другим. Однако, чтобы получить доступ к этим жизненно важным способностям, которые были в тени, мужчинам сначала нужно начать взаимодействовать со своим внутренним ребенком, который злится из-за того, что ему отказано в удовлетворении таких важных жизненных потребностях. 

Легче спроецировать ярость на «заместителя матери» или «заместителя отца» в мире. Требуется смелость, чтобы отказаться от этих проекций и проработать гнев по отношению к внутреннему патриарху, архетипу жестокого, бесчувственного отца, который предоставил ему доступ в мир мужчин огромной ценой, ценой разлуки со своим истинным я, невинным мальчиком, который пришел в этот мир, способным выражать сочувствие, эмоциональность и уязвимость.

 Гнев относится к патриархальному отцу (собственному и / или коллективному), который предал мальчика, который приучил его отказаться от жизненно важной части себя, чтобы быть принятым в этом мире как «мужчина».

Гнев также относится к  матери, которая не смогла защитить его от этой патриархальной травмы или, возможно, сама нанесла ее. Когда люди смогут направить свой гнев туда, где он действительно должен быть, все действительно начнет меняться.

 

По своей сути, как для мужчин, так и для женщин, задача исцеления материнской травмы, в конечном счете, одинакова: отделить внутреннюю и внешнюю жизнь человека от доминирования «матери», чтобы можно было полностью реализовать свой потенциал.

В своей книге «   автор и юнгианский аналитик Джеймс Холлис блестяще формулирует это следующим образом:

«Когда мы вспоминаем, что патриархат - это культурное изобретение, изобретение для компенсации бессилия, мы понимаем, что мужчины, вопреки широко распространенному мнению, чаще являются более зависимым полом. Мужчина Мальборо, суровый индивидуалист, чаще всего попадает в засаду своей внутренней женственности, поскольку он больше всех отрицает это. Когда мужчина вынужден быть хорошим мальчиком или, наоборот, он чувствует, что он должен быть плохим мальчиком или диким человеком, он все равно, таким образом, компенсирует силу материнского комплекса. 

Я не говорю, что мужчина виноват в том, что он так уязвим, так зависим -   он просто человек. И его человеческой обязанностью является осознание того насколько глубоко каждый ребенок нуждается в «правильном» материнствеОн может претендовать на  права и возможности взрослого, держать власть в руках или держать в руках кошелек, но линии напряжения проникают глубоко в его отношения с матерью. Мужчины должны осознать и принять этот факт, а затем взять на себя ответственность, иначе они будут вечно воспроизводить инфантильные модели».

Исцеление материнской травмы для мужчин включает в себя снятие и переработку проецируемого гнева с женщин для достижения истинной цели, а так же работа с очень конкретными травмирующими событиями их детства, в которых этот гнев появился. 

Для выполнения этой глубокой внутренней работы крайне важно, чтобы мужчины получали поддержку от других мужчин, которые уже проделали значительный объем работы на этом пути, включая профессиональную поддержку со стороны терапевтов-мужчин, имеющих опыт в этой области.


В общем, внутренняя и внешняя работа мужчин включает в себя:

  1. Преодоление гнева на родителя (мать и / или отца), который предал его, заставив его отказаться от жизненно важных частей себя, чтобы считаться мужчиной в этом мире. Скорбя о том, чего ему это стоило.
  2. Откровенный рассказ о своей жизни. Признание в своих тайнах и взятие ответственности за свои действия.
  3. Обнаружение этого потерянного внутреннего источника внутри себя и восстановление его. Связь с внутренним ребенком.
  4. Искреннее раскаяние в причинении вреда другим людям и миру, когда он бессознательно отыгрывал свою боль, как лично, так и в сообществе, проявление эмпатии и сочувствия.
  5. Общение с другими сознательными людьми, идущими по пути восстановления и примирения.

В долгосрочной перспективе мужчины должны посвятить себя длительной внутренней работе. А в краткосрочной перспективе мужчинам необходимо испытать реальные последствия своих действий.

«Дело не в том, чего мужчины не знают. Речь идет о том, что мужчины слишком хорошо знают, что им это сойдет с рук. Что это будет оправдано, скрыто, рационализировано, и никто не будет привлечен к ответственности». 

 

Другими словами, пока мужчины не начнут называть вещи своими именами, и пока они не столкнутся с последствиями своего насилия, токсичное поведение будет продолжаться. По сути, мужчинам необходимо глобальное вмешательство, громкое социальное «нет», чтобы осознать реальность, на которую они не обращали внимания.

 

 

Чтобы поддержать этот процесс, мы, женщины, должны всеми силами сказать «нет» разъяренному мальчику в мужчине в нашей жизни, будь то друг, коллега, брат или муж.  Возвращаясь к цитате Рича, женщины должны отказаться от чрезмерной опеки над мужчинами.  

Мы должны « убрать грудь, колыбельную и постоянное внимание матери к ребенку». Таким образом, мужчины смогут ощутить всю глубину своего непростого положения, которое является началом длительных и значимых изменений.

Только если мужчины почувствуют болезненный пробел в том, что женщины больше не хотят делать для них, они испытают достаточную мотивацию, чтобы, наконец, вмешаться и заполнить этот пробел внутри себя, который включает: 

·         Взятие на себя ответственности за свои эмоции, научиться проживать их и обрабатывать.

·         Относиться к сексу как к способу улучшения отношений, а не как к возможности почувствовать себя сильным.

·         Успокаивает маленького мальчика внутри, когда он проявляет себя.

·         Отличать  боль прошлого от того, что происходит в настоящем.

·         Осознавать  проекции и видеть в женщинах реальных людей, а не объекты из своего прошлого.

·         Извлекать из ошибок уроки.

 

Как женщины, мы должны продолжать использовать свое право голоса и говорить о злоупотреблении властью со стороны мужчин при каждом удобном случае и поддерживать других женщин, которые терпят мужское насилие.

Как женщины, мы должны прекратить:

·         Молчать, чтобы избежать конфликта

·         Научиться видеть свои проекции на мужчин, связанные с отвержением в детстве

·         Подавлять свои чувства в их присутствии

·         Соглашаться на крохи уважения вместо того, чтобы получать то, что мы действительно заслуживаем

·         Отдавать свою силу в форме эмоциональной заботы

·         Отдавать свое время и энергию мужчинам, которые отказываются выполнять сами свою внутреннюю работу.

 

Правда в том, что женщины очень мало могут помочь мужчинам в их исцелении. Мы можем создавать исцеляющее пространство, но не можем делать за них работу.  Это их путешествие, и они должны захотеть отправиться в него. А пока давайте расширим наше понимание нашей ценности  вне мужского взгляда,  сделаем приоритетом нашу собственную внутреннюю работу и залечим собственные детские раны. Давайте придерживаться строгих границ с теми, кто не выполняет свою внутреннюю работу, и проводить больше времени с теми, кто этим занимается. Истинное сестринство - важнейший источник питания в наше время.

Использовать свой гнев, как топливо для полезных действий

Чем больше мы соприкасаемся со своей истиной женской ценностью, тем больше гнева мы будем испытывать по поводу опустошения, которое нанесла токсичная мужественность. Наш гнев является важным инструментом в это время, чтобы отказаться подчиняться угнетению любого рода, включая собственное внутреннее женоненавистничество, направленное против нас самих.

«Один подавляет то, чего боится». ~ Джеймс Холлис

Исцеление от патриархата требует, чтобы каждая «привилегированная группа» ( будь-то пол, профессия, статус, должность, уровень дохода, национальность и т.д.) активно противостояла своему невежеству, путем искреннего осознания принесенного вреда другим, который был нанесен исключительно из ощущения своей привилегированности.

Исцелиться от патриархата можно только через отказ от чувства своего превосходства и незаслуженных привилегий группы, к которой тот или иной человек себя причисляет.

Пусть за этой постоянно растущей волной женского гнева последует соответствующая волна храбрых мужчин, желающих исследовать свою внутреннюю территорию, обнять брошенного мальчика внутри себя и проработать свои гнев и горе о том, что патриархат украл у них их человечность. Глобальные изменения произойдут тогда, когда изменится достаточное количество отдельных мужчин.   Пусть мужчины возьмут на себя полную ответственность и смиренно примут этот  необходимый дискомфорт как лекарство, необходимое им для исцеления их личной и коллективной материнской травмы. И пусть женщины откажутся от того, чтобы позволять  мужчинам определять их поведение.

Использованная литература:

«Под тенью Сатурна. Мужские психические травмы и их исцеление» Джеймс Холлис

«Король, воин, маг, любовник. Новый взгляд на архетипы зрелого мужчины» Роберт Мур и Дуглас Жиллетт

«Грезы об Эдеме. В поисках доброго волшебника» Джеймс Холлис

«Обретение смысла во второй половине жизни. Джеймс Холлис

 «Перевал в середине пути». Джеймс Холлис

«Железный Джон: книга о мужчинах». Роберт Блай

«Фаллос: священный мужской образ». Юджин Моник

«Кастрация и мужская ярость» Юджин Моник

«В поисках наших отцов» Сэм Ошерсон.

«Парадокс мачо: почему некоторые мужчины причиняют боль женщинам и как все мужчины могут помочь» Джексон Кац.

Иллюстрация: «Погоня за недоумением» Эндрю Сальгадо.

Перевод – Щербакова Наталья Владимировна, психолог (перевод адаптирован под менталитет жителей Украины и России, некоторые отрывки из текста, не актуальные для нашего менталитета исключены в данном переводе).

 

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку