Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Как работать с суицидоопасным кризисом. Описание случая

Подписаться на автора Как работать с суицидоопасным кризисом. Описание случая
02 Декабря 2015 01:17:09
6102

Ниже я предлагаю вашему вниманию краткую иллюстрацию терапевтической работы, основанной на предложенной модели психологической помощи. В ней вы можете обнаружить последовательность терапевтического процесса, разворачивающегося в феноменологическом поле, определяемого острыми суицидальными тенденциями, развернувшимися на фоне острого травматического события, переживаемого клиентом. 

Схематически эта последовательность может быть представлена следующей цепочкой: принятие уникальности феноменологической картины происходящего
– восстановление чувствительности к психической боли
– поддержка процесса переживания всех возникающих в поле феноменов (без элективной включенности фасилитатора, и с акцентом на естественной терапевтической динамике поля)
– восстановление способности к творческому приспособлению.

Р., девушка 24 лет, обратилась за помощью в остром суицидальном кризисе. Несколько месяцев назад она столкнулась с чрезвычайным по силе событием в своей жизни – ее молодой человек, за которого она собиралась замуж, трагически погиб в автокатастрофе. Р. потеряла всякий вкус к жизни, чувствовала себя опустошенной и уже длительное время пребывала в депрессии.

Любые попытки переживания случившегося были ей недоступны. С горечью и болью в голосе она рассказывала, что никто ее не понимает и не может поддержать. Подруги пытались отвлечь ее внимание от события к другим делам и занятиям.

Родители сказали нечто вроде: «Не расстраивайся, доченька. Ты найдешь себе еще лучшего парня, чем прежний». По всей видимости, и подруги и родители исходили из самых лучших побуждений, но по очевидным причинам, упоминавшимся выше, не могли присутствовать в жизни Р., поскольку исходили из отличной феноменологической ситуации. Для Р. же случившееся в ее жизни оказалось событием не просто трагическим, а совершенно уникальным (чего, кажется, не понимали или боялись понять ее близкие).

Невозможность принять ситуацию в свою очередь блокировало процесс ее переживания. Моей первичной терапевтической задачей на этом этапе было немедленное принятие всей уникальности ситуации, в которой оказалась Р.

Я сказал ей, что утрата, которую она понесла, безвозвратна, и что я замечаю невозможность для Р. каким-либо образом в настоящий момент ее компенсировать. После этого Р. впервые посмотрела мне прямо в глаза и расплакалась, процесс переживания сейчас мог быть восстановлен.

Р. рассказывала о той боли, которая не покидает ее ни на минуту. До сих пор ей приходилось «оставаться с невыносимой болью в одиночестве». Сейчас же боль могла быть размещена в отношениях с другим человеком, а, следовательно, быть пережита и облегчена.

Спустя некоторое время (прошло около 2 месяцев терапии) глухая недифференцированная боль, которую Р. переживала в нашем контакте, постепенно начала трансформироваться в более дифференцированные переживания. Р. вдруг осознала сильное чувство ярости к погибшему, что очень удивило и смутило ее. Однако после моего комментария об отношении к этому чувству как к естественному Р. смогла выразить и пережить также и его.

Вскоре ярость сменилась гневом, основным мотивом которого оказалось представление Р. о том, что погибший молодой человек ее бросил одну в мире, где она не находит никакого смысла для жизни. Первоначально существующий в связи с этим в фоне стыд и образ себя как «злой, жестокой и бесчувственной» трансформировались в образ «брошенной, ранимой и чувствительной» и ассимилировались в self.

Социальная активность Р. стала понемногу восстанавливаться, хотя и с некоторыми сложностями, поскольку ей «трудно и почти невыносимо было находиться в обществе людей, которые могут радоваться жизни». Облегчение наступило тогда, когда Р. в общении с другими людьми перестала претворяться и стараться жить искусственной жизнью с целью адаптироваться к окружению любой ценой, а стала переживать свою собственную жизнь, какой бы тяжелой на этом этапе она ни была. На этом этапе терапии (около полугода с ее начала) суицидальные тенденции перестали быть столь острыми и постоянными, как это было вначале.

Далее в процессе переживания, поддерживаемого нами в терапии, появилась печаль, относящаяся к утрате близкого человека, и благодарность за то, что он был в жизни Р. В этот период терапии боль, испытываемая Р., перестала восприниматься ею как невыносимая, помимо нее стали появляться также феномены переживания, не связанные с произошедшим трагическим событием, а имеющие отношения к актуальному периоду жизни Р. Часть душевных сил молодой женщины смогла переместиться в процесс переживания событий, которые происходили в настоящее время. Суицидальные мысли больше не беспокоили Р., хотя она по-прежнему выглядела немного растерянной, хрупкой и ранимой. Спустя год после произошедшей трагедии щемящая боль все еще, конечно же, жила в раненом сердце Р. Однако отчаяние, формирующее «кромешный ад существования», исчезло и больше не напоминало о себе.

Впервые за время после потери близкого человека в жизнь Р. понемногу стали возвращаться радость и удовольствие. В жизнь Р. также вернулись блокированные длительное время представления о своей женской привлекательности, появилась симпатия к некоторым окружающим ее мужчинам.

Это был значительный прогресс в терапии Р., так как до этого момента любые сексуальные образы и фантазии вызывали у нее отвращение и почти фобию. На этом этапе терапии (около 1,5 лет с момента ее начала) появившееся сексуальное возбуждение также в первый момент сопровождалось некоторой выраженной смесью страха и стыда, поскольку интерпретировалось ею как предательство прежних, все еще самых ценных в ее жизни отношений. Витальная борьба страха и стыда с одной стороны и удовольствия и возбуждения, с другой продолжалась некоторое время. Мы не спешили разрешать этот конфликт фасилитацией какой-то одной «правды».

Преждевременное разрешение конфликта до образования тупика, на мой взгляд, оказалось бы очередным нарциссическим (в смысле предательства естественного процесса переживания) проектом травмированного человека, что неизбежно повлекло бы за собой «травматический откат» в виде невозможности ассимиляции сформированного в процессе терапии опыта и хронификации «побежденной self-тенденции» (будь то удовольствие, или же, наоборот, стыд) в неосознаваемой психической оппозиции.

Однако вскоре в процессе терапии для Р. оказалось возможным пережить мучительное состояние тупика, релевантного этому выбору, и интегрировать образ себя как «преданной и любящей женщины» и возникающие у нее сексуальные переживания. Из «пепла сжигающей боли трагедии» родилась женщина «имеющая право на любовь». В настоящее время Р. встречается с молодым человеком, который ей нравится, и они собираются пожениться. Для прохождения вместе этого нелегкого пути от «очарованностью» дыханием смерти почти навязчивого свойства до восстановления витальности жизни нам понадобилось около 2 лет.

Представленная терапевтическая виньетка иллюстрирует процесс терапии клиента с острыми и значительно выраженными опасными суицидальными тенденциями, внутренним содержанием которых являлся блокированный в своем протекании процесс острого горя.

Тем не менее, предложенная в статье модель психологической помощи людям в суицидоопасном кризисе оказывается эффективной также и в других случаях, имеющих различную феноменологическую картину.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Комментировать:


Другие публикации автора:

Психическая боль и травма: как обходиться в психотерапии с ней
Сегодня я хотел бы более детально остановится на важнейшем феномене, имеющим отношение к динамике психической травмы. Речь пойдет о психической боли. Стоит заранее отметить, что сказанное будет иметь отношение, как к феномену острой травмы, так и к посттравматическому стрессовому расстройству.


Настоящий контакт возможен лишь при условии возможности отказа от него
Присутствие неотъемлемо от свободного выбора. Оно невозможно, если способность к выбору парализована. При этом контакт разрушается либо деформируется. Он либо парализован вовсе, как например, это происходит в случае психической травмы. Особенно отчетливо мы можем обнаружить такое положение вещей в ситуации насилия, когда жертва просто не имеет возможности покинуть контакт, который уже является для нее токсическим. Либо, другой вариант, контакт начинает регулироваться аварийным способом, который обеспечивает человеку self-парадигма.
КОНТАКТ КАК ВЫЗОВ ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ
Как мы привыкли понимать контакт и почему это понимание не работает в методологии переживанием? Как изменяя способ строить контакт можно изменить свою жизнь?
Переживание возможно лишь в присутственном, а следовательно, близком контакте.
НО КАК МЫ ПРИВЫКЛИ ПОНИМАТЬ КОНТАКТ?
Уверен, что вы думаете, будто бы управляете, ну или по крайней мере, можете управлять контактом с окружающими вас людьми – коллегами, подчиненными, начальниками, родными, друзьями и др. В противном случае вам бы пришлось пересмотреть всю идеологию отношений.
НО ИМЕННО ЭТО Я И ПРЕДЛАГАЮ ВАМ СДЕЛАТЬ.
Вся практическая социальная психология пестрит идеями относительно того, как правильно и эффективно строить контакт с другими людьми, как правильно вести переговоры, как управлять другими людьми и влиять на них. Сама идея менеджмента и психологии управления основана на этом базовом тезисе. Вполне логичным этот тезис делает фундаментальная методология контакта, основанная на том, что каждый из участников встречи делает свои вклады в контакт. А сам контакт представляет собой сумму  и динамику этих вкладов.

Правда и ложь в психотерапии
Стоит ли пытаться найти «правду» в терапии, отыскивая несоответствия в рассказе клиента? Важно ли знать, обманывает он или нет? Извечные вопросы, которые на разных этапах своего профессионального развития так или иначе задает себе психотерапевт. Полагаю, поиск ответов на них – одно из самых бесполезных занятий как для терапевта, так и для супервизора.
Концепция ЛИЧНОСТИ как попытка справится с хаосом культуры
Психология, на гербе которой яркими красками нарисована возможность управления собой и другими, оказывается вовлеченной в качестве средства в реализацию глобальной задачи, которую ставит перед ней современная культура. И эта задача заключается в оснащении человека инструментом совладания с тревогой – тревогой от хаоса современной жизни, жизни, предсказать которую становится все труднее, жизни, которая изменяется столь стремительно, что приспособиться к ней оказывается все сложнее. И психология довольно эффективно выполняет это негласное системное поручение.
ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ КАК НАВЫК ПЕРЕЖИВАНИЯ ЖИЗНИ
Чувствительность, необходимая для переживания Жизни, скрывает в себе множество неоднозначных смыслов. Мы удивим вас. Ответ не только в чувствах, а, как ни парадоксально, везде.
КАК ИЗМЕНИЛАСЬ ВАША ЖИЗНЬ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 2 МИНУТЫ?

Мы задавали этот вопрос в предыдущей статье. Вероятно, вы смогли даже об этом подумать. Вероятно, вы решили, что 2 минуты слишком короткий срок для изменений.
Это не так.
Миллионы возможностей в течение каждого года проходят мимо вас, потому что изменения якобы не могут происходить так быстро.
Миллионы возможностей, каждая из которых, будь она замеченной и развитой, могла бы неузнаваемо изменить вашу Жизнь.


Топ публикаций
Как жить с биполярным расстройством Как жить с биполярным расстройством Когда точно это началось, сейчас сказать трудно. П...
Психотравмирующие моменты воспитания Психотравмирующие моменты воспитания Психотравмирующая ситуация в детском возрасте непо...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice