Работа и общество 02 Июня 2020 Ондо Анге

Просмотров: 654 Поделится:

Я не могу дышать. Заметки о насилии.

Так или иначе в насилии всегда виноват насильник. Кто бы что ни говорил. Какие бы «весомые» и «логичные» доводы вам ни озвучивали. Иначе жизнь одного становится важнее жизни другого. Иначе кто-то другой получает право на силу и власть — безгранично. 

Тогда можно смело и со спокойной совестью насиловать женщину, потому что «не нужно было так…». И сюда можно будет подставить какое угодно продолжение: громко и «недвусмысленно» смеяться, одеваться «слишком» в красное и «намекать» шпилькой, принимать в подарок бокал мартини и таким образом «продаваться», говорить «нет» только один раз, потому что это всего лишь «заигрывание и набивание цены». А может нельзя быть похожей внешне на чью-то бывшую. Да и мало ли какие еще «веские» причины могут быть.  

Если насильник не виноват, тогда можно будет спокойно обвинять гомосексуального мужчину в том, что он лежит в коме после побоев от толпы незнакомцев, ведь он сам это «спровоцировал». Потому что надел розовую рубашку с пайетками. Потому что говорит как-то «не по-мужски». Потому что взял любимого человека за руку на улице. Потому что не стыдился.

Тогда можно будет вливать в ребенка ненавистную манную кашу с комочками, запихивать в него брюссельскую капусту, которая горчит, жареный лук, который напоминает кольчатых червей и не обращать внимание на рвотный рефлекс и слезы, потому что  «так надо и это полезно». Можно будет бить его, потому что он не понимает как решить уравнение с двумя неизвестными или потому что не может запомнить в конце дня что квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. Можно применять к нему силу «из лучших побуждений», потому что «иначе не понимает».


Можно и жену избить почти до полусмерти, потому что еда не вовремя, плохо ребенка ночью успокаивала, а мужу с утра на работу ж, а не дома сидеть и «ничего не делать». Можно лишать жену денег на необходимое, потому что она «разговаривать не умеет» и вся такая дерзкая. 

Каждый раз, когда кто-то закрывает глаза на насилие, оно расцветает еще более пышным цветом. 

Видео на котором умирает Джордж Флойд — одно из самых страшных, которое я видела за последнее время. До боли в груди. И именно так выглядит насилие. 

На нем хорошо видно, что такое ощущение безграничной власти. И отсутствие уважения к жизни другого. И что такое ощущение собственного превосходства. 

Да, история с Джорджем Флойдом всколыхнула общественное сознание. Но дело не конкретно в нем. Дело в сотнях и тысячах таких же историй где-то рядом. Это истории об избиениях, изнасиловании, убийствах теми, кто «выше» и кому «можно». Насилие всегда остается насилием. Как бы кому-то ни хотелось его оправдать или обелить. 

Можно сколько угодна фантазировать на тему того что с «хорошими и невиновными людьми такого не случается», но эта теплая фантазия разбивается при первом же столкновении с человеком, для которого собственная правота важнее жизни другого. С человеком, который считает, что имеет право. Каждый в чем-то может оказаться виновен. Был бы человек, а за что его убить — найдется, помните?

Есть еще один момент. Никто и никогда не знает, где та самая черта, за которой человек после насилия — ломается. Психологически или физически. Оставаться неравнодушными — важнее, чем кажется.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку