×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Картина мира психотерапевта, или почему у клиента есть шанс

18.03.2015 10:00:37
Подписаться на статьи сайта
6175
Картина мира психотерапевта, или почему у клиента есть шанс
Картина мира психотерапевта, или почему у клиента есть шанс



Автор: Геннадий Малейчук

 

Мир как образ и представление.

Мир и восприятие мира – нетождественные понятия. В процессе восприятия мира каждый человек создает собственное представление о мире, субъективную, индивидуальную картину мира, которая в разной степени может быть адекватна миру объективному. Выражение «сколько людей – столько миров» – об этом. Следовательно, можно утверждать, что картина мира каждого человека, несмотря на схожесть с картинами мира других людей, всегда отличается.

Схожесть и отличие – два важных качества картины мира. Первое качество (схожесть) – является условием психического здоровья (психически здоровые люди могут несмотря на различие в восприятии мира договариваться, создавая разделенную, договорную картину мира, в отличие от людей, страдающих психозом, например, шизофреников). Второе качество (отличие) – создает возможность для индивидуальности каждого человека. Условием индивидуальности или субъективности в восприятии мира выступают знания и опыт. Можно даже сказать, что мы видим мир не глазами, а мозгами – субстанцией, где запечатлены опыт и знания. Глаза же являются лишь инструментом восприятия.

bosch.jpg

Профессиональные миры.

Любая профессиональная деятельность содержит свойственные ей профессиональные знания, которые в процессе усвоения становятся опытом каждого человека (умения и навыки), усваивающего ту или иную профессию, тем самым формируя свою особую профессиональную картину мира. Процесс присвоения профессии создает в сознании человека новые конструкты, связанные с содержанием профессии и ее предмета, меняя привычную картину мира, добавляя в нее профессиональное восприятие мира. Не является здесь исключением и профессия психотерапевта. Следовательно, можно говорить о психотерапевтической картине мира, которая присутствует в картине мира конкретного психотерапевта. Структурно картина мира включает в себя три следующих компонента: образ мира, образ себя, образ другого. Перечисленные компоненты также известны как концепция мира, концепция я или я-концепция и концепция другого.

Своеобразие психотерапевтической картины мира.

Своеобразие профессии психотерапевта заключается в первую очередь в особом отношении к другому человеку, который собственно и является объектом его профессиональной деятельности. Уникальность объекта профессионального воздействия психотерапевта, являющегося одновременно субъектом, создает ту особую специфику профессионального видения мира психотерапевта. Действительно, человек – клиент психотерапевта, являясь объектом профессионального воздействия психотерапевта, при этом не перестает быть человеком, субъектом, и с этим невозможно не считаться. В первую очередь, уникальность профессиональной картины мира психотерапевта – в особой профессиональной позиции в отношении к клиенту.

x_33d7e26d.jpg

Особенности профессиональной позиции психотерапевта в отношении к клиенту.

Клиент психотерапевта, как отмечалось выше, являясь объектом его профессиональной деятельности, остается, тем не менее, человеком. Эта «человеческая составляющая» профессионального воздействия предполагает наличие к клиенту особого, чувствительного, бережного отношения. Это проявляется в необходимости присутствия в работе психотерапевта следующих обязательных правил/установок по отношению к клиенту.

• Бережное отношение к тайне клиента;

• Доверие к истории клиента;

• Понимание клиента;

• Безоценочное отношение к клиенту.

Остановимся подробнее на каждом из выше выделенных профессиональных правил.

Тайна клиента.

Сохранение тайны клиента является важнейшим правилом профессиональной позиции психотерапевта и в целом условием возможности психотерапии как таковой. Для того, чтобы в целом психотерапиясостоялась, клиенту необходимо раскрыться, «обнажить душу», «раздеться» (по аналогии с процедурой обнажения тела у врача соматического направления). Неудивительно, что в этой точке у клиента часто возникает много останавливающих чувств – смущение, стыд, страх… Для того, чтобы появилась возможность справиться с этими чувствами, психотерапевту необходимо быть очень аккуратным и бережным в отношении предъявляемых ему клиентом «феноменов души». У клиента должна сформироваться стойкая уверенность в том, что с его душевными тайнами обойдутся профессионально – они так и останутся в пределах этого кабинета. В противном случае, между клиентом и психотерапевтом не сформируется доверие, без которого невозможен альянс и в целом психотерапия.

Доверие к клиенту.

Доверие является базовым условий любых межличностных отношений, тем более отношений психотерапевтических. Психотерапевту необходимо быть очень внимательным и чувствительным ко всему, что предъявляет-рассказывает ему клиент. Умение отнестись с доверием к «правде души» клиента – важное и необходимое профессиональное качество психотерапевта. Известная профессиональная установка психотерапевта: «Все что говорит клиент о себе – правда» создает условие возможности услышать эту самую правду души клиента. Такая доверительная позиция к клиенту является специфическим компонентом профессионального мира психотерапевта, коренным образом отличающаяся от бытовой картины мира, в которой «другие врут». По этому поводу известный психотерапевт Ирвин Ялом писал, что психотерапевта как человека легко обмануть, так как он привык верить клиентам, и в силу этого всем людям. Но для психотерапевта как профессионала неизбежно присутствие доверительного отношения к своим клиентам, в противном случае, как и при условии несохранения тайны клиента, этого самого доверия у клиента к психотерапевту и психотерапии просто не сформируется.

7CGgf4rd1zw.jpg

Понимание клиента.

Нет необходимости в доказательстве тезиса о важности понимания клиента психотерапевтом в его профессиональной деятельности. Рассмотрим каким образом это становится возможным. В процессе обучения у будущего профессионала формируются психологическая картина мира, важным компонентом которой являются знания/представления о личности (модель личности), механизмах ее развития в норме и патологии, представления о норме и патологии. Со временем у обучающегося формируется профессиональное восприятие объекта своей деятельности.

Знания о том, какой человек, как происходит его развитие, становятся теми конструктами профессионального мира, которые организуют психологическое видение человека и являются первым необходимым условием понимания другого человека. Для терапевта они выступают одним из условий, создающих возможность понимания им клиента.

Вторым условием понимания клиента является эмпатия или эмпатическая позиция в отношении к нему. Наиболее известное определение эмпатии принадлежит психотерапевту гуманистического направления К. Роджерсу и звучит следующим образом: «Эмпатия – это способность встать в ботинки другого, изнутри воспринимать внутреннюю систему координат другого, как если бы терапевт был этим другим, однако без потери условия "как если бы"». Уже цитируемый ранее Ирвин Ялом также метафорично говорил об эмпатии как возможности посмотреть на мир из окна клиента. Эмпатическая позиция терапевта позволяет ему ставить себя на место клиента, смотреть на проблему его глазами, что открывает возможность к сочувствию и лучшему пониманию последнего.

Несмотря на постоянные декларирования важности эмпатии как профессионально-важного качества психолога/психотерапевта, далеко не всегда можно говорить о его присутствии в профессиональном арсенале. Для развития эмпатического понимания недостаточно только знаний, обучиться ей можно лишь посредством специально подобранных упражнений, в результате которых возможно получить опыт «прикосновения» к другому человеку. Причем, такое обучение возможно лишь при условии, что эмпатия изначально присутствует в структуре личности будущего психотерапевта, упражнения только помогут ее развить. Так, в силу этого профессионально непригодными для обучения психотерапии являются лица с пограничным уровнем нарушения личности – психопатические, асоциальные и нарциссические.

Безоценочное отношение к клиенту.

Данная важная составляющая профессиональной картины мира психотерапевта является одной из самых сложно формируемых в обучении. Как и эмпатии, безоценочной установке невозможно обучиться посредством простого чтения книг. Тем не менее, без данной установки к клиенту психотерапия просто невозможна, хотя и возможно консультирование.

Клиент, идя на прием к психотерапевту, испытывает много различных чувств, среди которых основными являются стыд и страх. Оба эти чувства относятся к категории социальных, то есть они возникают и «живут» в присутствии другого. Таким устрашающим и стыдящим другим в сознании клиента выступает психотерапевт – от него ожидают диагнозов, подтверждения своей «ненормальности», есть опасения, что психотерапевт не поймет, не примет, неадекватно оценит… Уровень психологической культуры современного потребителя психологических услуг, к сожалению, на данный момент не позволяет ожидать другого отношения к психотерапевту, что предъявляет дополнительные требования к созданию психотерапевтом «территории доверия».

В процессе психотерапии страх в основном «купируется» пониманием психотерапевтом клиента и доверием к нему. Стыд же становится выносимым благодаря принятию и безоценочному отношению к клиенту. И здесь высокие требования предъявляются к личности психотерапевта. Пожалуй, именно о таком безоценочном отношении и принятии клиента говорится в известном утверждении, что «основным инструментом психотерапии является личность психотерапевта».

Безоценочное отношение и принятие психотерапевтом клиента является свойством психотерапевтической картины мира психотерапевта, его концепции другого, для которой присуща толерантность к инаковости другого как иного.

Бытовому человеческому сознанию в значительной мере свойственна оценочность, оценка прочно впаяна в восприятие каждого человека практически с момента его рождения. Появление же оценки в поле психотерапевтических отношений мгновенно разрушает контакт, делая невозможными такого рода отношения. Клиент, как отмечалось выше, идя на терапию, больше всего боится оценки, одновременно втайне надеясь, что хоть психотерапевт сможет понять его и безоценочно к нему отнестись. Предъявление психотерапевту своих проблем, «обнажение души» создает ситуацию повышенной чувствительности клиента к оценке, обязывая терапевта относиться с особой внимательностью и осторожностью к своим профессиональным реакциям.

Каким образом возможно расширение границ принятия другого? Как избавиться от оценочности и морализаторства в восприятии клиента? Особенно это касается тех случаев, когда клиент далеко заходит за границы общечеловеческого, этического, да и, зачастую, и медицинского представления о норме и нормальности? Как безоценочно относиться к алкоголику, психопату, клиенту с нетрадиционной сексуальной ориентацией? Такие клиенты так и называются – пограничные – и именно они, а не клиенты невротического регистра, к которым несложно проявлять сочувствие и эмпатию, являются вызовом для толерантности психотерапевта.

Безоценочное отношение и принятие терапевтом клиента во многом становиться возможным благодаря пониманию. Понять означает позволить другому человеку быть в соответствие с его внутренними потенциями, смыслами, его сущностью (М.Босс). Понимание же, как говорилось выше, формируется посредством знания и эмпатии. Проще всего понять другого человека, если сам прошел в своей жизни через что-то схожее, имеешь опыт схожих переживаний. Так «бывший» алкоголик лучше будет понимать и принимать зависимого клиента (неслучайно группы анонимных алкоголиков ведут «старые» члены этого общества), человек, переживший психическую травму, не будет испытывать проблем с эмпатией к попавшему в схожую ситуацию клиенту и т.д. Люди, имеющие опыт схожих душевных переживаний изнутри собственной души, способны понять человека, обратившегося к ним со схожим проблемным опытом. Следовательно, чем богаче будет «опыт души» психотерапевта, тем чувствительнее будет его «основной инструмент», тем проще и эффективнее будет он в работе с клиентами.

Означает ли вышесказанное, что каждый психотерапевт в процессе профессиональной подготовки должен обязательно получить такой болезненный для души опыт? Либо же в противном случае он никогда не сможет должным образом понимать и безоценочно относиться к своим клиентам? К счастью нет. Частично такая профессиональная чувствительность становится возможной благодаря тренировке эмпатии, в процессе которой будущий психотерапевт отрабатывает свою чувствительность к душевным переживанием другого человека.

Еще одним средством повышения чувствительности, а, следовательно, и лучшего понимания и принятия другого, является повышение чувствительности к своему Я, к собственным душевным переживаниям. Это становится возможным благодаря личной психотерапии, которая является обязательным атрибутом профессиональной подготовки психотерапевта. Развивая в процессе личной терапии чувствительность к себе, будущий психотерапевт начинает лучше понимать и принимать различные «плохие», «недостойные», «несовершенные» аспекты собственного Я, тем самым парадоксальным образом становясь более принимающим по отношению к схожим аспектам другого человека – своего клиента.




Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика