Работа и общество 14 Июля 2019

Просмотров: 8468 Поделится:

Как проводится диагностика пограничного расстройства личности?

Как правило, при личностном расстройстве человек сталкивается с социальной дезадаптацией, именно с этими жалобами чаще всего приходит к психологу (травматичное переживание расставания, неудачи в личной жизни, конфликты с окружением, химические зависимости, трудности с удержанием на работе и т.п.). Редко кто приходит к психологу с травмой детства. Уже в ходе психотерапии проясняется, что проблемы идут из детства (эмоциональная депривация, физическое насилие, которые повлияли на отношение человека к миру, на восприятие окружающих, эмоциональную устойчивость).

С детства человек сформировал у себя определённый «багаж» психологических защит, которые во многом определили тип его реагирования, как и наследственный фактор (люди мыслительного типа часто используют в качестве защиты логичность вместо эмоций, изоляцию от стрессора, люди художественного типа – импульсивность, эмоциональность, поиск внимания). Неадаптивность психологических защит, как правило, и приводит к трудностям взаимодействия.

Чтобы диагностировать у себя личностное расстройство, необходимо пройти диагностическое интервью у специалиста.

Для начала сопоставить своё состояние с классификацией Ганнушкина-Кербикова. Для личностного расстройства характерны:

  1. тотальность патологических черт характера (человек обнаруживает дезадаптацию в школе, в личных отношениях, на работе, он некритичен к своему поведению и считает, что окружающие настроены по отношению к нему враждебно, а не он к ним, например);
  2. стабильность, малая обратимость патологических черт характера (в отличие от невроза, который возникает ситуативно в ответ на некий раздражитель, личностное расстройство может являться как врождённым, так и сформироваться в детстве в результате длительного влияния психотравмирующих факторов; личностное расстройство нельзя вылечить, но с помощью психотерапии и благоприятной окружающей обстановки можно выйти на стадию компенсации);
  3. выраженность патологических черт до степени устойчивой социальной дезадаптации (человек может проявлять преувеличенные эмоциональные реакции, повышенную ранимость, подозрительность, избегание социальной активности и т.д.).
тотальность патологических черт характера (человек обнаруживает дезадаптацию в школе, в личных отношениях, на работе, он некритичен к своему поведению и считает, что окружающие настроены по отношению к нему враждебно, а не он к ним, например);
стабильность, малая обратимость патологических черт характера (в отличие от невроза, который возникает ситуативно в ответ на некий раздражитель, личностное расстройство может являться как врождённым, так и сформироваться в детстве в результате длительного влияния психотравмирующих факторов; личностное расстройство нельзя вылечить, но с помощью психотерапии и благоприятной окружающей обстановки можно выйти на стадию компенсации);
выраженность патологических черт до степени устойчивой социальной дезадаптации (человек может проявлять преувеличенные эмоциональные реакции, повышенную ранимость, подозрительность, избегание социальной активности и т.д.).

Для диагностики личностного расстройства психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс рекомендует обратить внимание на следующие критерии:

1. Имеем ли мы дело с очевидным новообразованием проблемы, или же она существовала в той или иной степени все время, сколько помнит себя человек?
2. Имело ли место резкое возрастание у него тревоги, относящееся к невротическим симптомам, или же наблюдалось постепенное ухудшение общего состояния?
3. Человек сам выразил желание обратиться за лечением, или же другие (родственники, друзья, юридическая инстанция и т.п.) направили его?
4. Являются ли его симптомы чуждыми Эго, Эго-дистонными (человек рассматривает их как проблематичные и иррациональные), или же они Эго-синтонны (рассматриваются им как единственно возможные реакции на текущие условия жизни)?
5. Адекватна ли способность личности видеть перспективу своих проблем («наблюдающее Эго» в аналитическом жаргоне) развитию альянса с терапевтом в борьбе против проблематичных симптомов, или же человек рассматривает терапевта, психолога как потенциально враждебного или магического спасителя?
6. В поведении человека преобладают зрелые защитные механизмы или примитивные?
7. Насколько целостной является идентичность, образ «Я» человека? Люди с личностным расстройством часто испытывают затруднения при описании своей личности (своих особенностей, достоинств, недостатков, убеждений, потребностей, жизненных целей или имеют противоречивое отношение к одному и тому же явлению).
8. Присутствует ли адекватность ощущения реальности? Для установления дифференциального диагноза между пограничным и психотическим уровнями личностной структуры Отто Кернберг советует следующее: можно выбирать некоторые необычные черты, делая комментарии на этот счет и спрашивая клиента, осознает ли он, что другие люди тоже могут найти эту черту странной. Так, например, человек с выраженными нарциссическими чертами может не замечать за собой, когда он общается высокомерно, он даже может сильно удивиться, если терапевт обратит его внимание на эту особенность, но признает, что это есть, в отличие от психотика.

Задачи терапевта - эго-синтонное сделать эго-дистонным, сформировать у человека критику к своему поведению, новые способы совладания.

Задача клиента - поддерживать рабочий альянс с психотерапевтом, сотрудничество с ним против своего симптома, даже несмотря на периодически возникающее недоверие и враждебность.

Тем самым у клиента с личностным расстройством нарабатывается «наблюдающее Эго», способность анализировать свои мысли, проверять их на реальность, смотреть на своё поведение в отношениях с терапевтом «сверху», корректировать дезадаптивные схемы, удерживаться в контакте, тренировать адаптивные навыки саморегуляции, совладания с тревогой.

Почему пограничным клиентам трудно удерживаться в терапии?

Когда «пограничники» чувствуют близость с другой личностью, они паникуют из страха поглощения и тотального контроля, а при отдалении ощущают травмирующую брошенность. Этот центральный конфликт их эмоционального опыта приводит во взаимоотношениях к хождению взад-вперед, включая сюда и терапевтические взаимоотношения, когда ни близость, ни отдаленность не удовлетворяют. Жизнь с таким базовым конфликтом изматывает «пограничников», их семьи, друзей и терапевтов.

Когда факт личностного расстройства установлен, необходимо определить тип личностного расстройства (шизоидное, пограничное, обсессивно-компульсивное или иное). Можно руководствоваться критериями DSM или МКБ-10.

Критерии ПЛР по DSM-IV:

1) Неистовые порывы избежать реального или воображаемого покидания.
2) Паттерн нестабильных и интенсивных межличностных отношений, характеризующийся альтернированием между экстремальной идеализацией и девальвацией.
3) Нарушение идентичности: отчётливо и постоянно нестабильный Self-имидж или ощущение себя.
4) Импульсивность, по крайней мере, в двух самоповреждающих зонах (например, расточительство, секс, злоупотребление субстанциями, раскованное вождение машины, обжорство).
5) Повторяющееся суицидное поведение, жесты или угрозы, или самоповреждающее поведение.
6) Аффективная нестабильность и отчётливая реактивность на средовые ситуации (например, интенсивная эпизодическая депрессия, раздражительность или тревожность, обычно длящиеся несколько часов и редко несколько дней).
7) Хроническое чувство пустоты.
8) Неадекватная, интенсивная злость или трудность её контролировать.
9) Транзиторная (преходящая), связанная со стрессом паранойя или тяжёлые диссоциативные симптомы (чувство нереальности).

Для диагностики ПЛР достаточно совпадения по пяти из вышеперечисленных признаков.

Между невротической и пограничной структурой личности существует ещё прослойка в виде пограничной организации личности.

Это означает, что человек не добирает критериев для постановки диагноза ПЛР (например, у него не отмечается паттернов самоповреждающего, суицидального поведения, присутствует сформированная идентичность, нет чувства пустоты, но при этом есть аффективная нестабильность, повышенная эмоциональность, тенденция к длительному «застреванию» на какой-то проблеме, страх покидания, тенденция к созависимому типу привязанности, ослабленный волевой компонент и т.п.).

Определить тип личностного расстройства могут и диагностические тесты (стандартизированные, проективные).

Мне очень помогают при дифференциации тест СМИЛ, 16-факторный опросник Кеттелла, тест Аммона, диагностика ранних дезадаптивных схем, опросник Т.Ю. Ласовской и Ц.П. Короленко на определение ПЛР, проективный тест – «Рисунок несуществующего животного М. Дукаревич».
Начиная свою работу с клиентами, я первым делом бесплатно провожу комплексную диагностику личности, чтобы понимать, с какой структурой личности работаю и какой должна быть стратегия психотерапии. При необходимости, беру супервизию у коллег.
Более развёрнутый, структурированный материал на тему личностных расстройств можно найти у моего коллеги. 
Понимание особенностей своей личности даёт терапевтический эффект, когда человек достигает некоторой определённости относительно своего состояния и диагностирование не выглядит как навешивание ярлыка, а скорее как самопознание, самоисследование.

Дорогие читатели, благодарю Вас за внимание к моим статьям!

Записаться ко мне на консультацию Вы можете по Viber или WhatsApp: +7 919 324 7526.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Источник: https://www.b17.ru/...

Возврат к списку