×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Хомо политикус: язык ненависти и параноидальные защиты

30.11.2015 10:44:47
Подписаться на автора
3434
Хомо политикус: язык ненависти и параноидальные защиты
Хомо политикус: язык ненависти и параноидальные защиты


Тому, что творится сегодня в соцсетях в любом обсуждении политики – только ленивый не ужасался. Ругань стоит столбом, оппоненты обвиняют друг друга в смертных грехах. Люди ссорятся, перестают общаться из-за «неправильного» поста, лайка или «не того» человека, обнаруженного у собеседника во френдах. Юзеры соцсетей пишут отвратительные и иногда ужасающие вещи, поливают площадной бранью или обливают презрением всё, абсолютно всё.

Как мы дошли до жизни такой? Что за психологический механизм толкает людей на такое поведение?

В мире постоянно происходят вещи, к которым мы были не готовы, и которые сильно портят нам жизнь. Психологически взрослые люди умеют жить с тем, что shit happens – неприятно, но мы справимся, говорят они. Вот когда какое-нибудь shit всё-таки happens, то взрослый человек: во-первых, признает, что да, нечто случилось. Во-вторых, отреагирует (позлится или погорюет, или и то и другое), а потом (в-третьих) максимально исправит последствия и (в-четвёртых) будет жить дальше. Те же, кто психологически незрел, используют психологические защиты – и, насколько я могу судить, сегодня максимально распространена параноидная защита.

Параноидная защита подразумевает:

Расщеплённый взгляд на мир: одни предметы и люди исключительно плохи и в них нет даже маленькой положительной чёрточки, а другие – абсолютно добры, хороши и правильны, и в них нет ни грана дурного. Есть чёрное и белое, и они никогда не пересекаются в одном и том же человеке или в одном и том же явлении.

 • Идентификацию себя исключительно с «хорошим». Я – хороший и правильный, а раз я хороший, то во мне нет нисколечко дурного (см. предыдущий пункт).

 • А раз во мне нет ничегошеньки плохого, то всё плохое… где-то. Снаружи, не во мне. И в моих бедах виноваты другие! Плохие люди, злые ведьмы, тупое, неумелое, вороватое и злокозненное правительство – или, напротив, дрянные купленные Западом мелочные и подлые людишки, которые Родину за 30 серебряных долларов продадут. Возможности выбора «злых сил» исключительно широки. Общее тут лишь то, что виноваты – ОНИ. Другие. Не я.

 • Поэтому, если со мной случается что-то дурное и неправильное, то это… не я! Виноват – не я! А кто-то дурной меня вынудил. Сам-то я, такой добрый и славный – да никогда бы, ни за что. Если бы не эти подлые (…вписать…), то уж как бы мы зажили! Да, жизнь пошла бы распрекраснейшая!...

(Все мы время от времени совершаем что-нибудь не особенно приглядное. Так вот, если что-то дурное, идиотское или подлое совершает человек с параноидными защитами, то виноват в этом – не он сам. Авторство всего плохого всегда «выносится вовне» и приписывается «злым силам» - ну, тем, кто играет роль злых сил, масонам, либералам или, напротив, путиноидам. Если невозможно отрицать, что действия были совершены мной самим, то источник и побудительная сила всё равно будет приписываться внешнему влиянию – «если бы они не были такими, мне не пришлось бы …!»).

neprav_internet.jpg

Вот представьте, что случилось… нечто. Неприятное, нехорошее, портящее вам жизнь – или просто такое, к чему вы не готовы. И вы испытываете сильные чувства. Нет, не так – СИЛЬНЫЕ!!! ЧУВСТВА!!!!!! Это может быть обида, зависть, боль, злость, гнев – или даже смущение и любовь. Главное, что чувства настолько сильные, что справиться с ними вы не в состоянии. Мучает беспокойство, непонятное волнение разрывает на части.

Что же делать? Когда маленький ребёнок испытывает сильные чувства, с которыми он не справляется, он как бы отделяет себя от этих чувств, делает вид, что эти чувства (и их источник) – не в нём самом, а снаружи. Помните детские сказки? В них чёрное решительно отделено от белого, добро никогда не пересекается со злом. Родная мама или фея-крёстная – добры и прекрасны; злая мачеха, подлая ведьма, вредные сводные сёстры – уродливы и злонамеренны. В реальной жизни резкое разделение на чёрное и белое абсолютно резким не бывает, а в сказках – только такое и случается. Именно в такой, волшебной, сказочной ситуации ребёнок может «вынести вовне» свои сильные эмоции (чаще всего – негативные) и приписать их какому-то внешнему источнику. «Я злюсь потому, что мне угрожает злая ведьма», «Страшный бабайка может забрать меня из доброго, тёплого дома в недобрый, чужой мир, где меня будут обижать или даже съедят».

Взрослый человек в обычных условиях обычно умеет жить с тем, что и сам он неидеален, и окружающие – не ангелы и демоны, а такие же обычные люди, серединка на половинку. Незрелой же личности (или ребёнку, который по определению незрел) справиться с такой амбивалентной картиной мира трудно. Чёрно-белый мир проще и психологически уютнее. Но побывать в нём нам удаётся только в детстве, или… в экстремальных условиях. Например, люди, прошедшие войну, обычно рассказывают о «фронтовом братстве» и о том, какими замечательными были люди в военные годы, как отдавали последнее и помогали, не жалея себя. Можно было расслабиться и чувствовать тепло: ты среди своих, мир хорош и добр. И если бы не эти твари по ту сторону фронта, то замечательно бы мы зажили с таким народом!

Так, кстати, работала та самая параноидная защита, только «всё плохое» теперь можно отщеплять и выносить туда, в стан врага, где, может, и не люди вообще, а так – мерзкие упыри. Тогда как свои – Настоящие Люди, они добры, верны и самоотверженны. Бывшие фронтовики обычно грустят: ну почему нельзя жить по законам фронтового братства и в мирное время? Ну вот потому и нельзя, что куда-то надо сливать «негатив». Там был враг, приписывать ему всё дурное было психологически безопасно, так что себе и своим оставалось только «хорошее». В обычном же мире, «на гражданке», приходится мириться с тем, что обычные люди – не ангелы, но и не воплощённое зло. Это сложнее и психологически небезопаснее. Чёрно-белый мир проще и комфортнее.

(Кстати, вспомнилось: практически все, кто был в Киеве на Майдане в 2013-2014 годах упоминают вот про это чувство «братства», «поддержки», «искренности» и т.п. Испытывать такие чувства было легко: людей сплачивала в те дни ненависть к несправедливости, к подлости правительства, к продажной власти. Против «злочинной влады» – «за народ». Мир казался простым и ясным. Мы победим – и начнётся замечательная жизнь; не может не начаться, вот ведь, сколько прекрасных людей вокруг. Вот ещё один пример «фронтовой дружбы»).

no_obama1.jpg

Политика – вообще чуть ли не идеальный громоотвод, позволяющий сбросить раздражение и негативные эмоции на тех, кто их «заслужил». В пору общественных потрясений и «тяжёлые времена» увлечение политикой растёт: люди чувствуют, что жизнь становится сложнее, что обстоятельства стали неблагоприятнее. Значит, кто-то виноват! Ну не я же сам – я примерно такой же, как всегда, ничего особо плохого не делал, значит, всё дурное устроил КТО-ТО. И кто-то за это должен ответить!!! Дальше – вопрос вкуса и убеждений: кого именно человек назначит ответственным за свои трудности. Вместо того, чтобы переживать все нюансы и сложности ситуации, на которую в реальности влияют тысячи факторов, человек может вынести всю свою злость и негодование вовне, приписать наиболее несимпатичным персонажам, и таким образом выиграть хоть немного душевного спокойствия.

Пока дело ограничивается перебранками в соцсетях, то всё не так и страшно. Действительно пугающие вещи происходят, когда люди переходят от слов к делу. Механизм параноидной защиты и тут не подводит: я делаю что-то ужасное (кидаю камни, стреляю в других, поджигаю и т.п.) потому, что они меня вынудили. Они сами виноваты! Мы тут с друзьями всё обсудили и решили, что вот эти вот – они и есть абсолютное зло, представители Люцифера на нашей планете. Неужели мы должны позволить царить дьяволу в нашем мире? Ну вот, именно так уничтожение несогласных становится логичным и обоснованным. Но ведь от этого умирают живые люди (и да, события последних лет принесли нам сотни фотографий в соцсетях: люди действительно умирают).

Параноидная защита не даёт чувству вины пробиться к сознанию: да, я убил. Но я убил лишь потому, что они виноваты! Они делали нечто столь ужасное, что смерть – меньшее, что они заслужили! Значит, чем сильнее моя вина, тем (в потенциале) я буду сильнее обвинять других – ту сторону, которой я причинил вред. И тем жесточе поступлю с ними впредь. Вот так закручивается механизм усиления жестокости, спровоцированный параноидными защитами.

А для того, чтобы не усомниться в правильности своего поведения, не устыдиться своей злобности и ограниченности, человек обычно отгораживает себя от альтернативных источников информации (вот поэтому пользователи соцсетей бурно ссорятся, банят друг друга и отписываются от тех, с кем не совпадают в политических позициях). Наиболее неуёмные юзеры, те, кого гложет изнутри сильнее всего, ходят к оппонентам на странички и «перевоспитывают» их, пытаясь внушить «правильные мысли» - ну надо же что-то делать, раз кто-то в интернете неправ, нужно срочно навести порядок и внушить единственно правильную точку зрения. Ведь я прав, и разумный человек не сможет со мной не согласиться! (А кто не согласится – тот упырь и недоумок, логично ж).

540.jpg

Хочу важное отметить: нет, параноидные защиты – не какое-то особое страшное мозговое поражение. Они, эти защиты, свойственны всем, и абсолютно любое человеческое существо проходит через стадию параноидного взгляда на мир (помните рассказ про добрых фей и злых колдуний?). Это незрелый способ справиться со своими сильными и негативными чувствами, и он работает. С некоторыми издержками, но работает (издержки заключаются в том, что приходится видеть мир населённым злокозненными и пугающими существами, которые хотят причинить мне ущерб; это бывает страшно). По мере взросления ребёнок переходит от чёрно-белого мышления к интегральному взгляду на мир, понимая, что в каждом из нас есть и хорошие стороны, и дурные. И я сам тоже не абсолютно хорош, и иногда делаю не самые лучшие поступки, и это не превращает меня в исчадие ада. Нет, я живой и обычный – и другой человек, он живой и обычный. Такой, как и я.

Время от времени в параноидные защиты все мы вваливаемся; они просты, они помогают справиться с сильными переживаниями и сохранить рассудок. Яркий пример такой параноидной защиты я встретила недавно: моя подруга пришла в гости, долго жаловалась на своего мужчину, а потом попросила: «Ну скажи же, что он – козёл!». Ясное дело, это – сильное упрощение; в тех отношениях подруга сама наворотила много разного, и не только её мужа можно упрекнуть. Но сгоряча ругнуться: «Вот козёл, дурак, скотина!», и получить от подружки подтверждение этого простого и ясного взгляда на мир («Да, ты красава, а он урод!») – даёт временное облегчение. Постоянно жить с этим трудно, параноидная защита сильная и быстродействующая, но, повторюсь, делает мир неуютным и истощает человека от необходимости постоянно бороться с внешним злом. Но как быстрый и эффективный способ ситуативной разрядки – да, срабатывает, и срабатывает лучше многого. Другое дело, что потом приходится возвращаться в обычный мир и понимать, что и муж не плох и не хорош, да и я – не безвинная жертва негодяя.

А уж применительно к политике это особенно сложно. Так долго ссорились, так много приписали друг другу пакостей. Теперь нас может усмирить только физическое разведение подальше и время. Время на утихание страстей. И знаете что? Это реально. В конце концов, с немцами-то после Второй мировой мы помирились; особо никто не ненавидит их и не бьёт встреченных на улице немцев, как «фашистов». То есть, работает.

Я старалась не становиться ни на чью сторону (хотя у меня и есть свои предпочтения) и быть максимально объективной то есть, я попыталась равномерно обидеть всех. Не знаю, получилось ли, но мне бы хотелось сохранить для себя возможность вернуться к интегрированному взгляду на мир, к представлению о том, что все люди неидеальны, и я неидеальна тоже. И что любить людей придётся такими, какие они есть – с некоторыми недостатками и некоторыми несуразицами. И с этим надо научиться жить.


Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика