Зависть и жадность рождают эту тяжелую грусть

Ни в коем случает я не собираюсь клеймить и порочить жадность и зависть. Зачем? Это всем нам присуще. И имеет много даже положительных сторон.

Зависть частенько двигает развитие и вдохновляет. Хотя, безусловно, она вполне может и отравлять существование. А жадность заставляет нас активнее заботиться о себе, своих ресурсах, времени и энергии. Хотя, безусловно, жадность способна также разрушать наши отношения.

 

Но давайте заглянем глубже.

Как мы начинаем жадничать и завидовать? И когда жадность и зависть порождают глубокую депрессию?

Вы помните как здоровый младенец в голодном состоянии хватает сосок материнской груди? - Жадно! И жадно пьет. И возмущается, когда отняли.

Вы видели, как малыш, который еще не умеет толком ходить, реагирует на других детей, у которых есть новая и яркая игрушка? - Завистливо! Он хочет себе такую же. Он может подьехать на ходунках или подтянуть родителя и яростно отнять игрушку. А другой — не отдаст, будет жадничать. А первый будет орать и требовать.

Вы видели как ревностно дети реагируют на внимание своей матери к кому-то другому?

Вы замечали, как жадно малыши уже садиковского или раннего школьного возраста бросаются на тех, кто проявляет к ним тепло, внимание, интерес? – Не оттащишь!

 

Чем больше жадности и желания захватить себе тепло, внимание, игрушки, еду, время и внимание взрослых – тем здоровее и сильнее малыш. Если этому не мешать, то ребенок растёт уверенным в себе, амбициозным, умеющим хотеть, ставить цели и достигать их.

 

Безусловно, у каждого ребенка свой темперамент, своя скорость переключения внимания и своя сила его удержания. Но общее для любого ребенка — получить себе ВСЕ, что захочется. А родители уже это регулируют на свое усмотрение.

Родители и окружение управляют объемом того, что ребенок получает в свое пользование, а чего будет лишен. Малыш не может получать себе абсолютно все — это не реально и вредно. Но одно дело, когда ребенок получает отказы на одну десятую своих желаний, а другое дело — когда на девять десятых.

Постоянные отказы и демонстрации того, что у других это есть, а у тебя нет, многократные повторения лишений и невозможностей – способны сформировать депрессивную личность, уверенную в своей неспособности достичь желаемого, что бы ты ни делал.

Здоровая агрессия неудовлетворенного желания позволяет протестовать, когда желаемое невозможно, сопротивляться и придумывать способы (творчески подходить к жизни), как бы заполучить себе лучшее место, лучшие условия и больший комфорт. Но есть и очень большое количество людей, кто еще в детстве усвоил, что сколько ни протестуй и ни старайся — ты скорее всего получишь неудачу, отказ и удар в самое сердце, что ты опять не смог…

 

Что происходит внутри у носителя этой грусти?

Как чувствует себя тот, кто уже давно сдался? – И только едкий дух зависти никак не уснёт в душе.

 

Там, у них, все прекрасно, но не у меня. Там есть хорошие отношения, тепло и удача, там есть счастье, успех и благополучие, но меня там нет. Я очень хочу иметь всё как у них! И даже не знаю с какой стороны подступиться к этому. А когда я нащупываю успех, меня заливает таким восторгом, я так сильно начинаю собой гордиться, что кажусь себе и другим неадекватным. Я горы готов свернуть, лишь бы получить в свое распоряжение хотя бы что-то такое же хорошее, как у других, ощутить то счастье, которое написано у них на лицах. Но моя жадность в такие моменты отпугивает людей, у меня не получается хотеть и радоваться. Я умею требовать и изворачиваться, но я не умею хотеть. Если только желание замаячит на горизонте, я прыгаю от желания к желанию, хватаюсь за все подряд, в страхе упустить удачу. Я отталкиваю других желанием урвать себе кусок, потому что не верю, что смогу что-то получить просто и вполне заслуженно. Также я не верю, что получу еще один шанс, хотя ситуации у меня всегда повторяются.

Так же я поступаю и в отношениях. Ныряю в них всей душой, теряю себя и готов на любые подвиги и самоотдачу, но это не делает никого счастливым. А только напрягает, утомляет или сердит близкого человека. Или он сам становится депрессивным, таким же как я, когда утрачиваю надежду найти самого себя в своих действиях.

Все что я делаю обычно, я делаю из-под палки, через силу или когда загнан в угол. В периоды активности я хватаюсь за все подряд и не могу сосредоточиться на себе. Я утрачиваю чувство меры, когда у меня возникает надежда. А в периоды тоски и бессилия всё кажется мне тяжелым и не интересным.

Я и мои проявления не согласованы. Меня настоящего очень мало в моих действиях. Я в них либо тону от спешки скорее ухватить тему и не отпускать ее. Либо я занимаюсь чем-то не своим и ненавижу это.

Я не могу переносить отказы и неудачи. Я понимаю, что без них жизни не бывает. Но когда я их терплю — это пытка. Я скорее умру, чем вынесу еще одну неудачу.

И поэтому, я предпочитаю ничего не делать и отказывать себе во многом. Отчасти, чтобы не отнимать время и силы у других. Отчасти, потому что я не верю в успех своих начинаний или в то, что я смогу получить желаемое. Постепенно, я научился ничего не хотеть. Круг желаний и потребностей сузился до тех, где меньше негативного опыта. А там где есть хороший опыт я настойчив, прилипчив, властен и напорист без надобности.

Я обычно спокоен, но предательская зависть напоминает мне, что со мной не все в порядке. Когда я вижу счастливых и довольных людей, я чувствую, что был, есть и буду обделен чем-то важным. И мне невыносимо грустно и тошно от этого. Хочется уйти и не видеть, и не знать этих веселых и довольных собой людей.

И вот хорошо бы нашелся кто-то, кто поймет меня и не будет критиковать или заставлять что-либо делать. Кто услышит мою тоску по невозможному. И прольет со мной слезы по всем моим бесконечным потерям.

 

Такие состояния лечатся. Гореванием. Разделением. Принятием. Поиском. Спланированным и продуманным действием. Позитивным опытом отношений, где фрустрации будут занимать одну десятую опыта, а не девять десятых.

Представьте, что вы имеете дело с человеком, который постоянно падал и потому отказался ходить вообще. Что ни шаг — рана и страдание. Он с завистью смотрит на ходящих. И жадно суетиться и действует наобум и впопыхах, как только почует силу в ногах — но вновь испытывает разочарования. Его бесполезно поучать, стыдить, осуждать, мотивировать – ему и без того тошно. Разрыв между Я и «хочу-делаю-получаю» огромен.

Поэтому, если вы рядом, то ваша задача не увеличивать этот разрыв утверждением своей власти и своей правоты. Ибо зависть и жадность лечатся только личным (а не чужим) успехом. Даже самым маленьким, но честным. И часто это вовсе не принятые в обществе достижения, а успех в проявлении ярости, раздражения, разочарования и самоутверждения.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Возврат к списку