Психологический порлат Psy-practice

ЗАЧЕМ НУЖЕН ПСИХОЛОГ?

                                               Зачем нужен психолог?

Каковы привычные ответы на этот вопрос тех, кто готов принять помощь? Чего ожидают клиенты от психолога?
Одни ожидают обрести мудрого советчика, который скажет, как себя вести и все наладится. Другие ожидают диагноза и готовы принять тот фат, что они больны и от них ничего не зависит. Третьи считают, что психолог может помочь разобраться в ситуации и т.д. и т.п.
Я не буду перечислять все запросы и ожидания от этого специалиста. Скажу лишь, что самый близкий к реальности ответ в этой подборке – помочь разобраться.
                                             Это и есть основная задача психолога.
                                     Почему человек не может разобраться сам?
Может, если будет открыт новым знаниям, будет изучать самостоятельно опыт предыдущих поколений, и учиться менять стереотипы: восприятия, обработки информации и поведения. Так и получаются мудрецы. Путь очень долгий и трудный, поэтому мы и не видели молодых мудрецов.
Наше поведение, в самом простом виде, можно определить схемой стимул – реакция.
Вся наша деятельность базируется на неких стимулах, поступающих из вне, которые обрабатываются нашим мозгом, и затем следует поведенческая реакция: Холодно, я теплее одеваюсь; Мчится транспорт, я отскакиваю; Меня спрашивают – я отвечаю и т.д.
Мозг – это самодостаточный организм, который все время развивается и все время находится в работе. Он может одну и ту же задачу решать множеством разных вариантов (Т.В. Черниговская).
Но вот незадача, при таком потенциале мозговых функций, мы не можем вырваться из замкнутого круга стереотипных реакций и из раза в раз «Наступаем на одни и те же грабли».

                                                             Почему?

Та же Т.В. Черниговская в своей передаче «Покажем зеркало природе» дает ответ на этот вопрос. Большинство задач мы решаем бессознательно, даже самые сложные из них. Мы решаем их по инерции, между делом, используя наработанные уже стереотипные реакции. Так мы водим машину, думая о своем, общаемся, проделываем ежедневные привычные процедуры и т.д.
То есть, тот факт, что наш мозг беспрерывно развивается и усложняется, не всегда отражается на нашем поведении.
Вроде бы логично предположить, что мы тоже должны развиваться и меняться? Ан нет. Многие на протяжении всей жизни не изменяются никак.  Мне таких людей доводилось не раз это наблюдать, да и Вам, наверно, тоже. Как будто бы мы должны учиться на своих ошибках, но повторяем их вновь и вновь. Конечно, не все и не всегда, но все-таки довольно часто.
И мне кажется, виной всему эти стереотипы поведения, как реакция на знакомый стимул, прочно закрепленные в мозге связи, наработанные нашим опытом.
                                       Давайте прогуляемся в детство.
Мы рождаемся, и долгое время для нас всем миром является наша мать, а потом семья. Первые навыки взаимодействия с миром мы усваиваем там. И то, как мы учимся реагировать на стимулы, зарождается во взаимодействии мать – ребенок.
Представим идеальный вариант – зрелая, теплая мать, которая отзывается на все потребности ребенка. Мать является хорошим контейнером для любых эмоций ребенка, она правильно их отражает, и он чувствует себя защищенным и значимым. Он знает, что любые его эмоциональные реакции имеют право на существование, и он усваивает от матери, каким образом справляться с ними. Он учится переживать и обрабатывать свои эмоции. Он учится находить разные возможности для решения разных проблем. Материнское поведение будет показывать разные пути совладания с внешними и внутренними стимулами. У ребенка к зрелому возрасту будет основной набор средств для решения разного рода проблем, он научится думать и оценивать ситуацию. Он будет принимать решение исходя из условий задач, а не из «вариантов избегающего поведения» (защит). У него, так же как у всех, сложится какой-то набор стереотипных реакций, но он будет гораздо шире, и использование его будет более гибким и осмысленным.
Теперь представим себе другой вариант, когда мать не может отражать эмоции ребенка, не может быть контейнером и не достаточно квалифицированный пример для него. Она будет ему демонстрировать неадекватный пример совладания с основными эмоциями, или будет их бояться и оставлять ребенка наедине с его кошмарами, или будет наказывать за проявление негативных эмоций и поощрять позитивные. Вариантов множество.
В этом случае ребенок все-равно выживет, но поскольку его нервная система еще не достаточно зрелая, он будет обрастать разного рода стереотипными механизмами защит. Представим пример. Ребенок плачет, или недоволен, мать отворачивается и уходит. Ребенок не может справиться со своим состоянием и засыпает в слезах. Потом, когда он проснулся, ему как будто бы нормально. Механизм родился. В этом возрасте он не сможет сам найти более подходящий способ справиться с эмоциями. Вплоть до 6 лет ребенку это недоступно. И, если подобный вариант реакции будет повторяться несколько раз – он закрепится. И так, если тебе плохо, «ляг - поспи и все пройдет». Такой человек, став взрослым не будет искать варианты справиться со своими эмоциями, возможно даже не будет понимать, что с ним происходит. Он физиологически будет хотеть спать, когда ему не комфортно и трудно.
Второй вариант. Мать ушла, а ребенок начал раскачиваться и понял, что его это успокаивает. Вот и родился еще один механизм самоуспокоения.
Третий вариант. Мать стала совать вкусняшки, или дала грудь, когда ребенок не хочет. Он покапризничал, и начал таки есть. Вроде бы немного полегчало. Примитивных удовольствий никто не отменял. Вот и еще один механизм самоуспокоения – заедать стресс, внутреннюю пустоту и т.д.
Таких механизмов может образоваться множество, для каждой ситуации свои.
В чем тут засада? Мозг всегда предлагает наикротчайший и легкий путь решения проблемы. Он не будет искать замену хорошо работающему механизму. Он и впредь будет предлагать Вам самое простое решение задачи.
Мы поговорили о совсем ранних механизмах.
Далее человек растет и начинает усваивать взаимоотношения между окружающими. И тут он тоже полностью доверяет своим родителям. Он усваивает, что, когда у мамы сведены брови – она сердится, и сейчас грянет буря. И далее в контакте он будет считывать в мимике другого человека сведенные брови, как агрессию, даже если это сосредоточенность, удивление, умиление и т.д.
Вам доводилось изумляться, когда Вам вдруг говорит кто-то: «Что-то у тебя какой-то угрюмый вид», а Вы этого не ощущаете и не чувствуете. Это может быть, конечно, и об отсутствии само понимания у Вас, и о проекции собеседником на Вас своего состояния, а может быть и про то, о чем я сегодня хочу сказать – привычный стереотип считывания информации. Соответственно, и реакция человека на сведенные брови, будет следствием обработки этого взгляда, как сердитого, и тоже будет базироваться на детском опыте.
Грянула буря, мама начала ругаться – требуется какое то действие. Одни дети стоят, склонив голову и буря быстро затихает - они усваивают такую реакцию на стимул. Другие начинают умолять: «Мамочка не надо пожалуйста», и буря стихает, закрепляется такая реакция. Проще говоря, закрепляется та реакция, которая лучше работает. Но есть вариант нездоровой мамы, на выражение гнева которой ничего не влияет, он начинается и заканчивается неожиданно и проанализировать приближение аффекта невозможно. Тогда ребенок живет в ситуации постоянного ожидания плохого, и этот паттерн так же закрепляется.
Таким же образом ребенок усваивает отношение к себе и свое место в этом мире. Постоянно холодная, недоступная мать, отворачивающаяся от ребенка, не обращающая внимание на его потребности, стимулирует ребенка, либо к абсолютной изоляции, либо к бесконечной потребности привлечь ее внимание, любым способом. Такой ребенок, когда вырастет - будет звонить своему партнеру каждые 10 минут. Любое выпадение партнера из поля зрения будет вызывать сильнейшую тревогу, что его бросили. Даже когда партнер будет рядом и будет поворачиваться спиной и заниматься своим делом, такой человек будет чувствовать себя брошенным.
А тот малыш, который ушел в полную изоляцию и «самодостаточность», будет холодным и отстраненным и с супругом и с детьми, чтобы не травмировать себя любого рода отвержением. Он не будет позволять себе открываться в отношениях, привязываться к объекту, будет делать все для профилактики возможной боли. Он всегда и во всем будет использовать ограничительное поведение.
Можно перечислять массу возможных вариантов, их действительно очень много. Формирование защитных реакций зависит и от типа нервной деятельности и от темперамента и генетических особенностей мозга.
В этой статье не это главное. Главное показать, что мозг привыкает к стереотипным способам реагировать на внешние стимулы. Как правило, человек даже не видит, что есть возможность решать задачи по другому. В арсенале его опыта нет других возможностей. Таким образом, набор стереотипных реакций у человека, чья семья была не идеальной будет крайне скудным, и направленным на его защиту от внешних воздействий. Но если в младенчестве и детстве эти механизмы помогают выжить, то во взрослом состоянии они крайне ограничивают возможности индивида.
Конечно, человек развивается, учится, многие осваивают коммуникативные практики, и применяют их, но часто чувствуют себя неловко и неудобно, используя их. Новое поведение ощущается как что-то чуждое, что им не подходит. Это как заучивание навыка, который при этом не соединяется с тобой и чувствуется, как инородный.
Стереотипные реакции трудно поддаются изменению. Это самый простой путь решения задачи, наикратчайшее расстояние между двумя точками. Эффективность подтверждена не единожды. И намного проще не искать выход, а поспать, поесть, покачаться, выпить, заглушить тревогу таблетками и т.д. Это простые действия. И мозгу нужно понимание, зачем Вы эту простую схему хотите изменить.

                  А вот тут и поможет разобраться психолог.

Он поможет увидеть эти привычные схемы, понять как они работали, как помогли Вам в детстве и как мешают сейчас. Тогда появится шанс изменить свое поведение не с помощью «дрессировки», хотя мозгу нужно будет доказать, что этот способ лучше и повторение неизбежно для образования новых связей. Но это будет происходить на осознанном уровне, понятном мозгу, не смотря на то, что механизм реакции будет более сложным. И что самое важное – это будет Ваш собственный механизм, который Вы выбрали и который Вам подходит, а не навязанный из вне. Психолог не дает Вам готовые инструменты, он позволяет увидеть их изобилие, а выбираете Вы сами, и только то, что Вам близко.

Мне доводилось видеть людей, которые занимаются личностным и эмоциональным ростом самостоятельно. Это трудно и не всегда эффективно. И, однозначно, занимает больше времени. В работе со стереотипами очень важно зеркало. Только в контакте с другим, как в зеркале, мы можем увидеть что-то, что наш мозг видеть не хочет. Да, именно мозг, потому что глазами мы смотрим, а анализируем информацию мозгом. Именно поэтому истощенные анорексией девочки видят себя в зеркале толстыми, а перебравшие с силиконом барышни видят себя красивыми. Наш мозг за нас, и потому мы видим лишь то, что хотим или готовы увидеть. А потому отражение себя, своих мыслей и чувств в другом так важно.
И поиск новых вариантов реагирования, оценки последствий в обсуждении с тем, кто имеет гораздо больший арсенал инструментов, происходит намного эффективнее и быстрее.
Это, наверно, все о чем я сегодня хотела поговорить.
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку