Психологический порлат Psy-practice

Все упиралось в тревогу

В какой-то момент практики и работы с самим собой я вышел на глубинное состояние тревоги.

На какую бы "глубину" я ни заходил, с какой бы своей проблемой ни пытался работать, всегда приходил к этому чувству глубинного одиночества и невозможности, очень близко к депрессивному состоянию.
Работая ли про здоровье, про деньги, про избыточный вес, про депрессивные состояния, все пути меня приводили именно туда, всегда оставался незатронутым этот слой. В практиках с регрессией он также был со мной.
По факту, каждый раз приходилось также проходить сквозь слой тревожного одиночества, когда в ситуации сам-один, и нет ресурса для необходимых изменений и решения проблемы.
Много подсказок дала техника сущностной трансформации, в которой достигается одно/несколько из глубинных базовых (сущностных) состояний: 1. целостность, 2. покой, 3. принятие (одобрение), 4. чувство бытия, 5. любовь.
Эти состояния были настолько одновременно и зрелыми и детскими, что это поражало воображение, хоть и естественными. Распространение состояний в контексты меняло восприятие контекстов, добавляло ресурсов для более продуктивного существования в них.
Но это чувство одиночества и бессилия, наполненного тревожным ожиданием непонятно чего, время от времени возвращалось и возвращается.
В какой-то момент у меня вообще сформировался практически мыслевирус, что в базе существования и жизни лежат одиночество и тревога, а любая наша деятельность - лишь способ справиться с этой несладкой парочкой.
Это породило отчаяние, потому что я начал воспринимать и видеть и само это тревожное одиночество, и попытки с ним совладать через различную деятельность, и все это проецировалось в бесконечность.
Фактически, я был разбит этим и разобран, от моего чувства могущества и разрушение возможности спокойной и счастливой жизни не осталось ничего.
Пришло время обратиться к друзьям. Татьяна Соловьёва , Мавка Ивардж, Наталья Некрасова, спасибо вам.
С помощью друзей я обратился к базе, к младенчеству, где закладываются способы справляться с изменениями среды, на которые возникает тревожное ожидание.
Вы помогли мне выйти на то, что в основе всего лежит безмятежность и покой. Это присутствует в утробе, когда все хорошо у большей системы (матери). Это продолжается у грудного младенца, безмятежность и покой, когда он накормлен, обогрет, и мама полностью в его распоряжении.
Тревога начинается, когда что-то идет не так. Замерз/перегрелся, в памперсе мокро, хочется кушать, забурчало в животике... Первое выражение на лице младенца, когда что-то идет не так, это печаль и тревога.
Затем приходят другие эмоции - гнев и печаль, и он начинает хныкать, а потом плакать все громче.
И вот тут, по моим впечатлениям, закладывается база, основа того, как в будущем человек будет реагировать на изменения внешней среды, на стрессовые ситуации, его устойчивость или склонность к провалам.
Если мать реагирует на эти звуковые сигналы и приходит, начинает удовлетворять потребности младенца, то тревога уходит, и он постепенно возвращается в спокойное состояние, начинает просто быть и спокойно спать либо заниматься своими младенческими делами: двигать ручками и ножками, рассматривать ручки и погремушки, агукать.
То есть соединение, слияние с бОльшим объектом дает младенцу чувство покоя и защищенности. Запомним, это очень важно, ведь это - один из двух глобальных способов справиться с тревогой.
Другой способ - структурирование будущей реальности, научение выявлению/присваиванию ей структуры, содержания, обретение навыков взаимодействия.
Что же происходит, когда потребности младенца удовлетворить невозможно: либо мать отсутствует, либо болит у него что-то, и попробуй пойми, что именно. Это приводит к тому, что младенец не получает нужного ему отклика на призыв, и он, бывает, плачет в ужасе до такой степени, что бессильно засыпает, в невозможности удовлетворить свои потребности в покое и комфорте.
Можно немножко заглянуть в младенца в этом состоянии. Появляется Дискомфорт, и он нарастает. Психика устроена так, что на дискомфорт обращается больше внимания, чем на комфорт. Поэтому, когда что-то болит или беспокоит, младенец в это погружается, и уже не способен услышать, воспринять отклик на свой призыв, даже когда он приходит, и тем самым попадает в одиночество, ужас, оторванность от матери.
Что же закладывает такая невозможность удовлетворения потребности в психику младенца? Чувство уязвимости? Бессилия? Одиночества, независимо от количества находящихся рядом людей? Закладывает основу для депрессии, когда ты просто исчезаешь в этом одиночестве и невозможности бытия?
Что происходит, когда это повторяется раз за разом? Какой фундамент получит образ мира? Останутся ли неизменными сформировавшиеся нейронные связи? Как будет психика это обобщать?
Но, допустим, нашли мы, вывели вот это состояние ужаса и одиночества. Что с ним делать дальше?
Естественный способ, которым мы пользуемся, практически все без исключения, - это ассоциация себя с чем-то большим. Мой класс, моя школа, мой институт, моя страна, моя планета, моя вселенная. Бизнес, вера, течение, секта, наука. То есть мы воссоздаем в своем психическом условия, когда кто-то больший, кто в случае чего может позаботиться. Такой глобальный светлый образ.
Здесь же находится и склонность к зависимостям и созависимостям. Когда при наличии вещества или человека можно расслабиться, и "передать контроль неконтролируемого" этому объекту, при этом испытав расслабление.
Правда, я тут вижу в этом способе и недостатки.
1. Чем больше мы присваиваем сил этому светлому образу, тем сильнее нас бьет "кризис среднего возраста", когда должно происходить обретение внутренней силы, окончательная переориентация на себя и свой внутренний ресурс. И опять-таки, это заметка на полях, т.е. тема отдельного разговора.
2. Снижение критичности по отношению к бОльшему. Легче внушить, сложнее и больнее разувериться. Принятие догм, которыми замещаются свои, наработанные стратегии. Любая религия требует в какой-то мере отказа от себя и своих потребностей, замещая своими. Любой шеф на работе будет просто рад проявленной старательности в ущерб семье и свободному времени.
Возвращаясь к базовой, базальной (К. Хорни) тревоге.
Важный момент, на который меня натолкнули друзья.
Есть состояние покоя, неизменности, к которому мы стремимся. В младенчестве эту систему образует мать: младенец почувствовал голод, дискомфорт, тревогу. Плач ребенка, приход матери и успокоение.
То есть любое изменение в состоянии первоначально вызывает тревогу, и только стабильное состояние - это покой.
И тут я натолкнулся на еще одно осознание: состояние жизни - это постоянные изменения. Сердце бьется, ветер дует, температура меняется, раздаются различные звуки. Таким образом, тревога - это естественная реакция на неопределенность будущего.
Как же мы с ней справляемся?
Об одном способе, слиянии с бОльшим объектом, я уже написал.
Второй естественный способ справиться с тревогой - это познание и структурирование реальности. Нахождение в себе ресурсов для взаимодействия с ней.
Мы учимся читать и писать.
Мы учимся ходить на двух ногах.
Мы учимся говорить.
Попадая на работу, мы учимся правилам, принятым в данном сообществе, а также нашим обязанностям.
Попадая на седло велосипеда, мы учимся держать равновесие.
Мы узнаем, что есть магазины, где можно купить еду, школы, где можно научиться полезным и не очень знаниям, друзья, с которыми повышается чувство безопасности и контроля окружающей среды и прочая, прочая, прочая. Населяем свой внутренний мир объектами и их функциями, и включаем их в наши расчеты.
То есть мы структурируем свое представление о реальности, начинаем осознанно прогнозировать отвечать на будущие события. Когда этот навык прокачан, человек умеет строить планы и осуществлять их, чувствуя безопасность. И даже расхождения с прогнозом можно учитывать, и на них строить свои прогнозы. Есть и такие мастера. Для них мир стабилен в своей нестабильности, сбалансирован в нестабильности. Ну или хотя бы часть мира, где они компетентны.
Есть и тут свои недостатки. Можно уходить в планирование и моделирование, перенося жизнь в психическое пространство.
Можно начать перестраивать мир под свое представление, используя агрессию.
Можно строить фантазии, не соотнося их с реальностью.
И моменты счастья - когда ожидания совпадают с реальностью. Когда помолился, и ситуация наладилась. Обратился к начальству, и оно изъявило свое благоволение. Пришел к друзьям, и они дали душевное успокоение. Это, как мы понимаем, относится к первому способу реагирования на неопределенность.
Для второго способа это будет достижение цели, поведение других как планировалось, получение того, что запланировано.
Что интересно, в разных контекстах могут наблюдаться разные стратегии поведения. У кого-то в работе и бизнесе будет стратегия прогнозирования и достижение, а в личных отношениях - наоборот, ожидание того, что кто-то придет и "подарит 500 эскимо". Ну и наоборот. А ещё могут отстраненно пофантазировать, что "еще чуть-чуть, и я смогу с этим справиться, взять под контроль".
Обобщая вышесказанное, хочу отметить, что жизнь - это динамика и изменения, и способы реагирования на них закладываются еще в младенчестве. Для кого-то это может казаться константой, и для них это будет так. Привычно, часто дискомфортно до невыносимости, но в этом можно прожить.
Те же, кто решат изменить свое мировосприятие, и восприятие себя как части мира, могут заняться глубинными исследованиями себя в медитациях, самогипнозе, с помощью психотерапевта.
Да, тревога никуда не денется, она основной побудитель нашей деятельности. Но она перестанет быть разрушающей, приводящей к чувству бессилия и одиночества.
Ничего не потеряно, пока мы живы и способны воспринимать, думать, прогнозировать, действовать.
PS. Уважаемые читатели, если есть что добавить, написать, прокомментировать, буду рад конструктиву.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку