Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Возможна ли схема сессии в психотерапии?

Подписаться на автора Возможна ли схема сессии в психотерапии?
18 Января 2016 14:06:12
4494

В этом параграфе я рискну прикоснуться к одной из наиболее объёмных тем, отличающих диалогово-феноменологическую модель гештальт-терапии. Однако предварительно оговорюсь, что если вы захотите разобраться в ней детально вам стоит прочитать том третий и четвёртый издания, которое называется «Диалоговая модель гештальт-терапии». Речь пойдёт не только о неких концепциях, существующих в гештальт-терапии и в диалогово-феноменологической модели, но и о базовом инструментарии, который определяет соответствующую психотерапевтическую практику. 

Такой концепцией-инструментом в гештальт-терапии является модель цикла контакта, или цикла опыта. Это некая вполне рабочая и в некоторых границах вполне эффективная схема терапевтического процесса, которая позволяет терапевту, выполняющему её, получить вполне определённый и в некоторой степени предсказуемый результат. Напомню читателю, незнакомому с ней, ее содержание. Цикл контакта описывает процесс удовлетворения человеком некой актуальной для него потребности. Начинается этот процесс с осознавания самой потребности. Потом человек обращает своё внимание на поле, которое он сканирует в поисках объекта, с которым эта потребность может быть удовлетворена. После этого происходит процесс контактирования организма в среде по поводу удовлетворения потребности. И на этапе постконтакта человек ассимилирует полученный опыт. Динамический принцип, лежащий в основе этой модели, остаётся неизменным с основания гештальт-терапии, хотя с тех пор и появилось множество альтернативных схем цикла опыта. На первый взгляд, возразить ровным счётом нечем. Идеальная схема в своей простоте и эффективности. Когда молодой начинающий гештальт-терапевт осваивает её, многие его тревоги растворяются. Терапия становится ясной и понятной.

Вместе с тем, при ближайшем рассмотрении этой модели в практике появляется множество проблем. Во-первых, то обстоятельство, которое, казалось, упрощает терапию, на поверку порой заводит её в тупик. Модель цикла контакта оказывается рабочий лишь в пределах тех случаев, когда клиент в состоянии осознать свою потребность. Если же это осознавание начисто отсутствует в опыте, то схема оказывается в лучшем случае парализованной, в худшем же – клиент «радует» терапевта подставной, но знакомой ему потребностью. Поэтому цикл контакта начинает «вертеться» внутри концепции терапевта. Я полагаю, не стоит игнорировать тот факт, что довольно часто, особенно если сложности в жизни клиента не от избытка, а от дефицита, удовлетворение потребности предшествует её осознаванию. Поэтому для психотерапии нужна иная модель, которая могла бы учесть это обстоятельство.

Второе моё возражение относится к концепции сопротивления в гештальт-терапии. Согласно описываемой идеологии, контакт по поводу удовлетворения потребности может быть прерван на любом из этапов цикла контакта: в преконтакте – конфлюенцией, на этапе контактирования – интроекцией, проекцией, при полном контактировании – интроекцией, ретрофлексией, профлексией, в постконтакте – эготизмом. Но из опыта терапии становится очевидным, что проявления любого из этих механизмов возможны в любой момент сессии. И более того, если принять положения диалогово-феноменологического подхода о том, что первичной реальностью существования является контакт, то очень скоро становится ясным, что описываемые механизмы суть способы строить этот контакт. Мы ничего не можем прервать в контакте. Никакого сопротивления в психотерапии не существует. Это лишь удобный концепт, который помогает терапевту объяснить те сложности, с которыми он сталкивается.

Суть терапевтической работы меняется радикально от этой трансформации. Мы больше не работаем с сопротивлением, мы помогаем клиенту обнаружить как можно больше феноменов, некоторые из которых вполне вписываются в то, что мы могли бы назвать интроекцией, а некоторые – нет. Так появляется свобода, необходимая нам для переживания. Мы не пытаемся редуцировать поле до нашей концепции проекции. Наоборот, мы по-прежнему, позволяем ему реализоваться во всем его феноменологическом богатстве. Даже если вам как терапевту и нужны представления о ретрофлексии (что скорее всего маркирует вашу тревогу), оставьте их в поле на правах любых новых феноменов, которые появятся через минуту, если вы прекратите «ковыряться» в сути удержания клиента. Равно как будьте готовы встретиться с тем, что вы называете ретрофлексией не на этапе полного контактирования, а в первые секунды сессии. Подытоживая, скажу, что любой из описываемых «механизмов прерывания контакта» суть некий набор феноменов (что является, как вы уже знаете, концепцией). И терапевтическая работа в рамках диалогово-феноменологического подхода остаётся прежней – восстановить способность переживать эти феномены. Как и феномены любой концепции.

Третье методологическое затруднение возникает в тот момент, когда в модель цикла контакта  попадает идея прегнантности. Не может быть никакой фигуры сессии! Прегнантная динамика по определению нестабильна. И то, что секунду назад было фигурой, уже ушло в фон. На этом и основан этот принцип функционирования поля. И лучшее, что нам следует сделать, это дать возможность фигуре и фону меняться так часто, как это определяет терапевтический контакт. Для этого нам важно оставаться все время чувствительным к феноменологической динамике поля. Любая попытка вторгнуться в этот естественный процесс создаёт концептуальную опору для терапевта, но на поверку уже является терапевтической манипуляцией. Мы не можем не изнасиловать поле и клиента, если заставим его зафиксировать фигуру на фоне. В этом случае мы уже расчертили путь, по которому, хочешь или не хочешь, но будет двигаться терапия. Некоторые терапевты даже рекомендуют: «Увидел фигуру клиента, хватайся в неё хваткой бульдога и держи!»

Четвёртое и пятое возражения также относятся к полевому принципу прегнантности. Четвёртое – не бывает фигуры клиента и фигуры терапевта. Любая фигура – это фигура контакта. Как я уже не раз отмечал, ссылаясь на принцип децентрализации, любой феномен безотносительно к тому, является ли он фигурой или относится к фону, суть феномен поля, или контакта. Этот тезис имеет важные следствия для психотерапевтической и супервизионной практики.  Вместо того, чтобы пытаться играть в концептуальную игру «Отгадай, чей это феномен?!», лучше потратить витальные усилия на то, чтобы дать возможность этому феномену Жить. Это справедливо и для терапии, и для супервизии. Диалогово-феноменологический подход апеллирует лишь к задаче восстановления витальности, вне зависимости от того, чему изощрённый, порой богатый, но подневольный ум терапевта, супервизора или клиента припишет тот или иной феномен. Переживание иррелевантно типу атрибуции. Не пытайтесь определить, ваш ли это психологический материал или клиента, просто дайте возможность переживать его в контакте! Доверьтесь мудрости поля и будьте открыты ему!

И наконец, пятое. Мне кажется, в гештальт-терапии переоценено значение фигуры. Все интервенции гештальт-терапевтов фокусированы именно здесь. Тогда как это лишь незначительная часть поля. Более того, базовый тезис теории поля звучит следующим образом – значение фигуры всегда находится в фоне. Не бывает фигуры без фона. Кроме того, опыт убедил меня, что никакого разрешения конфликта и кризиса, которые является сущностью терапии, в рамках фигуры нет. Разрешение фигуры находится в фоне. Именно поэтому токсический для начинающего терапевта вопрос «Что делать?» никогда не может быть разрешён прямым ответом на него. Выход лишь один – переформулировать его в альтернативно-фоновый «А что есть?». Только перемещение терапевтического акцента с фигуры в фон способствует восстановлению естественной динамики поля! В этом суть диалогово-феноменологического подхода, который формирует в отличие от классической гештальт-терапии культуру фона, а не фигуры.

В завершении сравнительного анализа классической концепции цикла контакта и диалогово-феноменологического подхода к динамике поля приведу небольшую итоговую таблицу, в которой попытаюсь сравнить их основополагающие тезисы.

Цикл опыта в классической Гештальт-терапии

Диалогово-феноменологическая модель гештальт-терапии

1.   

Последовательная смена этапов терапии от преконтакта – к постконтакту, каждый из которых имеет определённые задачи и закономерности

Невозможность предсказать динамику поля. Готовность терапевта удивиться и заметить актуальное.

2.   

Механизмы прерывания контакта. Задача – работать с прерываниями с целью восстановить контакт.

Способы организации контакта на правах концепции. Это часть феноменологической динамики поля.

3.   

Большая или меньшая фиксация фигуры сессии

Спонтанное наблюдение за динамикой перегнанного соотношения

4.   

Деление поля на фигуру клиента и фигуру терапевта

Прегнантное соотношение – атрибут поля и контакта. Невозможность разделить атрибуцию.

5.   

Терапевтическая активность происходит в зоне фигуры

Переживание восстанавливается только за счёт динамики фона

 



Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Совсем не то, что вы думали о Выборе
Казалось бы, тоже знакомая категория. Однако традиционно, несмотря на ее важность, она не рассматривается в качестве самостоятельного терапевтического фактора. В качестве некой важной экзистенциальной темы – да, но не в качестве терапевтического средства. Клиентов поддерживают в самостоятельном акте выбора и принятии ответственности за него. Способность делать свободный и ответственный выбор рассматривается как акт «взросления» человека в процессе психотерапии и критерий его зрелости. И это здорово и очень даже верно. Вместе с тем в диалогово-феноменологическом подходе категория выбора приобретает несколько иное звучание. Поговорим об этом более подробно.
СВОБОДНЫЙ ВЫБОР. КАК ЕГО СОВЕРШИТЬ?
Как вы думаете, часто ли вы что-то выбираете в Жизни? Может быть, вы постоянно принимаете решения, основанные на тех или иных концепциях?
Замечали ли вы какую-то закономерность в ваших «выборах»? Что вы чувствовали, когда совершали выбор? Облегчение или радость, вдохновение и немного тревоги?
Если вы чаще вы испытываете облегчение от сделанного выбора, чем смесь радости, вдохновения и тревоги, то большую часть вашей Жизни вы принимаете решения, а не выбираете. А значит за вас «живут» концепции.

ПОЧЕМУ ЗАВИДОВАТЬ ПОЛЕЗНО?
"Я никому не завидую" - культурный миф! Почему это не должно быть правдой и как обращаться с завистью?

Мы привыкли думать, что зависть – это плохо. Что это то, что нас травит, убивает и портит отношения. Что если вы кому-то завидуете, нужно немедленно от этого избавляться.
Но узнав о природе зависти, вы сами можете решить, полезно это для вас или нет и что с этим делать.

Поле процессуально или структурно?
Несколько следующих статей блога я планирую посвятить слоевой, или конусной, модели организации психической жизни человека. В основе этой модели лежит природа взаимодействия первичного и вторичного, абстрагированного, опыта. Речь пойдет о концептуальной фиксации жизненного пространства человека, в результате чего формируется self-парадигма, которая поддерживается на протяжении более или менее длительного времени, а иногда и всей жизни человека, механизмами, приводящимися в действие принудительной валентностью. В завершение статьи я сделаю небольшое отступление практического свойства, и мы немного прикоснемся к проблеме построения интервенций в процессе психотерапии. Именно конусная модель организации психической жизни лежит в основе формирования терапевтических интервенций в психотерапии, фокусированной на переживании.
От вины и обиды – к раскаянию и прощению
Появление чувства вины является значительным событием в эмоциональном онтогенезе человека. Это одно из первых по-настоящему социальных чувств, которое предполагает, что я совершил нечто, что нанесло ущерб другому. При этом вина, в отличие от стыда, относится к действию, мною совершенному, а не к моему Я. Именно поэтому обращаться с ней значительно проще. Тем не менее, возможно и возникновение токсического переживания вины, лежащего в основе депрессии.

Существует ли теория поля?
В этой работе передо мной стоит весьма важная задача. Возможно, одна из самых важных на этом этапе развития диалогово-феноменологической психотерапии. Речь пойдет не о частных приложениях методологических принципов психотерапии, фокусированной на переживании, а о сердце ее методологии. Данная работа будет посвящена диалогово-феноменологическому прочтению теории поля. Учитывая объемность и сложность такого рода задачи, стоящей передо мной, я решил разбить ее на некие логичные составляющие. Таким образом, общая задача представления вам, уважаемый читатель, диалогово-феноменологической теории поля будет реализована посредством разработки нескольких основных разделов, каждый из которых представляет из себя более или менее независимую статью. Начну я с описания современного состояния теории поля и общей структуры диалогово-феноменологической теории поля. Далее мы с вами двинемся в направлении истоков феноменологического поля и поговорим о механизмах полеобразования.

Топ публикаций
АРТ-ТЕРАПИЯ. Помоги себе сам АРТ-ТЕРАПИЯ. Помоги себе сам 1. Устал – рисуй цветы
2. Злой - рисуй линии...
О детских истериках О детских истериках Мне всегда режет глаз, когда родители, говоря о те...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice