Психологический порлат Psy-practice

Вегетарианство, сыроедение, орторексия?

Моя статья «Нервная еда» стала резонансной, было много вопросов, как открыто, так и в личных сообщениях. Значит, тема интересна и актуальна для читателей. С учетом того, что расстройства пищевого поведения занимают первое место по смертности среди всех психических расстройств, продолжим ее.

Сегодня разберемся в проблеме орторексии. Что это, почему возникает, чем характеризуется и как связана с сыроедением, вегетарианством?


Из истории проблемы

Термин «орторексия» состоит из сочетания двух греческих слов. Orthos означает «истинный, верный»; orexis — «аппетит». Орторексией называют такое нарушение пищевого поведения, при котором у человека возникает патологическая фиксация на правильности питания. При этом он может ритуализировать выбор продуктов, покупая их с особой тщательностью, категорически не приемлет загрязненных либо вредных, соблюдает жесткую диету.

   Исследование проблемы началось с публикации эссе Стивена Бретмена.  Оно называлось «Наркоман здоровой пищи» (Health food junkie, 1997). В работе автор аргументированно изложил негативные побочные действия диетической медицины. Он же назвал новую форму РПП — нервную орторексию.

   Ученые начали говорить о необходимости включить эту проблему в официальные классификаторы болезней. Многие изучали ее. В числе таких специалистов была и я, исследуя разные аспекты орторексии. Мировые СМИ этот вид РПП растираживали. Общий портрет орторекса выглядел так: человек после 30 лет, строгий регламент питания, одержимость "здоровым образом жизни", которым заняты все мысли и время. При этом он не берет во внимание вкусовые предпочтения, ориентируется сугубо на пользу продуктов и тщательно проверяет их качество. Также игнорирует калорийность суточного рациона, баланс между потреблением калорий и расходом. Орторексам характерна мощная самодисциплина, табу на посещение обычных ресторанов и чувство превосходства над людьми, которые питаются «как попало».

 

Зрим в корень!

   Основная потребность орторекса — самоутверждение (Лозова, О., Фатєєва, М., 2017). А табу на нездоровую пищу и такие ограничения в питании — это инструменты достижения собственного превосходства. Подобное пищевое поведение, как правило, ассоциируется с псевдо-духовными коннотациями. То есть, когда орторекс наполняет себя «чистой» едой, то и ощущает себя чище, выше, лучше. Доходит до чувства святости и возникает потребность учить близких и знакомых, поучать их, пропагандируя свой стиль питания, истинные и здоровые принципы. Окружающие, в свою очередь, видят это как культ, священнодействие вместо обычного приема пищи. И начинается осуждение, насмешки, сарказм. Или вежливое дистанцирование.

   Обычно сложно понять, что такое пищевое поведение необходимо рассматривать в контексте, что за таким культом всегда стоит определенная идея. Как говорил Кузьма Прутков, надо зреть в корень. Почему человек изменил обычные принципы питания на новые, не типичные? Разобраться в этом может только профессионал.

   Это сродни тому, как терапевт определяет причины головной боли. Ведь она же может быть признаком нарушения сна и метеозависимости; теплового удара и гипертонии; остеохондроза шейного отдела позвоночника и последствием сотрясения мозга... Словом, симптомом множества разных недугов. Поэтому врач проводит комплексное обследование больного и только потом ставит окончательный диагноз. И только тогда, когда человек обратился за помощью.

   Так и с орторексией. Не узнав полной картины, нельзя сделать правильные выводы. Любое поведение важно рассматривать в контексте, какая идея за таким ограничением? Один и тот же голый человек под душем и на улице города – это разные контексты.

   Несомненно, сыроедение и вегетарианство – это ограничительное пищевое поведение. Однако явления могут быть и признаком РПП, и манифестацией шизофрении, и экспериментом. Например, вегетарианство для кого-то — следование модной тенденции либо влияние авторитетного человека. Для девушек может быть весенним челленджем с целью похудения и обретения здорового цвета лица. Все индивидуально.

   Исследования показали, что орторексии подвержены представители обеих полов, а в группах риска пребывают вегетарианцы, жесткие веганы, перфекционисты.

 

Дифференцируем грамотно

   Где же грань между здоровым образом питания и расстройством пищевого поведения? Критерии орторексии были выделены Ф. Бартелз (Barthels, F., Meyer, F., & Pietrowsky, R., 2015), и в 2016 году были уточнены тем же С. Бретменом и Т. Данн. Их выделили несколько:

  1.  Длительное, сильное увлечение продуктами для здоровья и "здоровым питанием";
  2. Табу на нездоровые продукты, тревожность по отношению к ним;
  3. Ритуальная занятость покупкой, приготовлением и употреблением пищи, обусловленная сверхценными идеями;
  4. Концентрация на здоровом питании провоцирует трудности в профессиональной, социальной, других сферах жизни человека;
  5. Похудение может присутствовать, но оно не является доминантным.

Чтобы диагностировать орторексию, необходимо наличие пунктов 1, 2, 3, 5 и частично 4. Когда же пункт 5 четко не выполняется, авторы советуют диагностировать атипичную нервную анорексию.

 

Сохраняем уважение!

   Уже в 2017 году С. Бретмен написал о некорректном толковании термина в СМИ. Он призвал не навязывать ярлыки пищевых расстройств, сохранять эмпатию к тем, кто стал приверженцем альтернативного варианта питания. В этических кодексах нутрициологов многих стран такое отношение тоже является аксиомой.

   Но справедливости ради замечу, что последствиями орторексии могут быть снижение иммунитета, остеопороз, гормональные сбои, истощение нервной системы, недуги сердечнососудистой системы и социальная изоляция. Реже - смерть от кахексии (истощения), как, например, в недавних случаях веганских семей Шакур из Атланты, О'Лири из Флориды и т.д. Тем не менее, каждый взрослый человек является хозяином своего тела, вправе делать с ним все, что захочет. Конечно, дети и подростки — исключение. За них отвечают родители, которые должны вмешаться и обратиться за помощью к специалисту. Он же сам не вправе навязывать помощь взрослым, даже когда те наносят себе ощутимый вред. О добровольности и недобровольности помощи в подобных ситуациях отлично рассказал профессор А. Брюхин (РУДН, Москва) в журнале «Расстройства пищевого поведения: современный опыт» (Брюхин А., Линева Т., 2019).  

   Никто_не_вправе осуждать тех, кто изменил свои принципы питания и, по сути, пропагандирует орторексию. Взрослый может делать всё, что считает нужным с собой по принципу «МОЁ ТЕЛО – МОЁ ДЕЛО». Захочет разобраться в сомнениях и поисках вместе со специалистом, понять, как удовлетворить свои потребности не за счет ограничений в еде — вообще замечательно, главное, чтобы подход был профессиональным.

   Здоровья нам и энергии!