Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.

Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Важны ли личные реакции психотерапевта для терапии?

Подписаться на автора Важны ли личные реакции психотерапевта для терапии?
25 Июня 2017 10:05:44
1279

Однако это мнение справедливо лишь до тех пор, пока клиент рассматривается отдельно от его жизненного пространства, а инструментом терапии оказываются техники той или иной терапевтической школы. С появлением терапии, фокусированной на контакте и переживании, и основанной на представлениях о поле, ситуация претерпевает значительные изменения. Так, терапевт из обладателя инструментов изменения превращается собственно в средство терапевтической динамики. При этом реакции терапевта в контакте с клиентом и осознаваемые им феномены становятся неотъемлемой частью жизни клиента. Причем сказанное справедливо даже в том случае, если в фокусе внимания терапии находятся не отношения терапевта и клиента (поскольку они не всегда актуальны), а жизненная история, рассказываемая последним. Таким образом, терапевт оказывается вовлеченным в процесс изменения клиента, причем вовлеченным своей жизнью. Разумеется, в этом процессе изменяется не только клиент, но и терапевт.

Представления о том, что терапевт – это профессионал, обслуживающий self клиента, оставаясь при этом в стороне, должны быть подвергнуты пересмотру. Попытка настаивать на сохранении этого убеждения в качестве руководящего правила для терапии переживанием может оказаться попросту вредным. Данный тезис является оборотной стороной терапевтического высокомерия, о котором я писал выше. В нем терапевт оказывается низведен до роли инструмента психологической помощи, ни более, ни менее. Разумеется, что при этом свобода терапевта, а, следовательно, и качество терапевтического контакта не могут не пострадать. Ограничение свободы терапевта с необходимостью предполагает ограничение свободы и у клиента, поскольку именно психологическая динамика контакта выступает важнейшим терапевтическим фактором.

В дополнение к сказанному я бы хотел уделить внимание одному размышлению, имеющему отношение к предмету психотерапии. В течение длительного времени существования психотерапии общественное и профессиональное сознание рассматривало психотерапию как процесс, в котором клиент получал помощь в связи со своими психологическими, психическими или психосоматическими проблемами. При этом психотерапевт представлялся как эксперт в области психического здоровья, в профессиональном фокусе внимания которого находился другой человек. Задача психотерапии сводилась к взаимодействию с клиентом с целью его изменения. Таким образом, предметом психотерапии являлся сам человек и его внутренний мир. Появление гештальт-терапии сделало очевидным еще один профессиональный аспект, касающийся предмета психотерапии. Поскольку self в этой парадигме представляет собой процесс организации контакта в поле организм/среда, постольку психотерапевт становится экспертом в области контакта. Терапевтические изменения в этом случае опосредуются экспериментами в области контакта. Объектом профессии становится собственно контакт, а ее предметом – способ его организации.

Однако даже такая трансформация предмета психотерапии не в полной мере соответствует психотерапевтической реальности. Феноменологический подход и теория поля, лежащие в основании диалоговой модели контакта и психотерапии, вносят свои довольно значительные коррективы в понимание предмета нашей профессии. Мы никогда не узнаем другого человека, поскольку имеем дело не с содержимым его внутреннего мира, а лишь с тем, что является фактом нашего сознания, т.е. феноменом. Сами себя мы тоже не в состоянии достоверно познать по этой же причине. Способ организации контакта также является нам только в тех его аспектах, которые мы осознаем непосредственно или опосредованно. Все остальное – лишь домыслы, догадки и гипотезы, которые не имеют шансов быть когда-либо подтверждены или опровергнуты.

Мы имеем дело с феноменами поля, а не с внутренним миром человека и способом организации им контакта в поле. Но не следует отчаиваться – стремление к истине никогда не было целью психотерапии. А вот повышение качества жизни человека доступно психотерапевтическому влиянию и вне доступа к его внутреннему миру. Тем более, что простейшей реальностью существования являются те самые феномены поля, содержание и динамика которых вполне доступна для психотерапии. Таким образом, психотерапевт является специалистом не по человеку и его психике, и даже не по способу организации контакта (как еще недавно мы думали), а по динамике поля. Феноменологическая динамика – это единственное, что доступно нам в процессе психотерапии. Отслеживая спонтанное течение возникающих и исчезающих феноменов поля в процессе терапевтического диалога, мы тем самым способствуем восстановлению естественной витальности человека.

Вернемся к обсуждаемому нами тезису оппонентов диалоговой модели терапии относительно того, что пространство терапии должно оставаться пространством для клиента, а не для терапевта. Поскольку сущность психотерапии заключается в сопровождении феноменологической динамики поля, было бы несправедливым искусственным образом исключить из поля значительную его часть. Тем самым мы лишь осложняем ситуацию терапии, раз за разом приходя в тупик, так как блокируем множественные возможности для трансформации феноменологического поля. Зачастую выходом из такого рода тупиков является размещение в процессе переживания феноменов, осознаваемых терапевтом, что инициирует высвобождение ресурсов осознавания у клиента. 



Теги: игорь Погодин, переживание, гештальт, гештальт-терапия, психологическая помощь, психотерапия, психолог Киев, психологическая консультация, как найти себя, как стать счастливым, обучение психологии, лекции по психотерапии, диалоговая модель гештальт-терапии, психологический тренингь
Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

КОМУ НУЖНА ПСИХОТЕРАПИЯ? ВСЕМ, У КОГО БЫЛИ РОДИТЕЛИ!
Родительско-детские отношения и как можно испортить жизнь своим детям
Кому нужна психотерапия? Всем, у кого были родители!
И в этой шутке есть только доля шутки, ведь нет общих правил о том, как воспитывать каждого уникального ребенка. Также, как нет двух одинаковых людей, дети разные и родителям не просто тяжело понять, как с ними быть.
Это практически невозможно
Так или иначе, как бы мы ни работали над собой, где-то мы испортим жизнь своим детям. Но в этой статье я хотел бы обратить внимание на общие способы, которые используют множество людей. Опасность этих способов в том, что они – не осознаваемы.

Как строить эффективную терапевтическую интервенцию
Предлагаю начать с описания феноменологических принципов построения терапевтических интервенций. Поскольку феноменологический метод пронизывает не только теорию, но и практику диалогово-феноменологической психотерапии, я попытаюсь представить здесь ее своеобразие. Учитывая тот факт, что и о феноменологическом методе в психотерапии, фокусированной на переживании, и об общих принципах построения терапевтических интервенций в этой психотерапевтической модели я уже писал ранее, в рамках данной работы я ограничусь лишь краткими тезисами, содержащими специфические комментарии частного свойства.
Как работать с суицидоопасным кризисом. Описание случая
Ниже я предлагаю вашему вниманию краткую иллюстрацию терапевтической работы, основанной на предложенной модели психологической помощи. В ней вы можете обнаружить последовательность терапевтического процесса, разворачивающегося в феноменологическом поле, определяемого острыми суицидальными тенденциями, развернувшимися на фоне острого травматического события, переживаемого клиентом.
Схематически эта последовательность может быть представлена следующей цепочкой: принятие уникальности феноменологической картины происходящего – восстановление чувствительности к психической боли – поддержка процесса переживания всех возникающих в поле феноменов (без элективной включенности фасилитатора, и с акцентом на естественной терапевтической динамике поля) – восстановление способности к творческому приспособлению.

ЧТО БУДЕТ УПРАВЛЯТЬ ВАШЕЙ ЖИЗНЬЮ?
Почему наша реальность выглядит такой стабильной? Почему у нас есть устойчивое ощущение, что это именно мы формируем контакт?Откуда возникает убеждение, что мы можем влиять на других людей? И есть ли этому альтернатива?
Концепция тиражирует реальность вашей жизни так быстро, что вы даже не успеваете задуматься над тем, возможны ли альтернативы. Вам даже не может прийти в голову, что реальность может быть не настолько жестко определена. И вам совершенно не доступен тот краткий период Жизни, когда элементы будущей реальности еще никому не приписаны.
МОЖЕТ ЛИ ОН БЫТЬ ВООБЩЕ ДОСТУПЕН?
При определенной тренировке в присутствии, осознавании и переживании вы сможете начать замечать, что появившийся только что факт сознания существует как бы в свободном непривязанном виде. Он пока еще никому не принадлежит. И только от вас зависит, какое место в новой реальности контакта он займет.
Это задача непростая, но вполне осуществимая. По крайней мере, даже в рамках непродолжительной обучающей программы «Психотерапия переживанием», или «Диалоговая модель гештальт-терапии», некоторым ее участникам это вполне удавалось.
Они описывали это состояние примерно так, как переживал его когда-то впервые я – оно одновременно и воодушевляет, и пугает своей необычностью и странностью.
Мы привыкли думать, что любой факт сознания априори приписывается тому или иному субъекту. Это кто-то злится на кого-то, или испытывает благодарность к кому-то. Но обязательно кто-то к кому-то, ну или хотя бы кто-то. А тут на некие доли секунды злость и благодарность еще не стали вашими, они как бы ничьи и принадлежат лишь контакту, который их породил. Вы как будто наблюдаете за ними со стороны.

Существовали ли вы вчера? Рождаясь ежесекундно заново
Мы привыкли думать, что мы постоянны. Что наше с вами существование континуально по своей природе. А, следовательно, из ситуации «я настоящий» с необходимостью вытекает ситуация «я будущий». Со своей стороны, «я-минуту-назад» в полной мере детерминирует «я-в-это мгновение». Иначе говоря, мы протяжены во времени. Но так ли это на самом деле? Существовали ли мы вчера, минуту назад, или даже секунду назад? Никаких достоверных свидетельств тому, на мой взгляд, просто не существует.
ПОЧЕМУ ИНОГДА НЕ СТОИТ ГОВОРИТЬ О СВОИХ ЧУВСТВАХ?
Что делать с чувствами, чтобы понять немного больше о себе?

Мы часто думаем, что знаем, что чувствуем и как с этим быть, но мы практически ничего не знаем о том, как лучше всего обходиться с чувствами.
Мало просто сказать человеку, на которого вы злитесь, что вы злитесь, и разместить напряжение в контакте, хотя, это хороший способ.
Очевидный плюс в том, что вы адекватно и прямо распоряжаетесь этим чувством в контакте.
Очевидный минус в том, что, сообщив человеку о чувстве, вы всего лишь сбрасываете то напряжение, которое у вас есть и больше не чувствуете его.
Но решает ли это первопричину чувства?


Топ публикаций
ИНДУЦИРОВАННЫЙ ПСИХОЗ И МАССОВЫЕ ПСИХОЗЫ ИНДУЦИРОВАННЫЙ ПСИХОЗ И МАССОВЫЕ ПСИХОЗЫ В учебниках психиатрии среди пышного разнообразия ...
Психологическая зависимость. Только не бросайте себя. Психологическая зависимость. Только не бросайте себя. Во всей линейке разных зависимостей, психологическ...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice