×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

В ЛАБИРИНТАХ СТРАХА

01.07.2015 06:14:31
Подписаться на автора
4379
В ЛАБИРИНТАХ СТРАХА
В ЛАБИРИНТАХ СТРАХА


Учащенное сердцебиение, «сосет под ложечкой», сводит живот, холодеют руки. Хочется бежать, но сил хватает только на то, чтобы закрыть глаза и попытаться прогнать это липкое, навязчивое ощущение… Так описывают люди чувство страха. С ним принято бороться, его стыдно испытывать сильным мужчинам и решительным женщинам, оно так знакомо детям…перед ним мы чувствуем себя беззащитными, маленькими и слабыми.

Страх – биологическая реакция, позволяющая избежать потенциально опасных ситуаций.

Страх относится к категории простых эмоций (сложные эмоции – это, как можно догадаться, сочетание нескольких простых, и называются уже чувствами). А эмоциональные реакции, как известно, это субъективное отражение нашего личного отношения к человеку, событию или действию.

Эмоции проявляются физиологически (страх - дрожат коленки и тяжесть в животе) и субъективно осознается (я именно боюсь, а не просто отравился), а потом сознание находит повод, в связи с которым эти эмоции появились. Значит, страх мы ощущаем телом, затем наша психика опознает, что это ощущение - именно страх, а затем сознание начинает искать причины данного страха и находит. Бинго!

Казалось бы, дальше можно убрать причину, или «подстелить соломку» и жить себе спокойно дальше без страха… А не тут то было.

Важно различать: есть страх рациональный, а есть невротический. Если мы боимся собак, то просто не станем ходить рядом с площадкой, на которой они гуляют. Тогда страх выступает «защитником» и не пускает туда, куда ходить  опасно. А если нашему страху для успокоения недостаточно  обойти площадку стороной, то он может относиться уже к категории невротических.  Такой страх неподвластен психическому аппарату, регулирующему возникающие эмоции, и именно о нем наш сегодняшний разговор.

Чтобы снять эмоциональное напряжение, необходимо действие. Грустим – можно поплакать, весело – потанцевать, злимся – разбить пару чашек или  побить подушку (можно и ногами), например, как вариант.  Если эмоциональная нагрузка слишком сильно увеличивается, то управляющий механизм, работая в обычном режиме, может не справляться со своими «обязанностями», и начинает блокировать осознавание  раздражителя, на который возникла эмоция. В результате, создается чрезмерное напряжение внутри организма. Оно требует выхода, но обычный способ разрядки через действие в этом случае не подходит, так как раздражитель-то не узнан, и доступ к нему заблокирован.

Так может возникать сильный страх, причина которого не маркирована, но на нее мы воздействовать не можем, и сознание заботливо подкидывает приемлемое объяснение этому напряжению, пытаясь страх с невыясненной причиной куда-то «привязать», сделать его, так сказать, предметным.

«Я боюсь заболеть», «я боюсь умереть», «боюсь, что с близким что-то случится»…  Такие страхи бывают при депрессии, сопровождают панические атаки, выступают соло. У этих переживаний есть много оборотных сторон и задача психолога – помочь найти реальный конфликт, который прячется за  страхом.

Елена, 31 год. Пришла на консультацию, потому что очень боялась выпускать своего сына-подростка из дома одного. Его сверстники уже ходили в школу самостоятельно, гуляли одни на площадке, а Елене казалось, что как только она отпустит сына одного, она его больше не увидит.  В последующих встречах Елена проявила немало мужества, чтобы открыто взглянуть на истинную причину такого страха за жизнь сына. В детстве ее, как старшую сестру, строго наказывали за любые неприятности и провинности младших братьев, за которыми она «не уследила» и, впоследствии, женщина контролировала все и всех вокруг, чтобы избежать такого знакомого в прошлом страха наказания и чувства вины. Когда Елена позволила себе признать детскую злость за незаслуженное наказание и проработать эти ситуации, она смогла отпускать сына, и сняла с себя гиперответственность за благополучие других, отметив и ряд других моментов, где ее контроль был уже не нужен. 

Собственной смерти часто боятся люди, которые ведут однообразную жизнь, мало наполненную интересными событиями. За замкнутым образом жизни может скрываться конфликт отношений, и тогда предстоит работа по восстановлению способности доверять и общаться. Такие люди боятся жить «по полной программе», в связи с чем и появляется страх смерти - то есть, страх на самом деле не успеть получить от жизни яркие впечатления, не испытать важные переживания.

Откуда же берется внутренний запрет наслаждаться жизненными радостями? 

«Нельзя радоваться, люди позавидуют», «хвастаться плохо», «если много веселиться - можно сильно прослезиться», - подобные фразы, если их регулярно произносит значимый взрослый, могут отбить у ребенка, а впоследствии взрослого, способность радоваться и получать удовольствие, и  затем перерасти в страх смерти. «За удовольствие надо платить», «если все хорошо – то тебя ожидает расплата», «все в жизни надо заслужить (страданиями, разумеется)» - вот сценарии, где жизнь - арена исключительно борьбы и страданий и юдоль печалей одновременно, которые часто усваивают дети в семьях, где кто-то из родственников хронически несчастен.

Боязнь потерять контроль в то время, когда захватывает сильное чувство, связано с отсутствием опыта  переживания различных эмоций в безопасном пространстве. Если в прошлом рядом не было близкого человека, который мог объяснить ребенку, что переживать определенные эмоции в некоторых ситуациях приемлемо и нормально, и научил бы, как с этими переживаниями справляться, во взрослой жизни это может «аукнуться»  в ситуациях, которые требуют повышенного  нервного напряжения, а разобраться в его причинах человек не может и эффективных способов справляться не имеет.

«Ты будущий мужчина, а мужчины ничего не боятся», - говорили в детстве Леониду. Ему нравилось играть на гитаре, и в будущем Леня видел себя участником музыкальной группы. Но мечтам не суждено было сбыться. Во время репетиций все было хорошо, а как только приближалась дата выступления, у него начинались сильные головокружения, тошнота и расстройство желудка. Успокоительные препараты помогали (а эмоциональные состояния так и не опознавались), музыкант выходил на сцену, но ожидаемого чувства удовольствия от выступления не было, и Леня потом еще долго тяготился неприятными воспоминаниями от концерта. На консультации нам достаточно быстро удалось найти причины такого страха перед выступлениями, восстановить цепочку переживаний и восполнить необходимый эмоциональный ресурс.  Сейчас Леонид преподает в музыкальной школе и точно знает, какие слова надо говорить своим ученикам перед отчетным концертом, чтобы музыка принесла радость и зрителям, и исполнителю.

Нередко под слоем страха скрываются, на первый взгляд, совсем не связанные с этим переживанием эмоции агрессивного круга, а также скрытые и/или неприемлемые желания. Происходят подобные трансформации следующим образом: если испытывать злость человеку по каким-то причинам небезопасно или внутренне запрещено, и он ее не осознает, то работает механизм проекции, по принципу «это не я на него злюсь, это он мне зла желает». Например, если начальник периодически вызывает раздражение, от которого человек «отмахивается», то со временем могут возникнуть страхи потерять работу, так как руководитель «становится»  человеком все более «злостным» и настроенным против подчиненного. Это неудивительно, ведь если здоровая агрессия у человека под запретом, то он не чувствует энергии и права за себя постоять, ощущая себя весьма уязвимым.

Ольга, молодая женщина 37 лет, родившая долгожданного первенца после ряда попыток ЭКО, обратилась с жалобами на навязчивый страх своей смерти и постоянные тревоги за здоровье ребенка. В процессе работы выяснилось, что после рождения дочери она практически «приковала» себя к колыбели ребенка, не позволяя себе ни выходов из дома по своим делам, ни встреч с подругами, ни покупок для себя, даже незначительных. Все теперь совершалось только во имя ребенка - так ей представлялась возвышенная миссия идеальной матери. Однако ее собственные неудовлетворенные потребности давали о себе знать - по сути, ребенок являлся главным препятствием желанию Ольги хоть что-то сделать для себя. Однако на ребенка злиться нельзя, и подавленное раздражение рождало страх. Туда же и «добавлялась» энергия  из бессознательного «убрать препятствие»  - это желание, конечно же, было уже совсем под запретом. На вопрос, готова ли Ольга жить в тотальных ограничениях еще долго, она выпалила: «Да лучше сдохнуть, чем иметь такую жизнь!» После того, как в результате терапевтической работы ее чувство вины снизилось, и она смогла признать свое право быть матерью хорошей, но не совершенной, и организовать на неделе специально выделенное время для своих личных нужд, навязчивые страхи покинули Ольгу, а у ребенка исчезла аллергия.

Основная задача терапии в случае страхов - помочь клиенту осознать свое актуальное переживание, найти личностный смысл этого переживания и получить доступ к новому опыту и собственным ресурсам.

Для откровенного диалога с психологом на такую непростую тему, необходима атмосфера максимальной безопасности. На установление терапевтического альянса, т.е. доверительных отношений между клиентом и терапевтом, потребуется время. А клиенту предстоит проявить недюжинную смелость и силу духа для совершения непростого путешествия в глубины своей психики.

Конечно, такие страхи являются продуктом бессознательного и для обратного их возвращения  в сферу сознания, а затем трансформации и проработки, необходимы силы, время и поддержка со стороны специалиста. Игра стоит свеч, так как на борьбу со своими сложными переживаниями психика тратит много сил. Когда переживание попадает в свое истинное русло, и в «сражении» уже нет необходимости, освободившаяся энергия  направляется на достижения и получение удовольствия  в разных  жизненных сферах: творчестве, учебе, работе и отношениях.



Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Комментировать:


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика