Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

"Упрощенная" модель Переживания (для тех, кому пока сложно пользоваться полной моделью)

Подписаться на автора "Упрощенная" модель Переживания (для тех, кому пока сложно пользоваться полной моделью)
25 Августа 2017 10:27:19
1235

Полагаю, весомый вклад в такое положение вещей сделали сами отцы-основатели, предложив в своей фундаментальной работе «Возбуждение и рост в человеческой личности», известной в русском издании под названием «Теория гештальт-терапии», в качестве альтернативы гораздо более простые и, я бы даже сказал, примитивные модели вроде концепции цикла опыта. Кроме того, постулировав полевую по своей сути теорию self одновременно с компромиссно-индивидуалистичной моделью поля «организм/среда».  Даже если их гений не в состоянии оказался усвоить всю полноту своего продукта, чего требовать и ждать от нас – их последователей.

Однако современная  ситуация отличается от той, в которой была написана эта базовая работа. И то, что 60 лет назад было необычным, сегодня стало общим местом в методологии психологии и других наук о человеке. Теория поля сегодня гораздо легче усваивается людьми – и профессионалами, и обывателями. Поэтому и ассимилировать ее в свою практику становится все проще. Вместе с тем, сложность и многокомпонентность устройства self-процесса является камнем преткновения для тех, кто только начинает осваивать эту модель в практике. По этой причине в рамках этой работы я хочу предложить упрощенную модель сопровождения переживания. В некотором смысле освоение  этой модели может оказаться промежуточным шагом на пути к полноценному использованию представлений о self для восстановления и сопровождения процесса переживания.

Напомню, что с точки зрения диалогово-феноменологической теории поля, феномены по своей сути принадлежат самому полю, которое являет себя в контакте двух людей. Феномены не предполагают субъекта в качестве фундаментального его атрибута. Вместе с тем привычная нам феноменологическая реальность строится благодаря вмешательству базовых абстракций, одной из которых и является субъект/объект. Двумя другими выступают пространство и время. Таким образом феноменологическое поле на уровне содержания, а не сущности процесса (что нам представляется особенно важным), представлено двумя условными зонами осознавания – внутренней и внешней. Подчеркну, что деление это условно. Оно понадобится нам лишь для того, чтобы получить доступ не только к содержательной, но и к процессуально-вибрационной сущности поля.

Тут мне представляется важным сделать небольшое отступление методологического свойства с тем, чтобы подчеркнуть, как важно отличать содержательную и процессуальную природу поля. Поле, как я уже сказал, являет себя в актуальном контакте на двух уровнях своей природы – уровне содержания и уровне мотивации (или уровне вибраций). На уровне содержания поле состоит из феноменов, т.е. фактов сознания, которые практически в момент своего появления приписываются тому или иному человеку. Ключевое слово в этом тезисе – практически, т.к. атрибуция феномена тому или иному субъекту вторичный, хоть и довольно быстрый процесс. На уровне мотивации (вибрации) поле представляет собой иррелевантный феноменологическому содержанию процесс витализации того или иного содержания. При этом поле может как «звенеть жизнью», так и схематично-безжизненно феноменологически ретранслироваться из ситуации в ситуацию. В первом случае, динамически опосредованном актом выбора, феномен в контакте ЖИВЕТ настолько полно и настолько длительно, насколько позволяет ему природа поля. Во втором же длительность процесса актуальности того или иного феномена в контакте определяется опосредующей этот процесс концепцией. Большая же часть витальности поля при этом инвестирована в нее.

С точки зрения психотерапии, фокусированной на переживании, большую важность для нас представляет именно мотивационно-вибрационный уровень динамики поля, поскольку именно полевые вибрации запускают и поддерживают процесс переживания. Проще говоря, терапия происходит не на уровне ее содержания, а на уровне мотивации. Какой бы феномен или совокупность феноменов вы бы ни выбрали для построения интервенции, важно именно то, что они ВЫБРАНЫ. И наоборот, каким бы трогающим и инновационным (что в этом случае случается очень редко) ни было содержание терапии, не будучи инициированным  в своей динамике актом выбора интервенции не произведут и десятой части возможного эффекта.

Однако вибрации и выбор, который является их источником, являют себя чаще всего именно в феноменологическом содержании. По крайней мере, именно так до сих пор складывалось в практике психотерапии. Чисто теоретически, разумеется, возможно существование терапии, осуществляемой исключительно психологическим присутствием и свободным выбором. Но если мы будем внимательны, то чаще всего и в этом случае обнаружим имплицитное содержание в рамках молчаливого присутственного контакта. Иначе говоря, даже в случае молчания мы ведь присутствуем или, правильнее будет сказать, выбираем присутствовать «про что-то определенное».

По этой причине мы снова возвращаемся к содержательному уровню полевой природы, который будет опосредовать витальную динамику переживания. Давайте попробуем для удобства воспользоваться уже введенным немного выше разделением зон осознавания на внешнюю и внутреннюю. Хоть это деление и чисто условное, но может оказаться нам полезным, поскольку психотерапевтический процесс все же происходит не в зоне первичного опыта, а в концептуально опосредованной реальности обыденной жизни. Итак, в контакте с клиентом, терапевт слышит, что говорит клиент, как звучит его голос, что и как говорит он сам. В это же время терапевт наблюдает как при этом выглядит человек напротив, как он дышит, что происходит с его телом и пр. И когда эти два феноменологических слоя внешней зоны осознавания совмещаются в процессе осознавания терапевта, последнему самое время задать себе вопрос: «Как я отношусь к происходящему?» Ну или может возникнуть как альтернатива аналогичное любопытство к жизни клиента в этом момент: «Как он (клиент) относится к происходящему, когда он говорит о том-то и замечает то-то?»

Иногда в учебных целях в ходе тренинга навыков по сопровождению переживания и использованию феноменологического метода я прошу участников групп расчертить небольшую таблицу, где первая колонка презентирует содержание терапевтической сессии, вторая – наблюдаемое в ходе нее, третья – отношение к происходящему на уровне феноменологического отклика переживания. Четвертая колонка отводится формулировке терапевтической интервенции в прямой речи. Как показывает опыт, очень эффективное задание для наблюдателей терапевтической сессии. После терапевтической сессии, наблюдатель делится содержанием таблицы, а дальше уже все участники малой группы оттачивают содержание интервенции, доводя ее до той или иной «хорошей формы». Разумеется, при этом следует учитывать, что основанием эффективной интервенции является свободный акт выбора, поэтому у каждого наблюдателя будет уникальная для него интервенция. Это же упражнение помогает сформировать устойчивый феноменологический навык.

При этом важно отметить одно важное обстоятельство. Описанная модель работает во всех направлениях. Иначе говоря, восстанавливать процесс переживания вы можете, начиная с феноменологического содержания любой колонки. Например, вы как терапевт осознаете те или иные чувства в процессе терапии, или возникшие желания, которые вам говорят о том или ином отношении …. К чему? Обратите внимание, что при этом вы видите, слышите и пр. Или вы наблюдаете нечто и перебрасываете мостик, к тому, что при этом говорите вы и клиент и как вы и он к этому относитесь. Кроме того, такого рода «мостики» могут перебрасываться и внутри одной и той же зоны осознавания. Например, «Как я отношусь к тому, как отношусь к…?» Или «Что я вижу еще, когда вижу …?» Или «Что мне любопытно в жизни клиента еще, когда она рассказывает о …?» Надеюсь, принцип понятен. Как видите, выглядит он довольно просто.

Однако здесь важно сделать два комментария. Во-первых, разумеется, это редукция содержания полевой динамики. Поэтому останавливаться на этом нельзя – пусть это станет переходным этапом к освоению полевой феноменологической динамики во всей ее полноте через призму теории self. Во-вторых, все это обсуждение не будет иметь никакого смысла для психотерапии, фокусированной на переживании до тех пор, пока не вступят в силу фундаментальные принципы построения терапевтических интервенций, соприродных полю. Если ваша интервенция не будет выбрана, вы будете «насиловать» поле, думая, что занимаетесь психотерапией. И даже в том случае, если феноменологически динамика поля будет интенсивной, это будет мертворожденная динамика. Это лишь концептуальный суррогат self-парадигмы. Ну или концептуальная редакция текущей self-парадигмы. В любом случае поле не оживает и не вступает в свои права хозяйки реальности.

Подытоживая обсуждение упрощенной модели сопровождения переживания, отмечу несколько важных моментов. Во-первых, важно не то, о чем мы говорим в течение терапевтической сессии, а как мы к этому относимся. Дальше – больше: важно не то, как мы относимся к тому, что происходит, а то, как мы относимся/переживаем то, как относимся к тому, что происходит. И так далее до бесконечности, что соответствует перманентной природе переживания. Во-вторых, чем более чувствительны мы к полю в этом процессе, тем более внимательны мы оказываемся к потокам его витальности, что актуализирует динамику вибрационного уровня полевой динамики. Если при этом мы еще и используем феноменологическую редукцию, то все ближе к первичному опыту мы оказываемся. Следовательно, появляется все больше и больше инноваций в жизни человека, каждая из которых оказывается подвержена процессу витализации в процессе переживания. В результате жизнь человека начинает меняться неузнаваемо. Симптомы исчезают как побочный продукт естественного процесса переживания, как побочный продукт восстановления вкуса жить, как несовместимые с риском быть Живым.

В-третьих, перекидывая очередной мостик между феноменами, способствуя трансформации текущей феноменологической ситуации, мы снова оказываемся на мгновение или на некоторое более или менее продолжительное время в растерянности, потому что даже не предполагаем, каким же будет следующее движение поля. Если мы можем его предсказать, мы уже в плену концепций, мы просто-напросто инструмент self-парадигмы. И только прислушиваясь ухом, глазом и сердцем, мы оказываемся в состоянии отразить его «волю». В том случае, разумеется, если рискнем в очередной раз отдаться полю и ВЫБРАТЬ.

 


 Здесь важно подчеркнуть, что я использую в этом контексте слово «вибрации» не в устоявшемся эзотерическом или экстрасенсорно-энергетическом смысле, а в значении проявлении витальности поля.



Теги: игорь Погодин, переживание, гештальт, гештальт-терапия, психологическая помощь, психотерапия, психолог Киев, психологическая консультация, как найти себя, как стать счастливым, обучение психологии, лекции по психотерапии, диалоговая модель гештальт-терапии, психологический тренинг
Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Существует ли теория поля?
В этой работе передо мной стоит весьма важная задача. Возможно, одна из самых важных на этом этапе развития диалогово-феноменологической психотерапии. Речь пойдет не о частных приложениях методологических принципов психотерапии, фокусированной на переживании, а о сердце ее методологии. Данная работа будет посвящена диалогово-феноменологическому прочтению теории поля. Учитывая объемность и сложность такого рода задачи, стоящей передо мной, я решил разбить ее на некие логичные составляющие. Таким образом, общая задача представления вам, уважаемый читатель, диалогово-феноменологической теории поля будет реализована посредством разработки нескольких основных разделов, каждый из которых представляет из себя более или менее независимую статью. Начну я с описания современного состояния теории поля и общей структуры диалогово-феноменологической теории поля. Далее мы с вами двинемся в направлении истоков феноменологического поля и поговорим о механизмах полеобразования.
Качество терапевтического контакта важнее содержания психотерапии
Традиционно в психотерапии принято ставить акцент на содержании терапевтического процесса. Учебники и монографии, презентирующие различные модели и школы психотерапевтической практики, демонстрируют свое своеобразие посредством различных акцентов на содержании терапии. Вне зависимости от направления психологической практики неизменным остается интерес специалиста к тому, что говорит клиент, т.е. к дискурсу.
Время и пространство - это лишь абстракции ПОЛЯ! Нет никакой объективной реальности!
Творческий вектор переживания вносит инновации в концепции мира. Эти новообразования могут носить относительный характер, не затрагивая основ мировосприятия, либо быть более или менее революционными. В последнем случае коллективное сознание реагирует так, как любой организм реагирует на угрозу вторжения инородного тела, а именно отвержением или, в некоторых случаях, уничтожением. Говоря об основах мировосприятия, справедливости ради стоит отметить, что представления о реальности, разумеется, не являются идентичными у разных взрослых людей на планете. Они, очевидно, варьируют от культуры к культуре, от одной субкультуры – к другой, от одного индивида – к другому.
Возможна ли схема сессии в психотерапии?
В этом параграфе я рискну прикоснуться к одной из наиболее объёмных тем, отличающих диалогово-феноменологическую модель гештальт-терапии. Однако предварительно оговорюсь, что если вы захотите разобраться в ней детально вам стоит прочитать том третий и четвёртый издания, которое называется «Диалоговая модель гештальт-терапии». Речь пойдёт не только о неких концепциях, существующих в гештальт-терапии и в диалогово-феноменологической модели, но и о базовом инструментарии, который определяет соответствующую психотерапевтическую практику.
Формирование способности присутствовать в терапии
Исходя из диалогово-феноменологической концепции контакта, чувствительность, осознавание и свобода выбора – это его свойства, основанные на опыте. Иначе говоря, они тренируемы. Но есть ещё одно свойство контакта, которое производно не столько от опыта, сколько от поступка и соответствующего ему риска. Речь идёт о присутствии, о котором мы уже начинали говорить выше.
Кто и что является источником кризиса в психотерапии?
Условием продуктивной психотерапии зачастую выступает происходящая в ее процессе актуализация кризисов, которая поддерживается размещением появляющихся в терапевтическом процессе феноменов на границе-контакте. Озвученный терапевтом феномен может способствовать рождению в контакте другого феномена, который также размещается в процессе переживания.

Топ публикаций
Дай себе столько любви сколько нужно. Дай себе столько любви сколько нужно. "Меня ни кто не любит." Эту фразу я слыш...
Отчаяние и бессилие: жизнь все еще имеет смысл? Конспект лекции Отчаяние и бессилие: жизнь все еще имеет смысл? Конспект лекции Конспект лекции
В процессе определения и ра...
4 привычки ума, которые крадут наше счастье. 4 привычки ума, которые крадут наше счастье. Список вредных привычек, связанных с нашим телом и...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice