Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам
Авторизация Регистрация
Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

"Тебе, по всей видимости, не психотерапевт нужен, а дрессировщик!" Случай из практики

Подписаться на автора "Тебе, по всей видимости, не психотерапевт нужен, а дрессировщик!" Случай из практики
29 Апреля 2016 10:30:18
3957

На приеме Анна, женщина 28 лет, мать двоих детей. Обратилась в связи с желанием «усовершенствовать себя». При этом она игнорировала любые проявления чувств, ей были незнакомы собственные желания. И любые феномены, появлявшиеся в нашем контакте, и потенциально способные намекнуть ей, что она живая, тут же выбрасывались ею из контакта как незамеченные. Я хотел бы описать для читателя одну из терапевтических сессий с Анной, которая демонстрирует восстановление потребности Быть. 

Анна пришла как всегда вовремя, «минута в минуту». И снова начала разговор о желании измениться. «Хочу все уметь планировать, все делать вовремя, быть аккуратной и ответственной», – говорила она. При этом Анна напоминала мне не живого человека, а скорее аппарат по осуществлению жизни, который настаивает на up-grade. Исходя из ее же собственного описания, складывалось впечатление, что она чрезвычайно организованный человек, у которого бытие в полной мере подчиняется контролю. Более того, этот контроль иногда представлялся мне совершенно тотальным. Я сказал ей: «Так тебе, по всей видимости, не психотерапевт нужен, а дрессировщик! Но с этим ты и сама вполне удачно справляешься! Так что не вижу поводов для беспокойства». Анна выглядела озадаченной и недоуменно продолжила описание неудовлетворения относительно настоящего процесса организации своей жизни, который представлялся ей несовершенным. Мой вопрос о том, как она относится к такому положению вещей, Анна растерялась и ответила, что «особенно никак и не относится». По ходу разговора становилось очевидным, что переживание – совершенно незнакомый для Анны процесс. Не то, что бы он пугал ее. Нет, она вообще не понимала его сути. Да в нем, собственно говоря, и не было смысла, поскольку он был заменен многочисленными действиями по своему «улучшению». Причем, так происходило, по воспоминаниям Анны, с самого ее детства: родителям всегда было важно, чтобы их дочь была самой лучшей, самой успешной, самой аккуратной, самой образованной, самой умной, самой … Соответствуя ожиданиям родителей, Анна тем самым получала некоторый суррогатный эквивалент любви. Ни о каком реальном присутствии родителей в жизни дочери говорить не приходилось. Равно как, по всей видимости, и о присутствии родителей друг для друга. Просто в семье как-то вполне успешно обходились без присутствия вовсе. Разумеется, что у Анны просто не могла сформироваться потребность в присутственном контакте с окружающими. Примерно по схожему сценарию она вела себя по отношению к своим детям, хотя утверждала, что старается давать им любовь и заботу. На мой вопрос о том, как это происходит, она сказала, что «записала каждого в несколько кружков, а на Новый Год спланировала посещение нескольких концертов и новогодних представлений». При этом она с гордостью посмотрела на меня. Я же в ответ встретился с печалью и страхом от того, что это, если не единственный, то первый пришедший в голову Анне, способ любить. Я поделился с ней своими чувствами. Анна немного удивилась и сказала, что «любовь показывается реальными действиями». Однако уже через минуту она сказала применительно к отношениям с мужчинами, что «не уверена, что вообще когда-нибудь кого-то любила». Просто ей важно, чтобы ею восхищались. И мужчины вслед за родителями с лихвой давали ей признание и восхищение. Я снова ощутил сильную печаль в своем сердце, о чем и сказал Анне: «Мне грустно от того, что ты говоришь. Грустно от того, что в восхищении, в котором ты живешь, нет встречи. Я могу восхищаться образом, но в этом нет тепла». Глаза Анны впервые за время нашей сессии увлажнились. Она сказала, что «иногда ей очень грустно, и она чувствует себя одинокой». Время от времени ей даже больно от осознания холода своей жизни. Интенсивное щемящее чувство боли и сочувствия как отклик посетило мое сердце. Мое сочувствие оказалось мучительным для Анны. Она как будто отпрянула назад и замерла на несколько секунд. После чего сказала, что «ненавидит сочувствие», и «оно ей не нужно». «Но твоя жизнь вполне достойна сочувствия», – сказал я и продолжил: «Равно как и ты сама достойна сочувствия». Анна выглядела ошарашенной. Впервые в ее жизни она встретилась со словосочетанием «достойна сочувствия». Она всегда думала, что «сочувствие унижает». Я же сказал, что напротив, очень уважаю Анну за ту смелость, с которой она предпринимает усилия переживать свою жизнь: «Это заслуживает не только сочувствия, но и уважения». Анна поблагодарила меня за тот опыт, который она получила: «Хотя это и не то, что меня беспокоило в начале терапии. Но это что-то очень важное. Возможно, гораздо более важное, чем все, что было до этого. Я немного растеряна. Но очень благодарна тебе. Спасибо большое». И, похоже, впервые за время терапии, ее слова «попали в меня» так, как будто они действительно были адресованы мне лично. Происходящее очень трогало меня. Остаток сессии мы провели в молчании. Анна тихо плакала. 

Эта сессия, действительно, оказалась знаковой для терапии Анны. Именно с него начался путь Анны к переживанию. Впервые она осознала, что нуждается в теплоте другого человека, а также то, что Жизнь богаче наших планов на нее и тех действий, которые мы совершаем для их реализации. Кроме того, для нее стало очевидно, что присутствие в контакте гораздо важнее функциональной заботы о людях, а восхищение и любовь не заменяют друг друга. Прошло уже больше двух лет терапии, а до сих пор я и Анна вспоминаем эту сессию с трепетом и благодарностью. Несмотря на то, что она не была фееричной и наполненной инсайтами, а скорее привела в задумчивость и растерянность. 



Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

РОСКОШЬ И ОПАСНОСТЬ ПРИСУТСТВЕННОГО КОНТАКТА И БЛИЗОСТИ
Внутри близости уже заложен регулятор ее интенсивности. Если витальный поток становится чрезмерным, то срабатывают «предохранители», которые ограничивают его. Мы снижаем степень своего присутствия и тем самым облегчаем нагрузку на переживание.
Но это происходит лишь в том случае, если мы, действительно, встречаемся своими Жизнями. Потому что только в этом случае чувствительность и способность к свободному выбору сохранны.
Если же мы контактируем концептуально, то динамика и интенсивность событий в контакте регулируется исключительно механизмами концепции. При этом мы разыгрываем заранее подготовленный сценарий.

Миф о стабильности личности. Зачем он нужен?
Фундаментальной ошибкой современной нам психологии является отчаянное стремление придать психическому устойчивый, прогнозируемый во времени, статус. Так, мы с вами привыкли считать, что человек – существо постоянное, живущее более или менее предсказуемым во времени образом. Психология даже создала для описания этого феномена специальную категорию – личность, под которой вне зависимости от школ и подходов в западной науке чаще всего понимается некая субстанция, обладающая своей структурой, которая сформирована в значимых для человека отношениях, определяет его поведение (по крайней мере, наиболее значимые его паттерны) и является относительно устойчивой во времени. Таким образом, поведение человека можно изучить и затем предсказать. Поэтому можно вполне рассчитывать на то, что наша жизнь будет оставаться такой же более или менее постоянной.
Время и пространство - это лишь абстракции ПОЛЯ! Нет никакой объективной реальности!
Творческий вектор переживания вносит инновации в концепции мира. Эти новообразования могут носить относительный характер, не затрагивая основ мировосприятия, либо быть более или менее революционными. В последнем случае коллективное сознание реагирует так, как любой организм реагирует на угрозу вторжения инородного тела, а именно отвержением или, в некоторых случаях, уничтожением. Говоря об основах мировосприятия, справедливости ради стоит отметить, что представления о реальности, разумеется, не являются идентичными у разных взрослых людей на планете. Они, очевидно, варьируют от культуры к культуре, от одной субкультуры – к другой, от одного индивида – к другому.
Как оставаться в контакте, несмотря на отвержение.
Вернемся же к проблеме «присутствия, несмотря на». Еще один ее аспект имеет отношение к ситуации, когда терапевт встречается с довольно агрессивным, иногда просто аннигиляционным по своим проявлениям отвержением со стороны клиента. Такая ситуация отнюдь не редкость в психотерапевтической практике. Клиенты отвергают нас по разным причинам. Обиженному терапевту довольно легко усмотреть в этом «дурную воспитанность» человека, жестокость как его личностную черту, циничность или просто «пограничное личностное расстройство». Вся ситуация как будто располагает к этому. С другой стороны, для терапевта, привыкшего таким образом справляться с отвержением, иногда оказывается совершенно невозможным заметить и другие составляющие вероятной мотивации клиента.
СТОИТ ЛИ СТРЕМИТЬСЯ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ПРОБЛЕМ?
Подавляющее большинство клиентов, обращающихся за психотерапией, так же, как и почти все пациенты медицинских клиник, хотят одного – не болеть и разрешить возникшие проблемы.
Поскольку ваша Жизнь регулируется по большей части концепциями, вы болеете разными болезнями, и у вас время от времени появляются более или менее серьезные социальные, психологические или соматические проблемы, которые требуют разрешения.
ТАКОВА ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА ВООБЩЕ, И ВЫ НЕ ОДИНОКИ  
По всей видимости, и вы когда-то болели и сталкивались с неприятностями. Не удивлюсь, что первое, что приходило вам в голову после того, как получили все свои небольшие бонусы от болезни, была мысль о том, как выздороветь. Даже несмотря на множество вторичных выгод, содержащихся в мотивах болезней, вам вряд ли хочется болеть всерьез.

В процессе психотерапии переживанием терапевт «лечится» вместе с клиентом
Не стоит поддерживать у клиента переживание тех феноменов, к обращению с которыми сам терапевт не готов. Если терапевт чувствителен к полю, скорее всего этого не произойдет. Промахи случаются лишь тогда, когда сам терапевт утрачивает чувствительность к контакту и его интервенции начинают носить «задорно-концептуальный» характер – появляются идеи относительно того, что ещё можно предпринять по отношению к клиенту, чтобы он начал переживать свою жизнь.

В чем опасность такой ситуации? Когда человек сталкивается с любым феноменом поля, перед ним открываются две уже знакомые нам альтернативы – концептуализация или переживание. Если переживание невозможно и какая-то привычная рабочая концепция не берёт на себя её роль, то динамика поля блокируется, что соответствует природе травмы. Под неё автоматически создаётся соответствующая травматическая концепция. Таким образом, терапевт «фасилитирующий» процесс переживания и не имеющий возможности его поддержать своим присутствием, формирует ситуацию, чреватую травмой.


Топ публикаций
Укладываем малыша Укладываем малыша Кроткое дитя, со сладким вздохом смыкающее глазки ...
Амур и Психея на Рынке Женихов и Невест. Амур и Психея на Рынке Женихов и Невест. В этой статье, дорогие друзья, я ставлю цель разъя...
Анатомия зависти Анатомия зависти Зависть, - состояние человека, вызванное желанием ...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice