Психологический порлат Psy-practice

Совсем не то, что вы думали о Выборе

В методологии психотерапии, фокусированной на переживании, выбор приобретает совершенно иной статус. Он представляется теперь не только в качестве критерия психологической зрелости, но и выступает в качестве одного из важнейших терапевтических факторов. При этом трансформация методологических представлений о выборе разворачивается в двух направлениях. Первое – выбор выносится нами за пределы субъектов терапевтического процесса в соответствии с уже упоминаемым мною принципом децентрализации власти в контакте. В этом – коренное отличие от его традиционного экзистенциального понимания, при котором субъектом выбора является сам человек. Отсюда проистекает и природа ответственности  в экзистенциальном ее понимании. Если только Я могу сделать тот или иной выбор, то и отвечать только мне. В полном соответствии с двумя базовыми экзистенциальными данностями – свободой и экзистенциальной изоляцией.

В психотерапии, фокусированной на переживании, источник выбора смещается в пространство МЕЖДУ субъектами контакта. Если, как мы уже выяснили, психика человека «живет» в контакте, субъекты которого рождаются в нем, то естественным образом трансформируются и представления о выборе. Источником выбора теперь является сам контакт.  Собственно говоря, человек появляется из контакта посредством акта выбора – он как будто каждую секунду рождаетсязаново в этом процессе. Альтернативой ему является самовоспроизведение человека в виде типичной концепции self-парадигмы. Выбор выступает функцией поля, он принадлежит человеку постольку, поскольку человек появился в этом акте. Таким образом трансформация представлений о выборе детерминирована делокализацией психического. Если мы привыкли слышать «Я выбираю, поскольку Я Человек», то теперь звучание нового тезиса слышится как «Я Человек, поскольку родился в выборе».

Второе направление трансформации представлений о выборе видится мне еще более важным постольку, поскольку он приобретает самостоятельную функцию и становится одним из важных терапевтических факторов. Воспользовавшись уже используемой мною метафорой психотерапии как движении в феноменологическом поле, отмечу следующее. Если содержание терапии является транспортом изменений, в некотором смысле оформлением терапевтической динамики, переживание выступает двигателем этого транспортного средства, присутственный контакт является дорогой и пространством, в котором это движение происходит, то какая же роль отводится выбору? С точки зрения диалогово-феноменологической психотерапии, выбор является сущностью энергетических процессов, происходящих в двигателе. Выбор это универсальный источник направления любых терапевтически значимых изменений. Он способствует кумулятивному эффекту сосредоточения всего объема сфокусированной в присутственном контакте витальности в одном направлении. Собственно говоря, именно выбор направляет процесс переживания, равно как и определяет его глубину и качество. Свободно выбирающий человек – это исцеляющийся человек. В некотором смысле выбор – это инъекция психологического здоровья.

С позиции терапевта такого рода трансформированные представления о выборе означают также довольно много. Если целью диалогово-феноменологической психотерапии является переживание, а само переживание предполагает свободный выбор в качестве необходимого его условия, то становится очевидным, что единственным основанием интервенции является именно выбор. Иначе говоря, любая терапевтически эффективная интервенция должна быть выбрана. Точнее, выбраны должны быть феномены поля, лежащие в ее основе.

Децентрализованное представление о выборе имеет далеко идущие последствия для психотерапии, фокусированной на переживании. О них мы и поговорим далее. 

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку