Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Симптом как способ отказа переживать

Подписаться на автора Симптом как способ отказа переживать
15 Января 2016 12:58:49
5954

Теперь немного о природе симптомов, которые служат клиенту поводом для обращения за психотерапией. Немного мы уже приступили к этой теме в данной статье. Предлагаю продолжить. С точки зрения классической гештальт-терапии, симптом является отражением способа организации контакта и имеет два основных значения – симптом как способ контакта и симптом как способ удовлетворения потребности.

Я бы объединил оба этих значения, поскольку контакт в гештальт-терапии всегда связан с той или иной актуальной потребностью. Таким образом, если симптом является «кривым» способом строить контакт в поле и удовлетворять актуальную потребность, то вывод напрашивается сам собой – нужно помочь клиенту удовлетворить свою потребность адекватным ситуации способом. Иначе говоря, восстановить способность к творческому приспособлению. 

Просто и красиво, не правда ли? 

Но только в том случае, если клиент хотя бы подозревает о существовании у него этой потребности. Если же этой потребности в списке человека просто не существует, то все усилия в рамках этой базовой схемы напрасны. Такая модель апеллирует к сфере уже знаемого. От усилия воли или желания терапевта осознавания потребности в любви у клиента, который никогда не любил и которого никогда не любили, не появится. Для этого должен быть соответствующий опыт. Как я покажу немного позже в разговоре о классической концепции цикла контакта в гештальт-терапии, появление опыта зачастую предшествует осознаванию потребности.

Но вернёмся же к симптому. Диалогово-феноменологическая психотерапия исходит из иных представлений о его природе. Если коротко, то симптом суть результат и способ остановки естественного течения процесса переживания. А следовательно, он как колышек вбит в ткань сформированной как альтернативы концепции. И до тех пор пока переживание блокировано, симптом процветает. Представьте себе на минутку следующую картинку. Я напомню, что концепция представляет собой некий устойчивый конгломерат феноменов, связанных друг с другом принудительной валентностью (о валентности поговорим чуть позже). Допустим, в одной комнате собралось несколько человек (это феномены), которые сцепились прочно друг с другом руками (это сформированные принудительно в результате отказа переживать связи). 

Представили? Внутри этого сообщества феноменов находится ещё один человек, как вы понимаете, зажатый окружающими феноменами-людьми со всех сторон (это симптом). Любые его попытки вырваться за пределы этой прочной компании обречены на неудачу. Причём чем интенсивнее его попытки, тем сильнее противодействие остальных. Давление на него лишь растёт. Вот такую картину напоминает мне психотерапия, фокусированная прямо или косвенно на симптоме. В этом и обречённость редуцированного взгляда классической гештальт-терапии, в которой осознавание предшествует удовлетворению. 

В этих случаях терапевт пытается бороться с концепцией, структурирующей поле. Концепция во многих случаях от этого становится лишь сильнее. В соответствующий сегмент поля не проникает никаких инноваций – мы замечаем лишь то, что соответствует концепции. Либо терапевт профессиональным усилием пытается внести нечто новое в контакт. При этом как правило формируется новая концепция. Остаётся надеяться, что она окажется более адаптивной для клиента.

Вернёмся снова к нашей метафоре, пока ещё в вашей памяти свежа картинка с компанией феноменов в комнате. Какую же альтернативу предлагает диалогово-феноменологическая психотерапия? Как я уже отмечал, данная модель направлена не на борьбу с концепцией, а на восстановление переживания. Все, что нужно для этого терапевту, так это замечать те инновации, которые появляются в поле и никак не вписываются в актуальную концепцию (к слову сказать, я могу даже не думать о концепции в данный момент, поле сделает все само – мне нужно лишь замечать). А дальше этим фактам сознания я пытаюсь вернуть право на жизнь. Т.е. пытаюсь дать им возможность разместиться в нашем с клиентом контакте. При этом я не просто сообщаю о них клиенту, но говорю о них лично ему – от сердца –к сердцу. Это тот способ, которым новые феномены попадают в поле. И что немаловажно, что будучи размещёнными в процессе переживания, они обладают довольно значительной трансформирующей силой.

И вот представьте, что в комнату открывается дверь, и в неё один за другим входят новые люди-феномены (такого рода поведение суть проявление естественной валентности, о которой мы поговорим также немного позже). При этом они довольно активны и притягательны в контакте с собравшимися в комнате (феномены появившиеся в переживании очень витальны).  

Вот эти новые феномены вступают в контакт с собравшимися ранее феноменами, связанными до сих пор в концепцию. И связи начинают трансформироваться – руки переплетаются в уже новых комбинациях, некоторые и вовсе пребывают в свободном движении. Теперь прежде связанные в рамках концепции феномены начинают размещаться в процессе переживания. При этом, разумеется, в комнату продолжают входить все новые участники этого действа, поскольку процесс переживания, повторю, перманентен и секунда от секунды задействует все новые феномены. Как вы уже наверняка представили себе, прежде прочные и казалось бы нерушимые связи становятся слабее или вовсе утрачивают свою силу. И … О чудо! Феномен-симптом просто одиноко выпадает из этой тусовки. А хаос переживания продолжается и после его ухода .

Таким образом, не конфронтируя содержание ни одной из концепций клиента, терапевт помог создать ситуацию в которой симптому просто нет места. И что самое интересное (внимание!) – содержание происходящего – ни феноменов переживания, ни феноменов концепции – для этого процесса не является важным. Я специально не выискиваю феномены, которые противоречат концепции клиента – в процессе естественного течения переживания они появятся сами собой. Итак, содержание терапии не принципиально. Важна лишь ПРИРОДА этого процесса. А имя ему – переживание! 



Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Как концепции ограничивают изменения нашей Жизни? И что такое КОНЦЕПЦИЯ?
Именно в этот момент в качестве средства утешения и избавления от тревоги в творческий хаос поля вмешивается концепция. Что это такое? Это созданная нами ментальная конструкция, которая поддерживает стабильность поля на протяжении более или менее длительного времени. Как же она формируется? Чтобы избавиться от груза ответственности, который естественным образом предполагает акт свободного выбора, мы начинаем некую часть феноменов поля помещать в определенный его сегмент. Эти феномены для стабильности мы связываем друг с другом. Получается нечто вроде системы феноменов, между которыми мы выстаиваем ту или иную, удобную нам сейчас, наиболее осмысленную или успокаивающую связь. И если эта связь выполняет свою функцию избавления нас от тревоги выбора, то она может быть зафиксирована на более или менее длительное время.
Эффективная терапевтическая интервенции может быть только выбрана
Значение категории выбора и соответствующего ему свободного акта для психотерапии, фокусированной на переживании и основанной на теории поля, переоценить не просто трудно, а практически невозможно. Метафорически выражаясь, свободный выбор является двигателем того психологического транспорта, который осуществляет свои рейсы в направлении первичного опыта. Т.е. если переживание – это процесс, в котором мы приближаемся в ходе психотерапии к первичному опыту – источнику формирования поля, то свободный выбор энергетически питает его. Нет выбора – нет переживания. Нет переживания – поле перманентно коллапсирует к структуре, определяемой self-парадигмой.
КАК ПРИСУТСТВОВАТЬ В СВОЕЙ ЖИЗНИ И НЕ СХОДИТЬ ОТ ЭТОГО С УМА?
Когда перестаешь контролировать свою Жизнь привычным способом, становится страшно. Правильно ли я все делаю, не схожу ли с ума, каковы мои реакции?
В отличие от всех предыдущих навыков, где один выступает условием другого, присутствие является не результатом долгой и кропотливой тренировки, а делом актуального выбора здесь и сейчас. Иначе говоря, вы можете выбрать присутствовать в своей Жизни прямо сейчас.
ПРИЯТНАЯ НОВОСТЬ, НЕ ПРАВДА ЛИ?
Но есть одна особенность. Вам понадобится другой человек и это очень важное обстоятельство. Базовый принцип методологии Жизни заключается в том, что мы можем Быть Живыми лишь в контакте с другими людьми. Разумеется, речь идет скорее об образе другого человека, чем о реальном человеке, которого, скорее  всего, мы никогда не узнаем. Но все же этот контакт необходим. Это одна из ключевых причин, которая заставляет меня утверждать, что формирование новой культуры Жизни – культуры переживания – может быть начато чаще всего только в процессе психотерапии с подготовленным специалистом в этой области.

А думали ли вы когда-нибудь о том, что то, что мы называем здравым смыслом суть вирус!?
Динамика феноменологического поля больше не может регулироваться субъектами. Наоборот, жизнь любого человека зависит от того, насколько он оказывается в ладу с процессами, происходящими в поле. Следовательно, фокус внимания в психотерапии также смещается с клиента на динамику феноменологического поля. Теперь главной ее целью становится переживание как важнейшая функция поля. А кем же тогда являются наши клиенты и мы с вами? Ответ прост – агентами феноменологического поля.
Восстановление чувствительности и свободы
Наша задача – задача диалогово-феноменологических психотерапевтов заключается в том, чтобы восстановить у человека чувствительность к естественной валентности поля и способность к свободному выбору. Конфронтировать же с концепциями по этому поводу просто бессмысленно. Поэтому фокус нашего внимания в стратегии психотерапии смещается с концепции на альтернативный фон. Иначе говоря, мы движемся в сторону суперпозиции, в то «место», где концепций еще нет. Повторю один из основных тезисов методологии диалогово-феноменологической психотерапии – значение фигуры находится в фоне. Более того, без фона фигура просто не имеет значения, а, следовательно, не существует.
История о потерянном ребенке: "Мне тоже очень больно!" Случай из практики
Настоящий пример взят мною из практики длительной пролонгированной динамической супервизии. Динамической не в смысле отсылки к соответствующей психотерапевтической парадигме, а в значении ее содержания – в фокус внимания супервизии помещались не только текущие сложности терапевта, но и собственно динамика его профессионального развития. Супервизируемая Татьяна, женщина 38 лет, замужем, мать двоих детей, сертифицированный гештальт-терапевт, опыт частной практики несколько лет, в терапии у нее несколько клиентов.

Топ публикаций
Доращивание как одна из главных задач терапии ранней травмы Доращивание как одна из главных задач терапии ранней травмы Очень часто можно встретить верование, что проблем...
Женственность, мать её! Кто такая истинная женщина? Женственность, мать её! Кто такая истинная женщина? Беда в том, что никто никого не может СДЕЛАТЬ счас...
Социопатические родители: 3 знака на которые стоит обратить внимание. Социопатические родители: 3 знака на которые стоит обратить внимание. Кто приходит на ум, когда вы слышите слово «социоп...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice