Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься от 10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.

Наша цель - создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило "делителя на 100" *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило "делителя на 100" будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Психотический пациент — под грузом обострения и ремиссии.

Подписаться на автора Психотический пациент — под грузом обострения и ремиссии.
25 Июня 2015 02:37:48
6770

Сразу скажу, я не буду писать про полноценные обострения с психотическими переживаниями в традиционном психиатрическом понимании. Об этом есть немало литературы, да и сложности, чтобы распознать подобные состояния никакой нет: бред, галлюцинации, грубо дезорганизованное поведение. Психотерапия в этот период едва ли возможна, а вот госпитализация жизненно необходима.

Совсем иное дело обострения более мягкого регистра. Это будут обострения без столь явной симптоматики. Психотические проблемы будут, но стертые, абортивные. Распознать их не всегда просто.

Первое, что может обратить внимание в таком пациенте — это ощущение хрустальной хрупкости, словно бы тронь — разлетится на мелкие кусочки. Открытое, явное страдание, вызывающее сочувствие и желание помочь и, одновременно, четкое ощущение патологичности, искаженности, перекрученности переживаний.

Тлеющим фоном переживаний будет психотическая тревога. Это особый вид тревоги, отличающийся от всем привычной и знакомой невротической. Иное название этой тревоги — аннигиляционная. Это тревога связанная с ужасом распада, разрушения, уничтожения. В жалобах это может звучать в том числе и как страх сойти с ума — очень серьезный симптом.

Ощущение от мышления — словно каша в голове, невнятица, спутанность. Все это на фоне сложностей удержания внимания и сосредоточения.

Боль как будто бы переполняет и выплескивается из такого пациента, он говорит о ней ярко и красочно, очень искренен, часто использует метафоры, сложные нешаблонные образы. При всей искривленности, надломе переживаний — пациент кажется полным жизни, эмоций. Он очень человечен.

Психотическое страдание обладает мощной затягивающей силой, словно все, что есть в жизни пациента, проваливается в воронку без дна, в пожирающую черную дыру.

Психотерапевт, рискнувший работать с ним, в какой-то момент может почувствовать себя затянутым внутрь психоза. Для пациента это может стать тяжелым переживанием, еще одним доказательством власти и всемогущества его болезни.

Очень важно, не только чувствовать состояние пациента, но и оставаться вне его проявлений, быть не затронутым этой психотической дырой. Помочь тут может, например, сесть не напротив пациента, а рядом с ним. Так, чтобы образно говоря, пациент проецировал свой психоз не на терапевта, а на пустой экран. И тогда уже эти переживания можно совместно изучать. Именно умение терапевта оставаться в такой позиции создает безопасность в отношениях. 

В таком состоянии пациенту почти невозможно предоставить ничего, кроме поддержки, очень осторожной помощи в тестировании реальности, ну и просто объяснения — что с ним происходит. Простое проговаривание состояния, описание его как типичного, стандартного может принести некоторое облегчение.

Но кардинально помочь и избавить от страдания могут лекарства.

Вернувшийся на терапию после курса лечения, избавленный от спутанности и выматывающей напряженности, с утихшей психотической тревогой, пациент тем не менее может производить очень тягостное впечатление.

Впечатление омертвелости.

Как будто примороженная мимика, увязшие в безразличии чувства, порушенные стремления. Речь может стать бедной и скудной, формально плоской, выхолощенной. Прошлую живость, ощущение пусть страдающего, но человека — будто ластиком стерли.

В этот момент и у пациента, и у терапевта очень велик соблазн объяснить состояние действием лекарств.

И действительно, не до конца подобранное лечение может усиливать это состояние, добавлять в него заторможенности, сонливости, мышечной скованности, тоски. Скорректировав после больницы лекарства, можно снять хотя бы этот груз.

Но основное, что определяет тяжесть состояния, степень вот этой омертвелости — это не следствие приема лекарств, это результат токсического действия психотических расстройств.

Очень важно продолжать принимать лекарства — только они и могут поставить заслонку на пути нарастания этих изменений.

И именно в этот период для терапевта открываются куда более широкие возможности помощи. Теперь уже возможна не просто поддержка. Теперь возможна долгая и сложная, кропотливая работа по восстановлению, реанимации живого в пациенте.

Здорового живого, а не порожденного болью психотического страдания.



Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Думать или чувствовать?
С этим противопоставлением приходится сталкиваться довольно часто. Эмоциональные люди воспринимаются, как импульсивные, порывистые, ранимые сверх всякой меры, экспрессивные до головной боли, склонные в пожаре чувств наломать дров, а потом еще и оправдывать бардак в собственной жизни тем, что, мол - так сердце велело. В свою очередь люди рациональные нередко ассоциируются с сухарями, занудными педантами, циниками. Этакими высокомерными наблюдателями за всей этой эмоциональной возней с безопасного расстояния, которую они бесстрастно проинтерпретируют и разложат по полочкам. Заплатят, правда, за это свою цену — скуку и отрешенность от собственной жизни.
Психотический пациент — под грузом обострения и ремиссии.
Первое, что может обратить внимание в таком пациенте — это ощущение хрустальной хрупкости, словно бы тронь — разлетится на мелкие кусочки. Открытое, явное страдание, вызывающее сочувствие и желание помочь и, одновременно, четкое ощущение патологичности, искаженности, перекрученности переживаний. Тлеющим фоном переживаний будет психотическая тревога. Это особый вид тревоги, отличающийся от всем привычной и знакомой невротической. Иное название этой тревоги — аннигиляционная. Это тревога связанная с ужасом распада, разрушения, уничтожения. В жалобах это может звучать в том числе и как страх сойти с ума — очень серьезный симптом.
Я ничего не чувствую и ничего не хочу. Как нас пожирает апатия.
Это жалоба, которую приходится слышать очень часто. Отсутствие чувств, пленочка безразличия, которая незаметно затягивает целую жизнь, заболачивает ее скукой, равнодушием и мутной бессмысленностью. Пыльная рутина и постоянная усталость — вечные спутники этого состояния.
Травма или биология?
Я часто слышу про это противопоставление, про попытку психологов разобраться с чем они имеют дело: с психологической травмой (и тогда вроде как можно воздействовать на эту ситуацию с помощью психотерапии) либо же с психическим расстройством, имеющим биологическую природу (и тогда решающую помощь могут оказать лекарства). Но это противопоставление, как мне кажется, ошибочно.
Увядшие эмоции
Именно собственные эмоции лежат в основе эмпатии - способности понимать и распознавать чувства другого. Тут прямая связь: ведь других людей мы можем понимать только пропуская их переживания через себя. Чем лучше нам знакомы какие-то эмоции, тем легче нам будет увидеть, даже по мельчайшим знакам, их и в другом. Чем чувствительнее мы к каким-то определенным переживаниям в себе, тем острее будем на них реагировать в другом.
Шизоидный компромисс: нести тяжело, а бросить жалко
В шизоидном же компромиссе — нет метания, это точка зависания, заморозки. Это жизнь, в которой влечениям и драйвам свернули шею. Ради безопасности. Ради стабильности. Ради того, чтобы сберечь то, что есть на данный момент. Ради того, чтобы сохранить способность действовать и отвечать на вызовы реальности. И цена за это — отказ от чувства личной сопричастности и вовлеченности. Цена — ощущение деперсонализации/дереализации, что в мягких случаях чувствуется словно бы отрешенность от жизни, неспособность соединиться со своими эмоциями, вдохнуть их, неспособность прожить в полной мере ценные моменты собственной жизни.

Топ публикаций
Зависимость в отношениях: как утолить свой голод Зависимость в отношениях: как утолить свой голод Удивительно, как часто путают эмоциональную зависи...
Страх перед отношениями. Почему так опасно быть с кем-то? Страх перед отношениями. Почему так опасно быть с кем-то? Быть или не быть... С кем? Вот в чем вопрос. Страх...
Мать, про которую говорить запрещено Мать, про которую говорить запрещено Комплекс мертвой матери возникает не из-за реально...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice