Психологический порлат Psy-practice

Психотерапия и миф о личности: последствия вирусной атаки

Я бы хотел сейчас все же вернуться к альтернативному взгляду на природу человека, который характеризует методологию диалогово-феноменологической психотерапии. А что если никаких свойств личности не существует? Равно как и самой личности? Исходя из диалогово-феноменологической концепции контакта, представления о свойствах человека есть лишь иллюзия, которая отражает текущее состояние поля. Не больше, не меньше. Все, чтобы мы не сказали о психологических свойствах определенного человека, характеризует поле. 

Рассматриваемый нами человек – это актуальная попытка его самого и окружающих его людей назвать некую совокупность процессов, происходящих в поле. Перспектива подходить к этому процессу таким образом каждый раз представляется довольно сложной и трудоемкой. Поэтому для того, чтобы человека всякий раз не «вытягивать» из поля, мы и создаем миф о его уникальных свойствах, которые отныне фиксируются во времени. Польза от этого совершенно очевидна – стабильность и экономия жизненных сил. Ограничение такого подхода также лежит на поверхности – определенный таким образом человек лишается значительных возможностей для своих изменений. Поле текуче, личность стабильна.

Само по себе такое положение вещей не представляется мне чем-то катастрофическим. Нет. Необходимость ревизии соответствующих концепций появляется в тот момент, когда человек сам начинает чувствовать необходимость изменений. Однако будучи зажатым в тиски личности, он не может это сделать самостоятельно – мешает сформированный замкнутый круг полевой динамики, которая регулируется соответствующими концепциями. Более того, со временем в рамки self-парадигмы в промежутки между концепциями попадает годящийся для них вирус той или иной патологии, проявляющейся, как и положено ей по вирусному сценарию концепции, в соответствующих симптомах и синдромах. Вот тут-то и появляется у человека осознанная необходимость измениться или избавиться от мучающих его симптомов. И он обращается за психотерапией.

Дальше все зависит от того, к какой школе принадлежит психотерапевт. Поскольку целью настоящий работы не является  анализ различных психотерапевтических подходов, ограничусь лишь описанием специфики диалогово-феноменологической психотерапии. Поскольку все проявленное в рамках терапевтической сессии является отражением полевой динамики, то наша задача заключается в том, чтобы вернуть ей ее власть и влияние в жизни человека.

Психотерапевтическая работа, соответствующая этой задаче, разворачивается по двум основным направлениям – культурно-ценностному и формирующему качества контакта. Кратко опишу оба. Во-первых, важным фактором здесь оказывается создание некой культуры, в которой бы человек не держался за представления о своей личности и своих диагнозах и возлагал бы в связи с этим надежды на личность и профессиональные навыки терапевта, а смог бы отдаться тому процессу контакта, который происходит между ним и психотерапевтом. Невозможно переоценить значение того момента в терапии, когда Жизнь клиента, разворачивающаяся в присутствии терапевта, станет для него более интересной и заслуживающей внимания, нежели его симптомы и представления о своей «патологии». В связи  с этим на терапевта ложится довольно большая нагрузка по трансформации психологической культуры. Условием реализации этой задачи оказывается готовность терапевта увлечься тем процессом, которым Жизнь клиента разворачивается в его присутствии. Если сам терапевт рассматривает происходящее в контакте с клиентом как реальность, из которой чередуясь появляется то один, то другой, то со временем и клиент научится уделять текучему феноменологическому потоку контакта больше внимания, чем «своим» проблемам.

Второе направление терапевтической работы в диалогово-феноменологическом подходе разворачивается в связи с реализацией основных терапевтических задач по формированию условий для переживания. Таковыми, напомню, являются развитие чувствительности, способности осознавания и свободного выбора, а также навыков и опыта психологического присутствия. При это по-прежнему для терапевта важно осознавать, что речь идет о развитии свойств контакта, а не отдельного человека – клиента или терапевта.

Завершая этот параграф, мне хотелось бы подчеркнуть именно полевой характер любых психологических явлений. Свойства, которыми обладают участники контакта в их сознании, атрибутированы ими и друг другу, и себе лично лишь по требованию self-парадигмы. Если принять полевой характер контакта, то становится очевидным тот факт, что «я такой потому, что ты есть». И свойства, которые еще совсем недавно имели жесткую приписку к определенной личности, могут подлежать взаимному обмену в контакте. Вторя глубокому тезису Мориса Мерло-Понти, прозвучавшему в «Феноменологии восприятия», и продолжая его внутреннюю логику, отмечу, что осознавая другого человека, мы одновременно являемся этим Другим. 


Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку