Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Психотерапия в остром и неостром состоянии

Подписаться на автора Психотерапия в остром и неостром состоянии
18 Сентября 2017 12:25:31
787

Другими словами, несмотря на то, что чувств и эмоций, скопившихся в текущей ситуации жизни человека, очень много, мы имеем дело, как правило, не с самой витальностью, а с ее концептуальными суррогатами. У человека может быть очень много боли или стыда, вины, гнева и пр., но они не «живут», они как будто «мертвые». Витальность поля при этом питает ту или иную концепцию психологического кризиса или травмы.  Но, как я уже не раз повторял, витальность поля проявляется на уровне его вибраций, а не на уровне содержания того или иного аффекта. Именно по этой причине терапевт, увлекшийся поддержкой проявления того или иного сильного чувства в отрыве от более широкого фона происходящего, обрекает себя, клиента и процесс психотерапии на постоянное длительное воспроизведение феноменов, производных от формирующейся концепции психотравмы.

Вся витальность поля при этом как бы всасывается в кризисно-травматический концептуальный контекст поля как в воронку, питая и гарантируя его стабильность. По этой причине такое положение вещей в процессе психотерапии может сохраняться сколько угодно долго. В лучшем случае отреагированние сильных чувств и эмоций приведет к ослаблению фиксации травматогенного контекста, и со временем появится возможность для его переживания – разумеется, в том случае, если терапевт будет внимателен к более широкому контексту поля. В худшем случае увлеченность и сверхинвестирование травматогенных чувств со временем может привести к тем или иным формам хронической психической травмы, крайний случай которой – вполне четко клинически оформленное посттравматическое стрессовое расстройство.

Вот так по иронии судьбы сильные эмоциональные реакции, релевантные психологическому кризису, могут привести не к переживанию, а к формированию психической травмы, хотя внешне могут напоминать для неопытного терапевта процесс переживания. Чтобы не допустить такой вариант развития событий для диалогово-феноменологического терапевта важно помнить, что процесс переживания чаще всего разворачивается в сторону фона по пути появления феноменологических инноваций и сопровождается трансформацией полевых контекстов. По этой причине в психотерапии острого кризиса нам необходимо как никогда ранее быть внимательными к более широкому феноменологическому контексту поля, в котором разворачивается актуальный кризис.

Фундаментальный тезис, выдвинутый гештальтпсихологами столетие назад, остается актуальным и сегодня – значение фигуры находится в фоне. Если вернуться к технической стороне обсуждаемого, то возникает вопрос – как дать возможность фону проявиться в терапевтическом контакте, особенно в том случае, если «фигурные» чувства столь сильны и завладевают осознаванием человека? Значит ли это, что нужно переключить внимание клиента с сильного аффекта на что-то иное в поле? Разумеется, нет. Это было бы насилием над полем. Гораздо важнее и экологичнее поставить перед осознаванием вопрос: «Как человек, испытывающий те или иные чувства, относится к тому, что они существуют в его сердце?»

Если вы попросите вашего клиента сказать вам лично об актуальных сейчас чувствах, равно как о тех или иных personality-феноменах и быть при этом очень внимательным к тому, что будет происходить с ним в этот момент, то скорее всего вы получите доступ к тем слоям ближайшего фона, которые до сих пор были за пределами осознавания и не могли трансформировать значение контекста. По этой причине я и утверждаю, то, как человек относится к тому, что испытывает боль или стыд – иначе говоря, что он в этот момент замечает на уровне других своих чувств, представлений, образов, выборов и пр. и как к ним относится – оказывается более перспективным с точки зрения переживания, чем «слепое упоение» этими болью и стыдом. Напомню, что переживание всегда предполагает феноменологическую динамику. Поэтому нужно вывести полевую ситуацию из замкнутого круга кризисно-травматической концепции. Сказанное, разумеется, справедливо лишь при условии, что направление этого движения в сторону фона определяется не вами или клиентом концептуальным образом, НО ПОЛЕМ. 



Теги: игорь Погодин, переживание, гештальт, гештальт-терапия, психологическая помощь, психотерапия, психолог Киев, психологическая консультация, как найти себя, как стать счастливым, обучение психологии, лекции по психотерапии, диалоговая модель гештальт-терапии, психологический тренинг
Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Рождаясь, я рождаю Тебя!
В конце психотерапии я уже иной потому, что не только я создаю психотерапевтический процесс, но и он создает меня. И чем больше я вкладываюсь в этот процесс, тем значительнее эти изменения. Сказанное справедливо и для клиента, и для терапевта (для первого не меньше, чем для второго) – чем больше они вкладываются в создание проекта своей психотерапии, тем значительнее она влияет на них. По ходу этого описания для меня все отчетливее вырисовывается эстетический характер психотерапии. Психотерапия представляется мне неким видом искусства. Произведением же этого жанра является терапевтический контакт, а авторами являются все трое – терапевт, клиент и собственно терапевтический процесс.
Психотерапия: наука vs искусство
Современность со всей очевидностью демонстрирует нам, что мы живем в мире, где правят концепции. Концепции, которые множатся ежедневно, ежеминутно и даже, полагаю, ежесекундно. Они настолько многообразны, что вопрос об их истине уже представляется порой просто неуместным.
Эффективная терапевтическая интервенции может быть только выбрана
Значение категории выбора и соответствующего ему свободного акта для психотерапии, фокусированной на переживании и основанной на теории поля, переоценить не просто трудно, а практически невозможно. Метафорически выражаясь, свободный выбор является двигателем того психологического транспорта, который осуществляет свои рейсы в направлении первичного опыта. Т.е. если переживание – это процесс, в котором мы приближаемся в ходе психотерапии к первичному опыту – источнику формирования поля, то свободный выбор энергетически питает его. Нет выбора – нет переживания. Нет переживания – поле перманентно коллапсирует к структуре, определяемой self-парадигмой.
Концепция ЛИЧНОСТИ как попытка справится с хаосом культуры
Психология, на гербе которой яркими красками нарисована возможность управления собой и другими, оказывается вовлеченной в качестве средства в реализацию глобальной задачи, которую ставит перед ней современная культура. И эта задача заключается в оснащении человека инструментом совладания с тревогой – тревогой от хаоса современной жизни, жизни, предсказать которую становится все труднее, жизни, которая изменяется столь стремительно, что приспособиться к ней оказывается все сложнее. И психология довольно эффективно выполняет это негласное системное поручение.
Сущность психотерапии переживанием важно почувствовать
Как показывает опыт,  психотерапию, фокусированную на переживании, нельзя освоить посредством чтения статей и книг. Большинство тезисов и идей не создадут у вас даже ближайшего впечатления о том, как выглядит эта психотерапия изнутри. Её нужно почувствовать. Да-да – почувствовать. Отличия в специфике подхода лежат по большей части в полутонах.
Молитва как путь к разрушению власти Объекта и Концепции
Аналогии только что описанному процессу мы находим в сущности молитвы. Тезис о разрушении субъект-объектных отношений применим к ней в полной мере. В молитве разрушается Объект. Разрушается вместе с субъектом. На некоторое непродолжительное время больше нет образа Бога и нет меня. Есть лишь единое поле (а именно оно и есть Бог). Тут с очевидностью также замешан схожий парадокс, на сей раз теологического свойства. А потому он более опасный для описания и понимания. «Как же так!?», – может спросить удивленный читатель: «Молитва – средство, призванное обеспечить доступ к Богу, уничтожает его?»

Топ публикаций
Пережившие сексуальное насилие в детстве Пережившие сексуальное насилие в детстве Как правило, они милы, даже очаровательны. В идеал...
Коучинг на опережение, или Профилактика лучше лечения Коучинг на опережение, или Профилактика лучше лечения Этапы применения метода «Коучинг на опережен...
Ужас в моей голове. Невротические страхи: что за ними стоит Ужас в моей голове. Невротические страхи: что за ними стоит Бросает в жар, давит в груди, а по телу - мурашки....

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice