×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

Психологические истоки стыда

24.04.2016 11:43:05
Подписаться на автора
2799
Психологические истоки стыда
Психологические истоки стыда


Психологические истоки стыда
 
Классик психотерапии Р. Поттер-Эфрон писал: «Стыд, менее изученный и, возможно, менее понятный, чем вина, также пропитывает наше общество, появляясь всякий раз, когда люди чувствуют себя глубоко смущенными, униженными или ничего не стоящими. И хотя он имеет и позитивные функции, большинство терапевтов имеют дело с клиентами, которые сталкиваются с совершенно избыточными количествами стыда. Такие,  "связанные стыдом" люди часто вырастают в семьях, излишне использующих его в своем повседневном обиходе. Стыд - это "болезненное состояние осознания своей базовой дефективности как человеческого существа"»*.
 
Стыд сам по себе не хорош и не плох. Умеренное чувство стыда полезно, в то время как его недостаток или избыток создают массу сложностей. Слова, ассоциирующиеся с умеренными стыдом и гордостью: "скромный", "смиренный" и "автономный", сильнейшим образом контрастируют со словами для избыточного или недостаточного стыда. Такими как: "дефективный", "некомпетентный" или "высокомерный".
В работах современных психоаналитиков стыду отводится одна из главных ролей в формировании нарциссического характера. Томкинс, Эриксон, Льюис, Винникот, Шпиц описывают первые проявления стыда у ребенка еще в младенчестве. Когда ребенок всем своим существом выражает стремление к взаимности и не встречает ее, он зажмуривается, отворачивает лицо, замирает. Демонстрирует испуг и разочарование. В переживании стыда, все свое существо, предъявленное другому, осознается как неправильное.
Клиентам, часто испытывающим стыд, в детстве не хватило опыта теплого эмпатичного принятия без оценки, осуждения или отвержения. А так же расшифровки, «отзеркаливания» их эмоциональных состояний, которые пугают их, и не будучи принятыми, повергают  в стыд на протяжении всей жизни.
- «Не находя эха или зеркала, мы не чувствуем себя понятыми или уважаемыми. В результате мы можем стесняться признаться в потребности во взаимности, и решаем не выражать ее в будущем. Причиняемое этой стеснительностью беспокойство со временем усиливается и вносит вклад в «нарциссическую уязвимость»».
Поскольку стыд останавливает интерес и возбуждение, которые призваны служить удовлетворению каких-либо потребностей, «стыдящиеся» люди часто живут в состоянии хронической фрустрации.
В здоровом варианте: я распознаю свою потребность по возбуждению и интересу и ищу способ ее удовлетворения. Стыд появляется там, где проявлять интерес или чего-то сильно хотеть в какой-то момент было нельзя. И это часто отпечатывается в опыте так, что я перестаю понимать – чего именно я хочу. Стыд все останавливает. Следовательно, получить то, что хочу, нет никакой возможности.
В любом возрасте: когда выражение или стремление к взаимности сталкивается с недостатком обратной связи со стороны другого, как следствие происходит коллапс. В результате человек впадает во внутренний паралич. Его интенсивность зависит от индивидуальной чувствительности. Даже человек с большим опытом принятия со стороны родителей чувствует стыд при отвержении. Когда же отвергают нарциссически травмированного человека, внутренне это может переживаться им в масштабах Армагеддона. Такие люди часто чувствовали эмоциональную отчужденность в детстве. И не важно: является ли недостаток взаимности другого результатом безразличия, непонимания, недооценки, наказания или бестактности. Или возможно, это всего лишь ошибочная оценка самого человека степени достигнутой взаимности. Так сказать по привычке.
К феноменологии стыда также относится искушение отказаться от идентичности
(собственного Я), чтобы заслужить принятие себя другим. Стыд соотносится со всей личностью. В отличии от вины, при которой человек чувствует, что совершил неправильный поступок, испытывая стыд, это ощущение «неправильности» распространяется на всю личность. Стыдясь, мы переживаем всего себя, как недостойного, недостаточно неподходящего.  
Винникот пишет: «Ложная самость, ложное эго развивается, когда мать недостаточно способна чувствовать и реагировать на потребности ребенка. Тогда младенец вынужден сам подстраиваться к матери и адаптируется к ней слишком рано. Используя ложную самость, ребенок выстраивает ложные установки во взаимоотношениях и поддерживает видимость того, что он на самом деле такой, чтобы вырасти в точно такого же человека как его значимый взрослый».  
Стыд сопровождается временной неспособностью мыслить логично и эффективно, а нередко и ощущением неудачи, поражения. Пристыженный человек не в состоянии выразить словами свои переживания. Позже он обязательно найдет нужные слова и будет вновь и вновь представлять себе, что он мог бы сказать в тот момент, когда стыд лишил его дара речи. Как правило, переживание стыда сопровождается острым чувством неудачи, провала, полного фиаско. Взрослый человек чувствует себя ребенком, слабость которого выставлена на всеобщее обозрение. Возникает ощущение, что человек больше не может ни воспринимать, ни думать, ни действовать.  Границы эго становятся прозрачными.
Классик гешталь-терапии Ж. М. Робин в своей лекции о стыде акцентирует: «В вопросах стыда существует еще один важный аспект: когда кто-то чувствует стыд, он чувствует себя одиноким. Люди всегда говорят о стыде, как о некотором внутреннем переживании. Но всегда есть еще тот, кто стыдит. Никто не может чувствовать стыд в одиночку. Всегда есть кто-то, кто находится если не снаружи, то  внутри нас, он представляется как  «Супер-эго»».
В терапии клиенту бывает трудно распознать свой стыд. Вспомнить родительское послание, которое его вызвало. Заметить, что это не терапевт осуждает или отвергает его, а он сам это делает, идентифицируясь с внутренней родительской фигурой. Вспомнить, кто и какими словами говорил то, что сейчас вызывает внутреннее повторение этого переживания.
Энергия стыда, а вернее тех желаний, которые он останавливает, часто проявляется телесно – в психосоматических симптомах. Таких как жар, жжение, зуд, кожные проблемы, аллергии, мышечные блоки, вплоть до различных психосоматозов. Доминирующее во всех сферах ощущение, что тебя «не любят», вызывает скрытое подозрение, что тебя полностью отвергают. Эта ситуация сопровождается сильно выраженной стыдливостью и создает почву для тяжелых патологий любого типа: от асоциального поведения до разрушительных зависимостей.
Чувство стыда исполняет двоякую функцию, которая и определила его роль в эволюции человека. Способность к стыду означает склонность учитывать мнения и чувства окружающих людей. Таким образом, стыд способствует формированию групповых норм и поддержанию общего согласия по отношению к ним. Способность к стыду можно рассматривать как одну из социальных способностей человека, она обуздывает эгоцентрические и эгоистические позывы индивида, повышает ответственность перед обществом. Кроме того, стыд побуждает индивида к приобретению навыков, в том числе и навыков социального взаимодействия.
Существует и встречная зависимость - индивид ощущает себя более защищенным, более уверенным в себе, а следовательно, и менее уязвимым для стыда, если он чувствует принадлежность к группе, если принимает групповые нормы.
Известный исследователь стыда С. Томкинс: «Являясь социальным чувством, стыд есть реакция на отсутствие одобряющего взаимодействия». Он служит остановкой других «стыдных» (неодобряемых) переживаний. При этом под «стыдными» в каждом конкретном случае понимаются самые различные проявления и эмоции – в зависимости от социального окружения и воспитания человека.  
"Чувство стыда можно наблюдать даже в области «пробуждающегося ощущения самости». Можно говорить, например, о людях, испытывающих трудности в учебе, которым не достает терпения завершить каждую ступень процесса. Они стесняются быть начинающими, не знать все. Возможно, что причины этого в нетерпимости и преувеличенных требованиях значимых других в раннем детстве".
Переживание любого кризиса, от семейного до внутриличностного, так же сопровождается стыдом. Поскольку в кризис мы обнаруживаем, что наши старые способы приспособления к жизни уже не эффективны, а новые мы пока не выработали.  А значит, такие как мы есть – мы не соответствуем требованиям окружающей среды.  И пока не наступает адаптация, пока кризис не разрешается для нас успешно, мы можем чувствовать стыд.
Избегание стыда не позволяет нам думать и адекватно воспринимать реальность; оно запускает, более всеобъемлющее, чем при обычной регрессии, отрицание реальности, и приводит к отсутствию мышления.
 
*Статья является компиляцией первоисточников совместно с моими терапевтическими интерпретациями.  


Теги: стыд, отвержение, нарциссическая травма
Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика