Психологический порлат Psy-practice

Почему символическое важнее реального

Мы все на опыте знаем, что чувства сильнее денег. Тем не менее, постоянно этому удивляемся. И часто никак не можем в это поверить. В то, что символическое и субъективное гораздо сильнее любой объективной реальности.

- Я же приготовила ужин, убрала квартиру, жду тебя, а ты говоришь, что тебе не хватает моей любви?

- Тебя всем обеспечили, а ты не чувствуешь благодарности?

- Ты там на всем готовом, как сыр в масле, откуда у тебя может быть депрессия?

- Он же тебя унижает и мучает, как ты можешь его любить и жалеть?

- Мама рядом, папа рядом, мы в безопасности, чего же ты боишься?

- Тебе сказали — там нет ничего страшного, чего же ты переживаешь?

- Ты постоянно говоришь, что хочешь строить отношения, но ты же их и разрушаешь! Как ты этого не видишь?

- Тебе хочется успеха, но ты делаешь всё, чтобы ничего не успеть и ничего не сделать.

- Мы уже два раза заглянули под кровать, а ты так и продолжаешь верить, что там сидит змея и нападет на тебя?

- Я хотел поддержать тебя и успокоить! Где ты в моих словах нашла обиду и обесценивание тебя?

- Тебя бросил близкий человек и ты все потерял. Как ты можешь быть спокоен и уверен в себе после этого?

- Никто на тебя тут не обращает внимания, чего же ты стесняешься?

- Она – старая и толстая, но как уверена в себе. А ты молодая и красивая – вся в комплексах, как такое может быть?

- Он инвалид и из бедной семьи. Почему он играет на фортепиано лучше тебя, здорового и с лучшим преподавателем?

- Он ничего не понимает в этом, но смог расположить инвесторов. Как ему это удалось?

- Ты же объективно ничего не добился, зачем же ты продолжаешь это делать?

И прочие явления. Когда не реальность что-то решает, а нечто иное. Что есть внутри у личности. Интегрировано в его психику.

Если я стараюсь и надеюсь на похвалу — это еще не значит, что другой человек увидит это также. Он увидит это в соответствии с его внутренней реальностью.

Если я хочу получить что-то – это еще не значит, что вся моя внутрення реальность тоже этого хочет. Там могут быть силы (интегрированные, но потом вытесненные), которые против. И тогда я ничего не знаю о своем внутреннем конфликте.

Если мы вместе пережили некие события, это еще не значит, что мы получили одинаковый опыт и сделаем одинаковые выводы. Мы даже помнить события можем по-разному. В соответствии с особенностями субъективного мира каждого.

Если нам вдвоем что-то нравиться, это не значит, что мы там видим одно и то же.

Если мы вообще по-разному восприняли событие и наши воспоминания разняться — это еще не значит, что кто-то из нас нормальный, а кто-то нет.

 

Так почему же символическое настолько сильнее реального?

Объяснение социально-биологическое. Наш мозг и его нейронные цепи сформировались не в результате той объективной реальности, что окружала нас до 12-16 лет. А в результате символизации этой реальности для нас нашим окружением.

Как пример, реально травматичный случай. Ребенок и потеря им родителя. Казалось бы, что само событие объективно травмирует детскую психику. Но оказывается, ее в большей степени травмирует отсутствие и дефицит символизации события (понятных ребенку пояснений). Символизация конструирует психику. Ее дефицит включает архетипы и они правят внутренним миром как они "хотят" - по терминологии юнгианцев, а психоанализ описывает это как отсутствующий или "плохой" объект, который психика "лечит" самым причудливым образом. 

Как мы объясняем себе и другим те или иные события? – вот в чем главный вопрос. Событие тоже важно, но не оно делает погоду в первую очередь. Мозг формируется не от того, что родители купили дорогую кроватку, самую качественную еду и одежду. Наш мозг сформировался от того, что родители разговаривали с нами, как они разговаривали при нас, какими словами и образами объясняли нам самих себя и этот мир. В соответствии с их внутренним миром.

Еще один пример. Многие вспоминают страшные сказки (Василиса Премудрая, например) нашего советского детства и говорят, что вот с чего началась травма. Обычно это говорится в шутку, но, как я понимаю, там лишь доля шутки. Но травмирует не сказка, а отсутствие внимания к услышавшему что-то страшное ребенку, отсутствие отклика на это страшное от взрослых. Ведь есть дети, которые слушают страшное с интересом, с горящими от переживаний глазами. Сказка дала ход чувствам и творчеству? Или сказка затормозила переживания и зациклила их на страхе?

Какие-то ситуации психика прекрасно переваривает ибо мозг настроен на интеграцию всего входящего материала. Но понять, как именно процесс переваривания работает и что получается в результате -- можно только внимательно наблюдая за личностью. Или за собой в кресле психоаналитика, что да, я происходящее превращаю вот в это. Или оно лежит не нужное мертвым грузом? Или я уже всем этим подавился?

Что мы делаем со входящим в нас? Как поясняем себе себя и мир?

Что в наших пояснениях помогает нам удерживать самоуважение, контакт с окружающими, самовыражение и творчество?

Что в наших пояснениях мешает нам общаться, хорошо себя чувствовать, быть понятным и понятым, творить?

Невозможно говорить, что вот это плохо, а то — хорошо. Так правильно, а вот так — нет. Увы, это не работает, если пояснения всегда одинаковы, однозначны и идут из далекого прошлого. С этими всеми неоднозначностями и богатствами контекстов разбирается психоанализ.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку