Психологический порлат Psy-practice

Откуда берется ужас. Связь мозга и психики. Что происходит в психотерапии на нейробиологическом уровне.

Безмолвный ужас и ощущение пропасти – это разрыв между пониманием человеком происходящего и тем, что на самом деле происходит. Ужас – это отражение беспомощности что-то сделать, как-то изменить ситуацию. Истоки этого, как всегда, кроются в детстве. Задача родителей – объяснять ребенку что с ним происходит, называть его чувства, обсуждать жизненные ситуации, учить искать из них выход. Это процесс формирования конкретных образов в голове ребенка: предметы, чувства, ситуации, реакции, – должно быть объяснено, проговорено (это называется перцептивный опыт), и ребенок должен знать, что при любой тревожной, непонятной ситуации он может прибежать к родителю для получения объяснения. Данный процесс не существует где-то в каких-то неясных материях, на уровнях чего-то эзотерического, недостижимого и воображаемого. Это происходит конкретно в нашем мозге: нейронные связи формируются по мере взросления человеческого детеныша в процессе его теплых и любящих отношений с матерью, и если этого нет – то и нейронных связей этих нет, импульс не доходит до коры головного мозга, где он может быть обработан и доступен к пониманию и осознаванию, и остается в стволе головного мозга, создавая чувство ужаса и пустоты. Для таких людей это обычное дело.

Несмотря на то, что страх является базовым человеческим чувством, человек не рождается с центром страха в мозгу, этот центр определяется исследователями ожиданием чего-то негативного в жизни человека, и чем меньше ребенку отражали его самого, тем чаще он заполнен ожиданием ужаса (т.е. страхом его), так как опять-таки: он бессилен перед этим ужасом. При этом такие состояния могут быть вызваны чем угодно: что-то сделал не так, что-то не понравилось другому человеку, что-то вышло из-под контроля и нужно принимать решение и т.д. , и это те моменты, которые бы без проблем начал решать более здоровый другой.

Некоторые люди, не имея в своем детском опыте положительного перцептивного опыта, и не зная, что они чувствуют, ведь чувства не были ментализированы и связаны с корой головного мозга, не умеют обдумывать, находить причину своих чувств, начинают эти состояния заедать, запивать алкоголем, глушить наркотой и т.д. Поэтому, когда люди с зависимостями попадают на психотерапию, то терапевты вводят в правило – приходить трезвым (касаемо алкоголя и наркоты), чтоб пробовать невыносимые чувства осознать, увидеть и сделать со временем выносимыми.

Психоаналитический психотерапевт, так же, как и мама, учит только уже взрослого человека узнавать свои чувства, изучать их, учиться действовать исходя из них, а значит уже не проваливаться в ужас. В ходе работы с психотерапевтом, как и в детстве, простраиваются нейронные связи, и импульсы уже не остаются в стволе мозга, в котором располагается бессознательная часть нашего селф, и не толкают человека на неосознаваемые разрушаемые поступки, сваливание в депрессию, соматизацию и др. Доходжение имульсов до коры помогает человеку найти объяснительный ментальный конструкт, который снизит тревогу, и поможет человеку иметь выбор и власть над собой.

Очень многие люди, не имеющие опыт психотерапии, склонны его обесценивать, не относиться серьезно, думать, что побазарить и с подружкой можно. Но психотерапия – это построение отношений через коммуникацию, где человек может сказать все, что захочет, и он будет услышан и не раскритикован, так, как должен был быть услышан в детстве. Многим ли мы людям можем сказать все, что захотим? Врядли, мы даже сами себе не можем во многом признаться. Мы можем не всегда задумываться о том, насколько важен комфорт пребывания с другим, а есть люди, которые вообще не знают, что это такое. Возможность сесть и поговорить, помолчать в безопасной обстановке, где не причинят боль, объяснят, что происходит и интерпретируют чувства, это уже очень терапевтично. В терапию люди приходят с разными запросами, и ожидания от терапии у них могут быть разными, но развитие терапевтических отношений все равно сводится именно к этому.

Контакт с внешней реальностью и контакт с правдой– это то, что получают люди в терапии. Сложность заключается в том, что люди далеко не всегда понимают, что такое реальность и что такое их чувства. Они живут в своей реальности, во внешнем мире находят ей подтверждение, и еще раз убеждаются в своей правоте. Для них часто психотерапевты –на одном уровне с предсказателями, астрологами, энергетиками и пр.

Когда у подрастающего ребенка благополучная мама, она способна «видеть его своим умом». Когда она его касается, целует, обнимает, у нее активизируются определенные участки мозга, и при истинном контакте определенные участки мозга включаются и развиваются у ребенка, те, которые дают ему ощущение того, насколько он важен для нее, те, которые отвечают за истинность отношений. Истинные отношения между ними создают синхронизацию ощущений и чувств. В психотерапии после установления хорошего рабочего альянса, клиент и терапевт тоже переживают синхронные чувства, которые передаются через зеркальные нейроны на телесные функции на то, чтобы повторить, экстернализировать то, что интернализовано, поэтому так важны невербальные сообщения, которые наблюдает терапевт у клиента. Невербальные проявления – как человек заходит, как он садится, располагается, смотрит, начинает разговор, как проявляется, определяется изначально зеркальными нейронами, которые на поверхность выводят то, что человек чувствует внутри, и при помощи внешних проявлений создают поле для какой-то деятельности, в данном случае для контакта.

То, с чем работает терапевт – касается первичных отношений, и того, как влияют эти отношения на развитие потому, что это эпигенетиеский фактор (эпигенетика представляет собой науку о наследуемых свойствах организма, которые не связаны с изменением собственно нуклеотидной последовательности ДНК и могут быть не прямо, а опосредованно закодированы в геноме.), т.е. стиль и характер отношений, их правдивость, их направление, их цели, позволяют открываться генетическому материалу или не открываться ему, потому, что все дефицитарные состояния – это неправильно и недостаточно в конечном счете активированный генетический материал. Способность бытия в здоровых отношениях – это, с чем мы рождаемся, и в течении жизни она развивается или нет. Если она не развилась в детстве с родителями, ее можно развить с психотерапевтом во взрослом возрасте.

Правдивое, чувственное, любящее отношение между матерью и ребенком, создают у него очень однозначные и простые реакции на отношения. Когда же мать не искренняя с ребенком, когда она притворяется что он ей нужен и важен, это создает очень большой спектр реакций на отношения, когда уже взрослый человек может ощущать других небезопасными для себя: они утаивают, виляют, запутывают, они подозрительные, чего-то не договаривают, не так говорят, не искренние. В паре это часто создает идею ревности, как будто партнер ведет двойную игру, присутствует много разных фантазий об обмане, так как чувство обманутости поселяется именно от притворства. Уже во взрослом возрасте такие люди способны видеть в других то, что его родители не видели в нем.

Предмет работы на психоаналитической сессии – это активация нейронных цепей, и при последовательной работе психотерапевт повторно вызывает активацию нервной клетки (нейрона), благодаря чему происходит активация или экспрессия генетического материала, которое создает дополнение, расширение поля психической деятельности, расширение спектра активности человека, которые активируется благодаря тому, что происходит беспокойство его нейронов, которые до этого не были задействованы и их включение в нейронные сети.

Таким образом, образовывая нейронные связи, части мозга между собой начинают работать более слаженно и, соответственно, сам человек гармонизируется, и имеет более прочный контакт с внешней реальностью. Разговорная терапия создает прочные связи с амигдалой, префронтальной корой и рабочей памятью. Для гармоничного развития нейронный связей большую роль в терапии играют частота и регулярность встреч. В перерыве между встречами этому процессу помогает понимание клиентом того, что у него есть психотерапия, его способность выносить напряжение между встречами и ожидание сессии.

Наше селф имеет вполне себе материальную природу – наш мозг. Он активно изучается, люди понемногу все больше и больше узнают о нем, и в настоящее время все большую популярность набирает направление нейропсихоанализа, интереснейшее и богатое, где психоаналитические теории подтверждаются исследованиями в нейробиологии, связывая мозговую деятельность с психоаналитической моделью сознания, и на основании данных которых была написана эта статья.

Приглашаю к себе на создание нейронных связей.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку