Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

От ужаса – к страху

Подписаться на автора От ужаса – к страху
09 Марта 2016 11:00:28
3959

Ужас является одним из наиболее ранних чувств, появление которого относится к младенческому возрасту. В этот период развития граница контакта индивида со средой еще не сформировалась, отношения в поле строятся по модели конфлюенции, объект еще не отделен от субъекта. Поскольку младенец не в состоянии самостоятельно позаботиться о себе, фрустрация важных потребностей может быть воспринята как угроза его существованию, что приводит к появлению ужаса (поскольку объект не может быть проконтролирован). 

Ужас часто провоцирует ярость (как последний отчаянный способ восстановить контроль над ситуацией). Однако ввиду существования симбиотической зависимости ярость воспринимается как аутоагрессивное действие, и может снова ввергнуть младенца в состояние ужаса. Так поддерживается нарциссический порочный круг, выход из которого связан с возможностью младенца распорядиться своей яростью.

Наиболее важной потребностью раннего этапа развития индивида является потребность в базовой безопасности. Аффективной составляющей процесса удовлетворения метапотребности в безопасности, как уже отмечалось в более ранней работе, соответствуют последовательно возникающие эмоции: тревога, страх и ужас. Тревога, не имеющая, по определению, объекта, не может существовать достаточно долго ввиду когнитивного и аффективного диссонанса, который она вызывает и, поэтому, в скором времени в результате ее объективизации и локализации возбуждения трансформируется в страх (значительную роль в этом процессе играет проекция). Однако если отношения с объектом страха в течение длительного времени не удается прояснить и интенсивность переживания возрастает, то часто страх генерализуется, превращаясь в ужас, при котором снова теряется определенность объекта. В процессе удовлетворения потребности в безопасности индивид может фиксироваться на любом из этих этапов, что является фактором, релевантным формированию типичных способов контроля этих переживаний и регулирования своей безопасности.

Необходимо отметить, что в отличие от дообъектного ужаса и по большей части безобъектной тревоги (предполагающих, разумеется, структурирование поля по типу слияния), страх является контактным переживанием. При этом он выступает маркером угрозы, появляющейся на границе контакта. Думаю, что процесс трансформации тревоги и ужаса в страх имеет также эволюционное значение для развития человека. Так, по всей видимости, возникновение фидеистического мышления[1] и как, следствие, первичных религиозных представлений с сопутствующим им появлением предшественников современных языков явились отчасти результатом этого механизма. Языческая культура любого общества содержательно базировалась на трансформации первичного ужаса и тревоги в страх – именно этот атрибутивный процесс позволил появиться первым представлениям о богах и мифических существах, которые должны были быть выражены в первичных дискурсах. Более того, возможно, что страх также внес вклад в развитие языка посредством формирования необходимости регулировать совместные действия индивидов одного сообщества.

Несколько слов относительно терапевтического аспекта обсуждаемой эмоциональной динамики. Особое значение в терапии, течение которой определяется актуализацией тревоги и ужаса, имеет возможность контейнирования этих эмоций в терапевтическом процессе. Пожалуй, наиболее важной особенностью терапии психотичных клиентов является необходимость восстановления контроля над всепоглощающей тревогой и ужасом[2] путем размещения ее в контакте с терапевтом, который выступает в роли контейнера. При этом стабильность терапевта и терапевтического процесса в смысле постоянства сеттинга, соблюдения контракта, некоторых устоявшихся ритуалов и т.д. имеет определяющее значение. Что же касается терапевтической ситуации, в которой актуализируется страх, то следует отметить необходимость восстановления функции страха как способа регулирования контакта, а не его прерывания.

[1] Фидеизм (от лат. fides – вера), или фидеистическое отношение к миру, имеет отношение к вере человека в сверхъестественное. Это достаточно широкое понятие, определяющее мифолого-религиозное сознание любой исторической эпохи.

[2] Собственно говоря, феноменология психозов и заключается в неспособности обращаться с тревогой и выносить ее. 




Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Посттравматическое стрессовое расстройство
В заметке рассматривается генез и клиническая феноменология посттравматического стрессового расстройства, а также особенности терапии клиентов, страдающих ПТСР. Предлагается модель психологической помощи людям, страдающим посттравматическим стрессовым расстройством.
Случай из терапевтической практики - Безумие или иллюстрация полевых феноменов
Сессию, которую я хотел бы описать в качестве иллюстрации предыдущего тезиса, имела место в тот день, когда автор проводил терапевтическую группу, в фокусе внимания которой находились довольно непростые для переживания как участниками, так и самим терапевтом темы – смерти, тяжелых болезней, насилия, ситуаций, в которых утрачена какая бы то ни была возможность контроля.
«Феноменологические мостики» в технике психотерапии переживания
Феномены в поле никогда не существуют изолированно друг от друга. Они находятся в тесной взаимосвязи. Более того, феноменологический полевой процесс не создается феноменами, а сам формирует их. Поэтому несмотря на то, что феномены и феноменологическая динамика суть неотъемлемые процессы, сам полевой динамический принцип первичен по отношению к отдельным феноменам. По этой причине делать ставку в процессе психотерапии на каком бы то ни было отдельном феномене является тупиковой по своей сути терапевтической тактикой. Внимание терапевта должно быть направлено на суть полевой динамики, а не на ее содержание. Я рефреном во многих работах повторяю этот тезис, поскольку он является основополагающим для понимания сущности психотерапии переживанием.
К иллюзии о том, что сознание принадлежит нам. Так ли это?
Пока все выглядит не так просто, правда? «А кто же тогда осознает?» – возможно, поинтересуетесь вы, снова уцепившись за антропоцентричную базовую установку. Действительно, привычным для нас положением вещей было бы приписать акт осознавания тому или иному человеку. Иначе говоря, мы привыкли думать, что некто осознает нечто. Например, Я осознаю, что испытываю некое чувство (пусть нежность) к другому человеку в связи с некими обстоятельствами. Как видите, центр переживаний привычным образом находится в Я. Или, например, вы злитесь на меня за то, что я усложняю вам жизнь предлагаемым новым взглядом на природу психического. Снова центр осознавания – совершенно определенный субъект (в данном случае вы) и связан он с неким предметом осознавания (в данном случае – ваша злость ко мне).
СВОБОДНЫЙ ВЫБОР. КАК ЕГО СОВЕРШИТЬ?
Как вы думаете, часто ли вы что-то выбираете в Жизни? Может быть, вы постоянно принимаете решения, основанные на тех или иных концепциях?
Замечали ли вы какую-то закономерность в ваших «выборах»? Что вы чувствовали, когда совершали выбор? Облегчение или радость, вдохновение и немного тревоги?
Если вы чаще вы испытываете облегчение от сделанного выбора, чем смесь радости, вдохновения и тревоги, то большую часть вашей Жизни вы принимаете решения, а не выбираете. А значит за вас «живут» концепции.

Можно ли изменить Жизнь без волевого усилия?
Мы пытаемся контролировать все. Я говорю даже не о «контролирующих людях» как особой категории, а о всеобъемлющей тенденции в культуре. «Если хочешь что-то изменить в жизни, нужно проявить волю» говорит сегодня здравый смысл, а раньше – мама.

«Если ты хочешь чего-то добиться, то нужно стараться!» - говорит снова и снова голос в нашем сознании. Отсюда и самообвинения в прокрастинации, если не всегда слушаться этого голоса. Но правда ли это единственный способ добиться успеха и изменить свою жизнь?

Думаю, что нет. Эффект от любого волевого проекта чрезвычайно ограничен - ограничен принципиальной исчерпаемостью наших жизненных сил. Такова суть волевого акта: он собирает некий объем жизненной энергии для реализации той или иной задачи. Опираясь только на волю, через некоторое время мы чувствуем себя очень уставшими или даже истощенными.


Топ публикаций
Некоторые типы сопротивления и их значение Некоторые типы сопротивления и их значение Причиной сопротивления могут быть и выраженные рас...
Недетские игры... Недетские игры... Ксюша не хотела идти в школу, она не понимала, поч...
Почему после женских тренингов женщины разводятся? Часть 2. Почему после женских тренингов женщины разводятся? Часть 2. Вы умная, образованная, молодая, целеустремленная ...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice