×
Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.


Уважаемый читатель сайта!
Приглашаем присоединиться к нашим социальным страницам. Спасибо, что ты с нами!
Спасибо, я уже с вами!
Авторизация Регистрация
Логин:

Пароль:
psypractice

Топ публикаций

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.


Мы в соцсетях
Новое на форуме

Перейти на форум

Укажите ваш E-mail


подписаться

О психических убежищах

31.01.2016 18:56:34
Подписаться на автора
3267
О психических убежищах
О психических убежищах


Мне бы хотелось затронуть довольно интересную тему, с которой я часто сталкиваюсь в своей практике. Речь пойдет о концепции «психических убежищ», предложенной психоаналитиком Джоном Стайнером.
Многие пациенты описывают свою жизнь, как нечто похожее на психическое убежище, в котором им спокойно и в каком-то смысле комфортно, но остальная жизнь, как будто бы, проходит мимо них. Они замкнуты в своих желаниях, возможностях, боятся попробовать что-то новое и выйти за пределы модного сейчас слова «зоны комфорта».
С попыткой выйти из этого убежища люди справляются по-разному. Кто-то представляет, что с понедельника начнет новую жизнь, кому-то легче думать о том, что все мучения и переживания скоро закончатся и он уходит в мир иллюзий и фантазий, замыкаясь в своем внутреннем мире. Такие клиенты часто утверждают, что им скучно, им кажется, что они ходят по замкнутому кругу и каждый день выглядит как «день сурка». «Обеспечиваемое убежищем облегчение достигается ценой изоляции, застоя и отступления…».
Концепцию психического убежища, как патологической организации личности активно изучал психоаналитик Джон Стайнер. Он пишет: «Аналитик наблюдает психические убежища как такие душевные состояния пациента, в которых тот «застрял» и пребывает в изоляции, вне досягаемости».
В основном к аналитику доходят пациенты, которые ощущают у себя наличие этой патологической организации и в той или иной мере жалуются на нее.
Джон Стайнер неоднократно подчеркивает сложность, с которой сталкиваются аналитики в работе с такими пациентами: «Интерпретации аналитика ощущаются пациентом как вмешательства, угрожающие его пребыванию в убежище, и он боится, выйдя из-под защиты такого убежища, столкнуться с неотступной дезинтеграцией или невыносимой депрессивной болью».
Мне бы хотелось рассмотреть данную патологическую организацию на примере исландского фильма «Гора девственности» (Дагюр Каури, 2015). Конечно, описанный случай представляет крайнюю степень изоляции и побега от реальной жизни, но на нём довольно четко прослеживается описанный выше механизм. Даже для тех, кто этот фильм не видел, будет в целом понятно, что имеется ввиду.
Мы видим мужчину, ему 45, он живет с мамой, у него никогда не было отношений. Его взгляд и отношение к своему телу кажутся довольно отрешенными, как если бы он был погружен в свой внутренний мир и не хотел видеть ничего вокруг себя. Мать, недовольная своими собственными отношениями, непрерывно меняет мужчин и хочет, чтобы сын никогда ее не бросал. 
И вот, на день рождение ему дарят абонемент на танцы, где он знакомится с девушкой. Девушка, по сути репрезентирующая его депрессивную и несчастную часть, пугающуюся любых изменений. Она то готова начать с ним отношения, то отшивает его. То хочет с ним жить, то резко меняет свое решение и скрывается от него и от мира. 
Кажется, очень многим сложно выйти за пределы своей маленькой комнаты, где они чувствуют себя безопасно, но никак не могут развиваться и не чувствовать себя в изоляции. Так, главный герой долго работает на одно и той же работе, где у него не складываются отношения с коллегами, но в чем он не хочет признаваться самому себе и окружающим, и, таким образом, никак не может изменить эту ситуацию. 
Он никогда не покидал свой родной город. Его главное развлечение - играть во вторую мировую войну с игрушечными фигурками на столе, где разворачивается мнимая жизнь. 
Но, что будет, если попробовать лопнуть этот мыльный пузырь? 
Конечно, он начинает сталкиваться с неизвестностью, разочарованиями, недовольством матери, что он может ее бросить и жить самостоятельно и чувством вины перед ней. «Как, ты меня бросишь?» Но без этих неприятных чувств и эмоций невозможна и сама жизнь, нельзя чувствовать себя живым и наполненным, если вся твоя жизнь на протяжении 45 лет выглядит одинаково, и ты ничего не делаешь, чтобы это изменить. Пытаясь изменить свою жизнь он сталкивается с неудавшимися отношениями и болезненным поиском себя, сменой работы и страхом перед путешествием. Его желание уехать за пределы города можно рассматривать как его желание выйти из той изоляции, в которой он так долго жил.
   Закончить данную виньетку мне бы хотелось словами Джона Стайнера: «Убежище оказывается областью психики, где можно укрыться от столкновения с реальностью, где фантазии и всемогущество могут существовать беспрепятственно, где все дозволено».
Литература:
Дж. Стайнер. Психические убежища. Патологические организации у психотических, невротических и пограничных пациентов. Когито-Центр, 2013. 
Бойко Наталия,
Психоаналитический психотерапевт
Psychoterapevt.org


Понравилась статья? Читай больше вместе с нами


Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться


Другие публикации автора:




яндекс.ћетрика