Психологический порлат Psy-practice

Психическое здоровье 26 Мая 2020

Просмотров: 4061 Поделится:

“Невротик, говорите?” Чему мы можем научиться у Карен Хорни

Автор: Makar Lisitsin

Карен Хорни — один из виднейших психоаналитиков XX века. Именно она внесла в психоанализ более глубокое понимание того, что такое невроз и кто такой невротик. Но как всё это может пригодиться современному человеку? Очень даже хорошо. Ведь “невротика” одолевают те же конфликты, что и каждого из нас. Просто он погряз в них и не может выпутаться. Более того, каждый из нас может попасть в такую ситуацию. Да-да, каждый из нас может “стать невротиком”. Разумеется, у кого-то есть к этому предпосылки. Другие просто проходят через непростую ситуацию. В любом случае, суть невроза всегда одна. А значит, способ решения тоже один. Какой? Я расскажу в этой статье, опираясь на книгу Хорни “Невротическая личность нашего времени”.

I. «НЕВРОТИК» — ЭТО УСЛОВНОЕ ПОНЯТИЕ.

Для начала определимся, кто такой “невротик”. Мы привыкли под ним считать человека, кто не подпадает под принятый образец поведения. Однако образцы разнятся в зависимости от:

🌏 культур разных стран;

🗺️ культуры одной страны с течением времени;

👷 взглядов разных социальных классов;

♂️ гендерных ролей.

Поэтому Хорни приходит к выводу, что не существует «нормальной» психологии, справедливой для всех людей. Ровно как не существует определения «невротика», справедливого повсеместно. Однако культурная среда может помочь в понимании неврозов конкретного человека. Поэтому для понимания невроза нужна и биология, и социология. Если же говорить обобщениями, то для любого невротика характерны 5 вещей:

1. У него мало стратегий реагирования (т.е., он подчинён системе правил, которая лишает его гибкости);

2. Он не использует свой потенциал на полную;

3. Он испытывает дополнительные и ненужные страхи;

4. Он пользуется неэффективными защитами от этих страхов, вынуждая себя страдать;

5. Его раздирают конфликты противоположных тенденций, которые он разрешает не эффективным образом.

Фундамент и первопричина всего этого — чувство тревоги, которое одолевает невротика. Стоит, однако, добавить, что по Хорни всё это можно называть неврозом, только если это суть отклонение от культурных норм в данном конкретном обществе.




II. ЧТО ТАКОЕ НЕВРОЗ?

Для начала нужно внести ясность в определение. Есть ситуативный невроз, а есть то, что можно назвать неврозом характера (или, если хотите, “постоянным неврозом”). Ситуативный невроз — это временная неэффективная адаптация к тяжёлой ситуации. У всех у нас бывало такое. В жизни происходит нечто неприятное, и мы начинаем вести себя как дети или полные придурки, впадаем в панику или огрызаемся на друзей. Это нормально. Поэтому если вы нашли у себя подобные черты, не спешите ставить себе диагноз: возможно, вы пока не адаптировались к непростой ситуации. Невроз же характера предполагает деформацию личности и берёт корни в детстве. При этом он не всегда имеет внешние симптомы. Неврозы характера касаются:

💑 любви и отношений (невротики не способны испытывать стабильное чувство любви);

🤝 расположения к другим (невротики зависимы от одобрения);

🤳 самооценкой (невротики не уверены в себе и не ценят себя);

💪 самоутверждением (у невротиков есть внутренние запреты на выражения желаний, чувств, и принятие решения);

😡 агрессией (невротик может быть агрессивным и властным и настроен к другим враждебно);

🏩 сексуальностью (у невротиков навязчивая потребность в сексуальной активности, либо запрет на неё).

Казалось бы, целый винегрет проблем разного рода. Но все они — звенья одной цепи, если копнуть глубже. Давайте и копнём.

PS: в книге Хорни для удобства вместо словосочетания “невроз характера” пишет просто “невроз”. Я тоже буду так делать.




III. ТРЕВОГА VS. СТРАХ

Суть центрального конфликта у невроза всегда одна. И она заключается в тревожности (тревоге). Тревога — это реакция на реальную или воображаемую опасность, несоразмерная угрозе. В этом её отличие от страха. Другими словами, страх — это адекватная реакция на угрозу, тревога — неадекватная.

Надо признать, что вывод о пропорциональности реакции зависит от культуры. Тем не менее невротика отличает то, что он не даёт своей реакции рациональное обоснование. Невротику неизвестны причины его тревоги. Тревога — это всегда следствие внутреннего конфликта. Например, тревога перед пропастью может возникнуть вследствие конфликта между страхом упасть и желанием спрыгнуть вниз. Если невротик не осознаёт тревогу, это ещё не значит что она сильная; если же осознаёт, это не значит, что она слабая. В любом случае невротик старательно избегает тревоги, поскольку испытывать её мучительно. Тревога вынуждает нас ощущать свою беспомощность, она иррациональна, она указывает, что внутри нас что-то не в порядке. Тревога может приводить к отвращению к деятельности, которая её вызывает, а иногда невротик сам вырабатывает у себя отвращение, защищаясь от тревоги. Чтобы уходить от правды о том, что себя нужно менять, невротики убегают от тревоги. Есть 4 способа это сделать:

🤔 1. Рационализация. Невротик оправдывает свою тревогу; она помогает ему избегать ответственности и считать свои слабости положительными качествами. Рационализация помогает ему надеяться получить выгоды от изменений, ничего при этом не делая. Естественно, это иллюзия.

🙅‍♂️ 2. Отрицание. Невротик может притворяться, будто тревоги нет. Он также может сознательно преодолеть её в конкретной ситуации, но обычно она начинает проявляться в других. Она может также проявляться в виде физических симптомов, которые он объясняет болезнью или слабым здоровьем.

🥴 3. Одурманивание. Невротик использует нечто, что помогает забыть о тревоге. Алкоголь, наркотики, общение, удовольствия, работа, сон, секс. Ну, вы и так всё знаете.

🏃‍♂️ 4. Избегание. Невротик уходит от всех мыслей и ситуаций, связанных с тревогой. Он создаёт внутренние запреты, лишая себя способности думать, чувствовать и обдумывать определённые вещи, вызывающие тревогу. Бывают запреты на сосредоточение, высказывание мнений, установление контактов с людьми. В принципе, бывают запреты на всё что угодно. То, что на первый взгляд кажется “отсутствием критического мышления” часто также может быть внутренним запретом. Это хорошо проявляется на терапии: невротик может “притворяться глупым”, не понимая слова аналитика. На самом деле он просто не хочет признавать проблему, поскольку это больно. Иногда невротик оправдывает избегание тем, что вещи, которых он избегает, ему «не нравятся» или что они «не существенны».

Наша культура способствует росту тревожности, поэтому почти у всех есть те или иные способы защиты, однако у невротиков их больше и они сильнее.









IV. ТРЕВОГА — ЭТО ВЫТЕСНЕННАЯ ВРАЖДЕБНОСТЬ.

При тревоге человек ощущает неотвратимую опасность и свою беспомощность перед ней. Что же порождает это? Хорни уверена, что тревогу порождают враждебные побуждения невротика. Почему? Потому что они противоречит его личным целям (заслужить расположение других, любовь или власть). Осознание враждебности может быть невыносимо для невротика, так как может обнажить его пороки или тёмные стороны. Поэтому он вытесняет его, что лишь усиливает его чувство беспомощности.

Это вытеснение происходит рефлекторно. Благодаря ему невротик даже не подозревает, что чувствует враждебность. Подавляя её, он способствует её разрастанию, что опять-таки усиливает тревожность. Чтобы сохранять «статус-кво», он бессознательно ищет ситуации, которые обеспечивают для этого благодатную почву. Это называется чёртов круг. Чтобы «объяснить» свою тревогу и оправдать вытесненную враждебность, невротику приходится поверить, что это не он враждебен к другим, а другие — к нему. И/или перенести враждебность с реального источника на другой, который не имеет к нему отношения (e.g. юноша переносит враждебность с девушки, к которой не может его высказать, на свою маму). У невротика также может появиться «страх возмездия» за его вытесненные желания. Тревожность и сама по себе может также создавать дополнительную враждебность как защиту от беспомощности. Так тревога подпитывает саму себя.

Что за враждебность вытесняет невротик? Обычно это агрессивные побуждения любого рода и/или сексуальные влечения. Невротик может по-разному осознавать эту враждебность. Он может считать, что она исходит от него либо от других и направлена на него либо на других. Итого получается 4 варианта:

(1) “опасность исходит от меня и угрожает мне”;

(2) “опасность исходит от меня и угрожает другим”;

(3) “опасность исходит от других и угрожает мне”;

(4) “опасность исходит от других и угрожает другим”.

Для первого случая подходит пример тревоги, связанной с желанием прыгнуть вниз в пропасть. Для второго — страх нанести кому-то увечье. Для третьего — боязнь, например, грозы. Для четвёртого — тревога матери по поводу опасностей, угрожающих её детям. Вы уже поняли, как это происходит? У невротика образуются враждебные побуждения в отношении себя или других, он вытесняет их из страха, и это порождает тревожность.

Тем не менее, условия возникновения тревоги сложнее, чем может показаться. Основы её развития закладываются детстве, когда человек наиболее беспомощен перед лицом опасности. Но по ходу жизни тревожность развивается, являя собой непрерывную цепь реакций. Рассмотрим же её истоки подробнее.




V.
КАК РОЖДАЕТСЯ ТРЕВОГА?

Отправная точка появления тревожности — это ощущение, что ты не не был любимым и желанным в детстве. Недостаток теплоты и любви родителей объясняется их собственными неврозами и обычно маскируется. Плюс на появление враждебности и тревожности влияют предпочтения родителей других детей, их несправедливые упрёки и вторжения в личное пространство. Дети на самом деле могут переносить многие лишения, если чувствуют, что они справедливы, необходимы или имеют важное значение. Но вот несправедливое обращения они воспринимают крайне болезненно, даже если это не видно. Смысл лишений и ограничений либо его отсутствие — это ключевая вещь в вопросе возникновения невроза. То есть если ребёнок понимает, “зачем” (или хотя бы чувствует), то, скорее всего, он вырастет нормальным человеком.

Вытеснение гораздо опаснее самого конфликта с родителем (-ями). Именно она порождает тревожность у ребёнка. Ребёнок. разумеется, вытесняет враждебность к родителям по 4 причинам: беспомощность, страх, любовьи чувство вины.

😣 1. Чувство беспомощности.

Если главное стремление родителей — дать ребёнку уют, сделать его послушным и продлить его неведение мира, то это укрепляет его беспомощность. Чем больше ребёнок беспомощен, тем менее он способен на сопротивление.

😨 2. Боязнь мира.

Вызывается угрозами, запугиванием, информированием об опасностях мира. Чем больше ребёнок боится мира и людей, тем меньше способен на сопротивление.

😰 3. Страх потери любви.

При недостатке искренней привязанности родители создают видимость любви (на словах). За этот суррогат ребёнок цепляется, платя за него послушанием. Из-за страха потерять любовь родителей ребёнок не может выражать враждебность.

😖 4. Чувство вины.

Запрет на агрессию и злость. Ребёнка могут убеждать, что, проявив враждебность, он будет плохим. Из-за страха оказаться плохим ребёнок вытесняет враждебность.

Неизвестно, всегда ли инфантильная тревожность приводит к неврозу. Но она — необходимый его компонент. Ребёнок, тем не менее, может избавиться от неё, если сменит обстановку или обновит окружение. Но если этого не происходит, то рождается базовая тревожность. Ребёнок будет нерешительным, пугливым и обидчивым. Тревога станет его главным эмоциональным фоном. Это есть почва для развития неврозов.

Надо отметить, что базовая тревожность отсутствует в ситуативных неврозах. В неврозах же характера она присутствует постоянно. Первые разрешить легко, вторые — очень трудно, так как невротики не могут ясно осознать природу своего конфликта и принять конкретное решение. Часто они не осознают и саму тревогу. Например, их презрение к людям может скрываться под готовностью тут же ими восхищаться.

Базовая тревожность отличается от распространённого в культуре «негативизма». Последний всё же допускает дружелюбное отношение к некоторым людям, т.к. негативные люди выработали враждебность в зрелом возрасте, когда уже могли противостоять угрозе.

Базовая тревожность порождает неуверенность в себе. Из-за неё невротик вечно полагается на других, при этом относясь к ним враждебно.Чем сильнее этот конфликт, чем активнее он себя защищает. Есть 4 основных стратегии защиты от тревоги:

🥰 1. Любовь.

Получение любви или её заменителя в любой форме (отношения, секс, флирт, эмоциональная зависимость). Базовое убеждение невротика: «Если вы меня любите, вы не причините мне зла».

🙏 2. Подчинение.

Подчинение правилам и требованиям. Необходимость быть хорошим (-ой). Общее желание уступать и подчиняться. Базовое убеждение невротика: «Если я уступлю, мне не причинят зла».

😤 3. Власть.

Достижение власти и обладания в любой форме (престиж, авторитет, высокий социальный статус, стремление контролировать всех и вся). Базовое убеждение невротика: «Если у меня есть власть, мне не причинят зла».

🖕 4. Отстранение.

Бегство от мира. Накопление собственности. Аскетизм. Подавление эмоций для достижения независимости. Базовое убеждение невротика: «Если я реагирую уходом, мне не причинят зла».

Разумеется, все мы хотим любви и власти и иногда повинуемся другим, ровно как и отстраняемся от них. Повторяю, ни одна из этих тенденций не невротична сама по себе. Лишь когда она используется как способ убежать от тревоги. Лишь чрезмерные желания указывают на невроз. В этом случае они становятся самоцелью, и фокус невротика переходит с качества на количество. По этой причине его действия становятся навязчивыми и неразборчивыми. Нужно также сказать, что эти стратегии могут проявляться в ослабленной и скрытой форме. Например, стратегия достижения власти может проявляться как навязчивая потребность знать всё про всех, быть в курсе всего, постоянно что-то уточнять или задавать много вопросов.

Также часто невротик выбирает сразу несколько стратегий, которые ещё и несовместимы (i.e., заслуживать любовь и повелевать другими).

Итак невроз возникает лишь тогда, когда внутренний конфликт создаёт тревожность, с которой невротик пытается справиться при помощи несовместимых стратегий.









VI. НЕВРОЗ И ЛЮБОВЬ.

Суть нездоровой любви.

Поиск любви — самое популярное средство успокоения от тревоги. Невротик обычно не понимает, как его болезненная чувствительность, скрытая враждебность и придирчивые требования мешают его отношениям. Для невротика любое требование — это предательство, и любая критика — унижение. Он также не может адекватно оценить, какое впечатление он производит на людей. Он требует совершенства от других. Он использует других как средство закрытия своих потребностей. Для невротика важно обрести спокойствие, а не привязанность. Уверенность для него важнее любви. Он не умеет любить, и при этом ему нужна любовь со стороны. Порой у него могут возникать какие-то чувства, но они могут быть просто благодарностью за теплоту или ответным чувством расположения. Однако невротик может ошибочно принять их за любовь. Объекта этих чувств невротик наделяет огромным значением.

У невротика нет стабильного чувства: оно меняется, как только человек не оправдывает его ожиданий. Невротик также игнорирует личность своего объекта — его особенности, потребности, недостатки — в том числе вследствие своей вытесненной враждебности. Это он маскирует под чрезмерной внимательностью или жертвенностью. Свою постоянную потребность в ком-то другом невротик воспринимает как общую любовь к людям.

От ситуативного невроза человек может полностью исцелиться, найдя настоящую любовь. Неврозы характера также слабеют при такой ситуации, но лишь временно: в глубине души невротик уверен, что никто не может его полюбить. Это убеждение может прятаться под равнодушием или гордостью. Любое проявление любви невротик воспринимает с недоверием, как насмешку. Он также боится стать зависимым, поэтому избегает любого чувства, подобно голодающему, который отказывается от еды из-за страха отравиться.

Как выглядит любовь невротика?

Две главные черты невротической любви:

1. Навязчивость.

При тревожности человек теряет гибкость, так как ему нужна любовь другого. Хорин приводит такую аналогию: когда мы в тропическом лесу и на нас бежит дикое животное, нам нужно срочно забраться на дерево, чтобы спастись. Причём всё равно, на какое. Для невротика дикое животное — это его тревога, а дерево — человек противоположного пола. Невротик не может оставаться один. При этом когда его партнёр рядом, невротик вовсе не испытывает счастья. Чтобы добиваться любви, невротик вытесняет всю агрессию и желания самоутверждения; он может стать покорным и зависимым. С возникновением эмоциональной зависимости всегда возникает и негодование на её источник. Невротик вытесняет негодование, т.к. расположение другого важнее. Вытеснение усиливает тревожность, что вынуждает невротика ещё сильнее цепляться за человека. На деле зависимость вызывает любой, кто помогает невротику или возбуждает его тревожность, указывая ему на его защиты. Если путь к другому полу затруднён слишком сильной тревожностью, но потребность любви размещается на представителях своего пола. Это предвестники гомосексуализма.

2. Ненасытность.

Может проявиться в жадности (в еде, покупках, нетерпении). Жадность из-за тревоги появляется у тех, кто не верит в свою способность к творчеству. Жадность может вытеснить потребность в любви. Ненасытность проявляется в ревности и требовании безусловной любви. Невротическая ревность обычно несоизмерима опасности. Проявление у партнёра расположения к другим воспринимается невротиком как предательство. Требование безусловной и абсолютной любви говорит: «Люби меня за то, что я есть!», оно жёсткое и не предполагает оговорок. Невротик не думает, что должен давать что-то взамен. Также он хочет, чтобы его любили, не получая никаких выгод (он может, например, завидовать оргазмам партнёра). Такие люди неуклюже преподносят подарки. Наконец, невротик ждёт, что партнёр будет идти ради него на жертвы (деньги, время, убеждения, личная ценность). Невротик обычно не осознаёт, насколько он требователен. Никто не может сказать: «Я хочу, чтобы ты жертвовал собой ради меня, не получая ничего взамен». Поэтому эти желания бессознательно маскируются.

Реакции невротика на любовь.

Невротики крайне чувствительны и всё воспринимают как отказ: изменение времени свидания, необходимость ожидания, отсутствие немедленного отклика, любое невыполнение ожиданий. Забавно, что они чувствуют раздражение и на отказ, и его предчувствие. Такие люди могут воздерживаться от знаков внимания, проявления чувств и активных действий. «Чёртов круг» невротика: тревожность приводит к потребности в безусловной любви со стороны; она не закрывается, провоцируя враждебность; враждебность вытесняется, усиливая тревожность. Порочные круги — основная причина того, почему неврозы прогрессируют. Невротик не может уловить их. У невротика есть 4 способа получать любовь (могут применяться поочерёдно):

💸 1. Подкуп.

Суть стратегии: «Я люблю тебя больше всего на свете, поэтому откажись ради меня от всего». Чаще используется женщинами. Невротик оправдывает это требование убеждённостью в том, что он любит партнёра. Подкупом может также служить попытка продемонстрировать понимание партнёра или помогать ему в развитии и росте.

😭 2. Взывание к жалости.

Суть стратегии: «Ты должен любить меня, потому что я страдаю и беспомощен». К этому примешивается доля враждебности. Страдания дают невротику право предъявлять требования. Эта стратегия предполагает драматическую демонстрацию своих несчастий. Это бессознательное преувеличение своих несчастий.

⚖️ 3. Взывание к справедливости.

Суть стратегии: «Вот что я сделал (-а) для тебя; а что ты сделаешь для меня?». Если партнёр поддаётся на уговоры, невротик будет использовать это для выдвижения требований. Такие люди могут быть навязчиво щедры или любезны; они могут делать для других то, что хотят получить сами. Они подсчитывают всё, что сделали для партнёра. Они также реально думают, что просят столько же, сколько они бы сами отдали, будь они в ситуации партнёра (что, конечно, иллюзия). Они приписывают себе качества, которых у них нет. Их самопожертвование продиктовано неуверенностью в себе. Они активно возбуждают в партнёре чувство вины и долга. Из-за чувства своей правоты они могут платить за своё изъявление повышенного внимания реальным сильным страданием (i.e., болезнью).

🗡️ 4. Угрозы.

Суть стратегии: «Если ты не дашь мне свою любовь, я нанесу вред себе или другому». Невротик может нанести себе физический или другой вред, чтобы добиться цели. Если цели добиться уже нельзя, он может пойти на это ради мести.

Вот типичный пример отношений двух невротиков: женщине с невротической потребностью в любви нравится похожий мужчина. Как только она начинает проявлять знаки внимания, тот отстраняется, что провоцирует её враждебность. Женщина вытесняет враждебность из страха потерять его. Когда же отстраняется она, он начинает её завоёвывать, на что она реагирует ответным вниманием и демонстрацией преданности. Мужчина снова отстраняется, и игра начинается заново.

Невротическая сексуальность

Невротики могут использовать секс как суррогат любви. Они могут быть готовы на любую сексуальную связь, но при этом иметь не быть способными на подлинный эмоциональный контакт. Они могут не верить в любовь; убеждены, что никогда не встретят её. Секс для них может быть единственным способом почувствовать связь и дать тревоге выйти. Вследствие своей неуверенности они могут быть неразборчивы в связях. В общем, сексуальность невротика — лишь выход для психологического напряжения, а не подлинное влечение.




VII. СТРЕМЛЕНИЕ К ВЛАСТИ, ПРЕСТИЖУ И ОБЛАДАНИЮ.

Что это и откуда берётся?

От потребности в любви это стремление отличается тенденцией ослаблять контакты с другими. Как и в случае с любовью, нормальное стремление к власти рождается из силы, невротическое — из слабости (т.е., тревожности и неуверенности в себе). Как правило, оно развивается у невротика в том случае, когда невозможно добиться успокоения с помощью отношений. Иными словами, отверженной в любви невротик становится честолюбивым невротиком.

Стремление к власти защищает его от тревожности, ощущения беспомощности. Стратегии достижения власти: контролировать других (может вытесняться и выглядеть как любопытство), быть всегда правым, контролировать себя, никогда не соглашаться и не уступать (кстати, из-за последнего невротики не умеет любить, ведь в любви мы “уступаем” чувству). Страдающие неврозом девушки не могут любить «слабого» мужчину из-за презрения к слабости, но они также не могут любить и «сильного», поскольку хотят диктовать свою волю.

Склонность доминировать может проявляться в виде желания давать советы и помогать. Невротик не осознаёт свою враждебность и считает себя доброй душой. Невротик также может притворяться беспомощным, заставляя так других служить себе, получая таким образом неосознанное удовлетворение.

Униженные в прошлом невротики буду стремиться унижать других из-за жажды мести. Невротики завидуют другим, сожалея, что те обладают какими-то благами, даже если самому невротику они не нужны (Ницше называл это “жизненной завистью”). Они могут быть естественны с людьми, которые им безразличны, но не с теми, кто им нравится; поскольку любовь для них предполагает получение чего-либо от другого.

3 признака невротического стремления к власти:

1) Впечатление, успех и престиж важнее содержания самой деятельности.

2) Невротик хочет быть уникальным и исключительным (но создавая чрезмерные ожидания, невротик легко разочаровывается, считает себя неудачником и отказывается пробовать снова).

3) Невротик враждебен к другим. Никто, кроме него, не может быть успешным и талантливым.

Невротик проецирует свою враждебность на других и думает, что они так же хотят мстить ему как он — им, что усиливает его тревожность. Секс становится для него средством эксплуатации и унижения. Такой человек может испытывать влечение лишь к тем, кто ниже его по статусу. Вступая в отношения с равной ему женщиной, он может начать чувствовать стыд перед ней её из-за склонности её унижать. Склонность пренебрегать другими скрывается под масками восхищения или интеллектуального скепсиса.

Неприятие соперничества

Соревнование является проблемой для каждого в нашей культуре. Невротик же меряется силой с людьми, которые не являются его потенциальными соперниками. Это соперничество вызывает у невротика тревожность из-за страха возмездия и желания быть всеми любимыми. Чтобы снизить тревогу, он “обеляет” свою волю к власти в глазах других (и в своих собственных) или сдерживает себя.

Потребность в постоянном оправдании создаёт у невротика неискренность и ощущение собственной правоты. Страх неудачи у невротика связан со страхом быть униженным. Из-за страха неудачи невротик может либо удвоить свои усилия либо отказаться от них, если страх разоблачения сильнее. «Не высовывайся, не привлекай к себе внимания». Невротик может избегать усилий с помощью удовольствий или развлечений. Из-за страха враждебности невротик может бояться и успеха. Страх побеждать и потребность в оправдании может вынуждать невротика принижать все свои умения и в масштабных, и в мелких формах взаимодействия с людьми (от бизнеса до светской беседы). Достигнув успеха, он не получает от него удовольствия и не считает его за свой; умаляет его; успех при этом всегда меньшеего тайных ожиданий. Чувство своей неполноценности он считает реальным и обоснованным, не желая отказываться от него, ведь оно вытесняет его враждебность к другим, ослабляя тревожность. Однако его честолюбие позволяет думать, что он — важный и исключительный человек. Но разрыв между представлениями и реальностью мешают ему предпринимать действия. Это разрыв растёт с течением времени. В своей самооценке он колеблется между ощущением величия и ничтожества. Мыслями о величии он компенсирует неуверенность в себе. Если исполнение тайного желания вызывает слишком сильную тревогу, ослабление этой тревоги будет важнее исполнения желания. Это может отражаться в снах.

Итак, цепочка: тревожность, враждебность, низкая самооценка; стремление к власти, усиливающее тревожность; отказ от соперничества; чувство мнимого величия, стимулирующее страх зависти и порицания; рост тревожности.

Под слоями невроза прячется страдающий человек. Обвинения невротика частично имеют смысл, ведь с ним плохо обращались в детстве. Но они — не по существу; часто он винит тех, кто искренне хочет помочь ему, и не может обвинить тех, кто желает ему зла.




VIII. НЕВРОТИЧЕСКАЯ ВИНА.

Невротик думает, что не заслуживает лучшей участи. Его может преследовать страх разоблачения. Он может умышленно создавать себе неприятности, которые позволяют ему на время обрести уверенность, из-за потребности в наказании. Чувство неполноценности выполняет важную функцию. Чувство вины защищает его от страха выдвижения самости и, как следствие, от страха неодобрения. Это можно заметить по тому, как невротик будет негодовать, если кто-то примет его самообвинения за чистую монету. Невротик обеляет свои самообвинения, считая их здоровой самокритикой. Невротическая вина — это выражение тревожности или защиты от неё. Невротик принимает чужие голоса за свой собственный.

Невротик не способен различать друзей и врагов из-за своего страха неодобрения. Страх неодобрения может проявляться в боязни, что люди что-то о нём узнают. Это приводит к боязни открываться и одновременно к жажде быть понятым. Так, невротик создаёт внешний «фасад», защищающий его от тревожности, который не соответствует его внутреннему содержанию. Невротик боится, что другие обнаружат это несоответствие. Он скрывает свою агрессию(гнев, месть, зависть, желание унижать), тайные претензиик другим и свою беспомощностьи тревожность. По этой причине он создаёт видимость силы. Чувством вины он прикрывает свою враждебность. Самообвинения также успокаивают и немного повышают самооценку. Они позволяют невротику думать, что он проницателен и умён, поскольку редко затрагивают реальное положение вещей. Пример: пациент весь сеанс винил себя в том, что является обузой для аналитика. В конце обнаружилось, что он забыл принести деньги за сеанс.

Защищаясь от критики, невротик может стараться быть всегда правым и безупречным. Он не может выдержать малейшее расхождение во мнениях. Невротик также может защищаться от критики в неведении или беспомощности или представлять себя жертвой. Заниматься раскаянием намного проще, чем изменить себя. Некоторые невротики занимаются интеллектуализацией своих проблем: они могут приобретать психологическое знание о себе, но ничего не делать с ними. Они как бы смотрят на себя, говоря: «Как интересно!».

Разместить вину на себе безопаснее, чем на других. Такие люди в детстве были запуганы и чувствовали обиду. Но из-за страха потерять любовь они не могли её выразить и решили, что не правы они. Эта установка может изменить с изменением внешней среды. Боясь высказывать свои скрытые обвинения, он накапливает их, и иногда вываливает их целиком с тайной надеждой, что его поймут и простят.Невротик также может обвинять, когда чувствует опасность извне; страх расстроить других в таком случае меньше страха получить неодобрение и почувствовать свою незначительность. Невротик нападает, когда чувствует опасность.

Невротик часто не способен высказывать обоснованную критику. Его обвинения оторваны от реальности. Он обвиняет «не по делу». Невысказанным упрёком может также служить демонстративное страдание. Чем труднее высказать обвинение, тем менее демонстративно будет страдание.

Когда невротик ощущает вину, нужно спросить: «Каковы функции этого чувства?».




IX. НЕВРОЗ И СТРАДАНИЕ.

Невротика может тянуть к страданию. Отчасти его тянет туда, поскольку страдание — это плата на защиту от тревогу плюс призыв о помощи и повод обратить за любовью со стороны. Страдание также выполняет функцию выражения обвинений в адрес других. В итоге невротик начинает ждать, что другие позаботятся об исполнении его желаний.

Но порой он страдает больше, чем нужно для его стратегической цели. Он принижает себя, низводя до состояния полной беспомощности и безнадёжности. Уход в страдание притупляет боль и защищает от страха меняться.Это страдание, ощущение внутренней слабости может также приносить некое удовольствие. Оно объясняется возможностью потерять собственное «Я», растворить свою индивидуальность в чём-то большем; избавить «Я» от сомнений и боли; это желание подчиниться жизни или родителю; желание обрести постоянство и уверенность. «Полностью растворяясь, мы становимся частью творческого принципа Вселенной». Это желание уйти от себя, быть воском в руках мастера. Но оно недостижимо полностью, ведь невротик при этом верит в свою исключительность и хочет, чтобы мир приспосабливался к нему. Невротик может подчинить себя страданию и быть полностью пассивным. Он использует чувство или человека лишь как средство забвения, ухода от конфликтов.

Больная часть невротика хочет избавиться от всего, что мучает «Я», поэтому здоровая часть испытывает страх. Этот конфликт усиливает страдание.




X. НЕВРОЗ И КУЛЬТУРА.

Невротики движимы теми же конфликтами, что и нормальные люди, только в большей степени. Наша культура предполагает соперничество и конкуренцию; что надо побеждать и отталкивать других. Это наблюдается в семьях, в школах, в карьере. Это изобретение культуры. Это порождает враждебность, страх враждебности и, как следствие, тревогу. Это ведёт к чувству изолированности. Лекарство от этого люди ищут во внешних факторах. Поэтому любви отведена такая жизненно важная роль.

Всё это даёт почву для развития неврозов. Однако отличие от нормы имеет чисто количественный характер. Невротиком становится человек, переживающий обусловленные обществом конфликты в детстве в обострённой форме.

Поведение невротиков при терапии воспроизводит их стратегию жизни. Ключ к любому изменению — это осознанность собственных побуждений, желаний и эмоций.



Источник: https://medium.com/...
Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку