Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Ненависть: исцеляющая и калечащая.

Подписаться на статьи сайта Ненависть: исцеляющая и калечащая.
10 Февраля 2015 15:03:02
6983

Переживание ненависти, наверное, занимает лидирующее место в списке "порочных" эмоций. Откажитесь от ненависти, откройтесь для живительной любви, доброты и принятия — такие призывы можно услышать регулярно. Но, так или иначе, любое чувство возникло не просто так, и, конечно же, ненависть — как одно из базовых чувств — выполняет очень важные задачи.
В ненависти происходит мобилизация, собирание всех сил — в условиях зашкаливающей опасности. Голова холодная, лицо бледнеет, губы сжимаются в ниточку, глаза хищно прищуриваются. Все прочие чувства словно заморожены, внутри как будто ком льда и холодный расчет — есть только цель — выделить варианты и устранить, уничтожить опасность. 

В отличие от ярости, которая кипит и бушует, разбрызгивается и разлетается — ненависть — свернутое в себя, сжатое чувство. И проявляет себя очень дозировано и расчетливо — строго на результат.

База для появления ненависти — присутствие рядом с очень страшным уничтожающим объектом — и желание защитить себя, дать отпор. Ну а поскольку угроза воспринимается, как смертельная, убивающая (не обязательно в реальном физическом смысле, возможно убивающая что-то в душе, во внутреннем мире) — то и желание дать отпор настолько сильное, что считаться с тем, насколько сильный урон может быть причинен — невозможно. Суть ненависти — желание уничтожить объект опасности — любой ценой. И, как законная часть ненависти, в этом чувстве есть еще и предвкушение наслаждения и облегчения, которое возникнет, когда опасность будет устранена. И переживание своего триумфа — от того, что смог защитить себя, свое пространство. Победа на энергии ненависти несет в себе колоссальный заряд уверенности и силы, но одновременно с этим, возникают переживания горечи и скорби, связанные с принятием цены, которую пришлось за эту победу заплатить.


Способность чувствовать, а не подавлять ненависть — во многом связана как раз со способностью выдерживать и принимать эту цену, выдерживать и принимать скорбь, переживания утраты, окончательного расставания, невозвратимости, утерянности. И восстанавливаться после этого, и обретать себя.Способность чувствовать ненависть открывает возможность отвергать. Отвергать отношения или людей, которые не устраивают, отвергать работу, которая высасывает слишком многое, отвергать то, что токсично, неприемлемо, разрушительно.Способность чувствовать ненависть — и действовать на ее энергии — важнейшее витальное умение — и от него во многом зависит психологическая сохранность личности.В норме ненависть — это колоссальная отодвигающая сила, позволяющая отгородиться, выделить себя, свое "я" из разрушающей ситуации. И в этом проявляется ее исцеляющий, лечебный потенциал.Но извращаясь — под влиянием самых разных обстоятельств — ненависть начинает работать иначе. Не как отодвигающая, а, наоборот, как скрепляющая, привязывающая сила.


В основе этого "переворота" ненависти, как мне кажется, лежит как раз невозможность либо нежелание заплатить цену скорби и горя. Невозможность отказаться от опасного разрушающего объекта, который одновременно воспринимается и как необходимый для выживания, очень желанный. Либо, другой вариант, когда ненавидимый объект начинает казаться настолько огромным и могущественным, что собственная борьба против него видится безнадежной, а отдача ответа и мести — уничтожительной. Тогда ненависть воспринимается, как очень опасное чувство. Угрожающее уничтожить собственное "я" наряду с ненавидимым объектом. И подавляется.

Степени этого подавления могут быть разные. Возможно, человек сдерживает лишь самые опасные свои порывы — чтобы все же не разрушить жизненно необходимый для него объект ненависти — и сохраняет его для отыгрывания садистических желаний, дающих желанные переживания своей силы и могущества. В таком случае ненависть может сочетаться со своебразной заботой об объекте ненависти. Возможно, вместе с ненавистью утрамбовываются вообще все агрессивные желания — и это один из путей формирования мазохистической личности. И тогда источником удовлетворения, самоуважения и гордости становится чувство морального превосходства над объектом ненависти, который опять же становится необходимым для обретения этого переживания.

В обоих этих случаях переживание ненависти (как правило неосознанное) — становится необходимым для "полноценного" существования, словно бы встраивается в личность, становится сложным, комплексным образованием характера, частью идентичности. И тогда, парадоксальным образом, отказ от отношений, заряженных ненавистью — внутренне воспринимается, как своеобразная психическая смерть, утрата части своего "я". А потребность выплескивать эту ненависть преобразуется в потребность разрушать — себя или тех, кто рядом.

Сама ненависть с ее огромной энергией становится силой удерживающей в патологической ситуации. Непроявленная, подавленная, искаженная — она прорывается в те моменты, когда уровень напряжения зашкаливает, и следом за ней шлейфом тянутся тяжелые переживания вины, собственной токсичности и разрушительности. Отчаяние бессилия и безнадежности крепко сцеплены со внутренней невозможностью изменить ситуацию, отказаться от пропитанных ненавистью отношений, и принять и пережить утрату и потерю того ценного, что в них было.

Работать с этим долго и сложно. Но вполне реально. Решающую роль здесь играет готовность терапевта принять на себя удар ненависти клиента, выдержать его — не отодвигаясь, и не отстраняясь. Изучить и распаковать подавленное. Принять на себя яд многолетних залежей ненависти — и не отравиться. Дать законный, легальный статус подавляемым чувствам, позволить им течь свободно, вывести клиента на осознавание того триумфа и радости, которые он испытывает, прямо или косвенно эту ненависть отыгрывая. Ну а затем — начинается следующий этап — работа с возможностью пережить потерю. Столкновение с утратой и горем. Отказом. И, если это получается, если через энергию ненависти удается развязать узел патологических связей, если клиент решается на проживание скорби и того ощущения психической смерти, которое внутри скорби живет, то открываются возможности для перестройки личности и характера. И открывается выход из тупика. И ненависть — осознаваемая и проживаемая — становится одним из проводников к этому выходу.


Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Комментировать:


Другие публикации автора:

Раковая жизнь или психосоматика онкологии
Сегодня есть много «официальных» теорий возникновения рака. В них описываются влияния вирусов, мутаций и канцерогенов как пускового фактора. Но если присмотреться к «онкологическим» личностям, понаблюдать за способами реагирования на стрессы, эмоциональным ландшафтом, на фоне которого возникает заболевание, то станет очевидно – у проблемы онкозаболеваний психологические корни.
Воспитание ни при чем?
В наши дни появилось множество стилей родительства. Есть суровые «мамы-тигры». Есть родители-вертолеты, кружащие над своими детьми. На другом конце спектра находится «вольный выгул» — как у кур на ферме. Обо всех этих стилях написано немало книг, а в интернете статьи о родительстве притягивают пользователей как магнитом. В основе этих бесконечных споров о том, как лучше растить детей, лежит идея особой значимости воспитания.
Шедевр Юлии Рублевой. Письмо Мирозданью
Эти шутливые строки очень серьезны. О том как важно научиться мечтать и желать.
Меньше воспитания, больше любви и примера
<span style="font-family: Arial, Verdana; font-size: 16px;">Подростковый возраст, это период, которого боятся большинство родителей. В это время происходит ряд физических изменений, связанных с половым созреванием и вхождением во взрослую жизнь. В это время подростки характеризуются повышенной эмоциональностью и возбудимостью, чрезмерной активностью и высоким духом противоречия.</span>
Права и обязательства
Обязательство —ограничение какой-либо свободы. Такое ограничениеможет быть добровольным или принудительным. Если человек имеет какие-либо обязательства, он должен совершить определенные действия, либо наоборот — отказаться от их совершения.

Например, когда горит красный свет — пешеходы и водители должны остановиться. Таковы правила!

Нечто противоположное обязательству принято называть правом. Право подразумевает свободу в выборе действий. В той же ситуации со светофором некоторые водители имеют право проехать перекресток на красный свет. Они могут пользоваться своим правом или нет, но свобода такого выбора у них есть.

Азбука успеха по-виктОровски, или как познать себя через отверстия
Последнее время всё чаще стала лезть в сетях упрямая реклама «системно-векторной психологии» Бурлана. Из любопытства решила понять, что за зверь такой. Немного покопала (благо в интернете это делается легко), и обнаружила, что родоначальником этого всего был некий Толкачев В. К., одну из них, красную, «Роскошь системного самопознания: основы системно-векторного психоанализа», я и решила проанализировать.

Топ публикаций
Пунктуация измены: «уйти нельзя остаться» Пунктуация измены: «уйти нельзя остаться» Измена может быть способом удовлетворения потребно...
Воронка травмы: как не попасться Воронка травмы: как не попасться Мы говорим о травмирующих событиях жизни, с которы...
Знаете ли вы, что вас ждет за дверью кабинета психолога? Знаете ли вы, что вас ждет за дверью кабинета психолога? Когда мы приходим за помощью и поддержкой, за иссл...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice