Повысить рейтинг
Введите количество баллов которое хотите купить (100 балов = 2$)
*Каждый день, будет сниматься -10 баллов, чтобы поддерживать равные возможности и в рейтинге были наиболее активные психологи.
Присоединяйтесь к нам

Чтобы быть в курсе всех интересных новостей, оставьте свою почту

Также следите за нами в соцсетях

Авторизация
Логин:

Пароль:

Авторизация
Логин:

Пароль:

Укажите ваш E-mail
Подписаться

Настоящий контакт возможен лишь при условии возможности отказа от него

Подписаться на автора Настоящий контакт возможен лишь при условии возможности отказа от него
06 Июня 2016 13:46:25
3559

Присутствие неотъемлемо от свободного выбора. Оно невозможно, если способность к выбору парализована. При этом контакт разрушается либо деформируется. Он либо парализован вовсе, как например, это происходит в случае психической травмы. Особенно отчетливо мы можем обнаружить такое положение вещей в ситуации насилия, когда жертва просто не имеет возможности покинуть контакт, который уже является для нее токсическим. Либо, другой вариант, контакт начинает регулироваться аварийным способом, который обеспечивает человеку self-парадигма. 

Однако оба описанных варианта исключают возможность присутственного контакта. Требование присутствия, которое не предполагает возможности отказа от него, напоминает мне требование спонтанности. Так, парадоксальным образом, фраза «Будь спонтанным!» убивает спонтанность, поскольку формирует ситуацию «double bind» – я или починяюсь требованию и в этом случае поступаю не спонтанно, либо отказываюсь быть спонтанным, не подчиняясь требованию. Таким образом, я обречен не быть спонтанным. Так происходит и при требовании присутствовать. Я либо выполняю требование, при этом все равно внешнее ли это требование или внутреннее, и тогда я не присутствую. Либо отвергаю требование и в этом случае также не присутствую.

Итак, психологическое присутствие может быть только свободным. К нему нельзя принудить. Именно по этой причине начинающие терапевты, находящиеся в пути осваивания диалогово-феноменологической психотерапии, довольно быстро устают или их «выбрасывает» из контакта. Присутствие – не в полном смысле волевой акт, это скорее акт выбора, что не одно и тоже. Мы не можем заставить себя присутствовать, но можем выбрать это. Именно по этой причине с самого начала подготовки психотерапевтов в идеологии диалогово-феноменологического подхода мы делаем акцент на свободе слушателей. На их доброй воле оставаться в обучающей программе или покинуть ее, присутствовать в контакте с клиентами или отказаться от него. Такое положение вещей является условием того, что будущие терапевты смогут оставить такое же право и своим клиентам. Ведь человек, обратившийся за психотерапией, может получать от нее пользу только до тех пор, пока сохраняет свободу. Свободу продолжения терапии или прекращения ее, а также свободу присутствия в контакте или выхода из него. Это то послание, которое с первой сессии терапевт несет для своего клиента. Напомню, именно выбор является базовой ценностью диалогово-феноменологического подхода, которая первична по отношению ко всем остальным, в том числе к присутствию и даже к переживанию.

Подытоживая сказанное, отмечу, что одна из причин, по которой человек может отказаться от присутствия своей Жизни в Жизни Другого, заключается в том, что именно свободный выбор определяет природу присутствия. Если терапевт или клиент по ходу терапии задает себе вопрос: «А волен ли я сейчас выйти из контакта или ограничить степень своего присутствия?» и отвечает на него отрицательно, то, по всей видимости, он уже не находится в присутственном контакте. Это же справедливо и за пределами психотерапевтического процесса. Например, вы ведете очень интересный и интимный разговор с близким для вас человеком. Время далеко за полночь. И вдруг вы замечаете, что уже некоторое время очень хотите спать, но что-то не позволяет вам остановить разговор. Задайте себе вопрос: «А по-прежнему, ли я присутствую в этом разговоре?» Скорее всего, вы заметите, что уже некоторое время вы отсутствуете в нем. И ваш собеседник также отсутствует. Как правило, такое осознавание всем приносит облегчение, и вы с удовольствием идете спать. 




Понравилась статья? Расскажите друзьям:

Подписаться на новые комментарии к этой статье:
Подписаться

Комментарии

Оставьте первый комментарий

Добавить комментарий

Ваш комментарий добавлен


Другие публикации автора:

Важно ли удерживать внимание на одной фигуре в терапевтической сессии?
Спонтанная феноменологическая динамика переживания ввиду ее непредсказуемости не позволяет выдерживать единую терапевтическую стратегию
Развитие психотерапии на протяжении вот уже второго столетия движется по пути концептуализации профессионального опыта внутри различных психотерапевтических школ. Причем эта концептуализация носит несколько направлений, к основным из которых относятся: развитие теории психотерапии (которая предполагает соответствующие теории личности, развития, психопатологии и т.д.), развитие технического репертуара и формирование стратегий психотерапии с учетом достижений предыдущих двух направлений развития.

КАК ПЕРЕСТАТЬ ПОНИМАТЬ ЛЮДЕЙ И НАЧАТЬ ОБЩАТЬСЯ?
Как понимание других людей мешает общению и чем вредит вам лично?
- А почему этот человек поступил так, а не иначе?
Признайтесь, вы часто задаете себе этот вопрос? Вам часто хочется объяснить и понять окружающую реальность?
Прекратите! Толку от этого столько же, сколько и от попыток понять самого себя.
Каждый раз в процессе коммуникации с другими людьми у нас появляется масса гипотез и предположений о том, каковы мотивы других людей, что у них за желания. В подавляющем большинстве случаев мы даже не проверяем эти гипотезы. У нас всегда есть сложившаяся картина человека напротив. Мы знаем, какой он, чего хочет и почему говорит то, что говорит.

Возможны ли безграничные изменения человека?!
Первое, с чего бы я хотел начать обсуждение квантовых принципов и их возможное применение в целях психотерапии, относится к представлениям о квантовой (или когерентной) суперпозиции. Напомню, что когерентная суперпозиция – это некая совокупность состояний, которые в рамках классического мира представляются альтернативами, взаимоисключающими друг друга. Это позиция, которая не предполагает апеллирование к абстракциям личности, времени и пространства. Она «находится» за их пределами. Иными словами, это потенциальный источник любого состояния Вселенной.
У нас, психотерапевтов, нет ничего, кроме "своего" невроза, да и тот принадлежит ПОЛЮ
На мой взгляд, было бы в высшей степени высокомерным полагать, что мы как терапевты можем избавить терапию от влияния своего психологического своеобразия и уникальности. Даже более того, не просто высокомерным, но и в некотором смысле суицидальным, поскольку таким образом мы пытались бы уничтожить в актуальном контакте часть своей жизни. У нас нет другого инструмента терапии, кроме «своего невроза». Более честным было бы признать это и относиться к терапии как к пути совместного с клиентом развития – порой нелегкого и опасного, по крайней мере, для самооценки терапевта. Итак, любой феномен, появившийся в терапевтическом контакте, принадлежит этому контакту и больше ничему и никому. Или, если хотите, обоим его участникам. Причем степень претензий на собственность для того или иного феномена установить достоверно уже не удастся или будет лишь умозрительно-волюнтаристским.
Почему стоит отказаться от терапевтических гипотез и концепта "фигуры сессии"?
Почему открытость процессу осознавания и свобода в обращении с фактами своего сознания в процессе терапии оказывается таким важным? Феноменологическая диалоговая модель терапии исходит из нескольких базовых тезисов: 1) симптомы, которые беспокоят клиента, являются производными от деформации процесса его контактирования в поле (или выступают хроническими неадаптивными формами организации контакта в этом поле); 2) деформация контакта в свою очередь является производной от нарушения процесса осознавания феноменов, возникающих в поле; 3) осознавание принадлежит не человеку, а полю, в котором организовывается контакт, иначе говоря, осознавание, равно как и процесс возникновения и исчезновения фигур на фоне принадлежит не клиенту, а пространству «граница-контакт клиент-терапевт», т.е. в равной мере принадлежит обоим участникам терапевтического процесса.
Психотерапия и миф о личности: последствия вирусной атаки
Я бы хотел сейчас все же вернуться к альтернативному взгляду на природу человека, который характеризует методологию диалогово-феноменологической психотерапии. А что если никаких свойств личности не существует? Равно как и самой личности? Исходя из диалогово-феноменологической концепции контакта, представления о свойствах человека есть лишь иллюзия, которая отражает текущее состояние поля. Не больше, не меньше. Все, чтобы мы не сказали о психологических свойствах определенного человека, характеризует поле.

Топ публикаций
ПОЛЮБИТЬ СЕБЯ - ЭТО КАК? ПОЛЮБИТЬ СЕБЯ - ЭТО КАК? Вопрос: Каково типичное мышление (поведение...
Синдром домохозяйки Синдром домохозяйки Она начинает уставать от однообразного быта и не ...
Уровни эмоциональной зрелости Уровни эмоциональной зрелости Любая эмоция возникает в ответ на удовлетворение-н...

Вы можете подписаться на новые публикации на сайте. Для этого нужно просто указать вашу почту.

Новое на форуме

Перейти на форум


Мы в соцсетях

Присоединяйтесь к нам в телеграм

Telegram psy-practice