Психологический порлат Psy-practice

Нарцисизм плавно превращается...

Я попробую психологизировать обычные вещи. В жизни мы этого не делаем — что нормально. Но иногда, если работа такая (в том числе над собой), то можно

Когда малыш рождается на свет — он не спрашивает чего я хочу, нравятся ли люди вокруг, хорош ли я, люблю ли я свою кроватку и своих родителей. Это как бы само собой разумеется, что всё только ДА. Так мы генетически устроены – младенец «уверен», что его хорошего встретила хорошая мать и мир. И это младенческий нарциссизм, который норма.

Инстинкты жизни и развития не дают ребенку никакого выбора хорошее это или плохое, полезно мне это или нет. Младенец вбирает в себя всё подряд. Как губка, не сортируя. Здоровый младенец – это 24/7 поглотитель еды, общения, времени. А также агрессии, холода, голода, пустоты. Очень быстро становясь все более избирательным. Нарциссизм малыша становится все более фокусным.

Что вызывало наисильнейшие чувства — на том и фокус. И чем более избирательным в своих «хочу именно это» становится ребенок — тем больше это уже про любовь. Любовь к нежности. Или любовь к власти. Любовь к насилию. Или любовь к общению. Любовь к телу или любовь к вещам.

Осознание этого всего приходит уже потом. Если приходит.

Взрослые реагируют на ассортимент предложенного в зависимости от того, как у нас с нашим нарциссизмом. Стал наш нарциссизм любовью к этому или нет. Например, к своему телу. Или к другому существу. Или к голоду и насилию. Или к ласке и красоте. Что мы наполняем своим нарциссизмом? Иначе говоря, своим либидо. На чем его фокус?

Если у нас все ок с нашим нарциссизмом – мы социализированы, довольны собой и достигли того уровня индивидуации, на котором чувствуем то, что называем любовью к себе и другим. Это сложный процесс со множеством преград, но результат всегда прост и банален. Это способность удовлетворенности и самодовольства достичь. Многим это кажется скучным. Или достойным зависти. А для кого-то это постоянная гонка.

Если родитель способен быть счастлив от того, что его младенец наполнен самодовольством, то родитель чувствует, что он просто нормальный родитель. У нас более-менее счастливый ребенок, мы — достаточно хорошие родители. Это нарциссизм и это же любовь.

Если у родителя проблемы с чувством «все ок», то любовь становится сложным, навязчивым, спутанным и проблемным выбором и грузом. Вот тогда уже не Я, а мой ребенок должен то и должен это. Мир мне должен то и должен это. Другие люди мне должны. Почему я не могу это всё получить??? Получить чувство «у меня все ок» проблематично и это замкнутый круг. Люди все не те. Направление своих усилий и внимания постоянно становится неудовлетворительной историей. Личность развивается в направлении «как бы так извернуться, чтобы мне получшело». То есть не в направлении развития себя, а в направлении компенсации.

И есть много очень-очень успешных людей, привлекательных и интересных – но глубоко внутри несчастных. Совсем плохо, когда даже скомпенсировать ничем не удалось. И трагедия — когда компенсация разрушительна.

Несчастные внутри, у которых плавно ничего не превращается

Постоянное наличие внутрипсихического плохого объекта не уравновешенного хорошим – таково объяснение неудовлетворенности, эмоциональных экзальтаций, эмоциональной скудности, навязчивой деятельности и зависимости от других. Также это пояснение перфекционизма, лени, фобий, панических атак, депрессий.

Когда хочется найти что-то хорошее, сделать что-то прекрасное, стать кем-то выдающимся или хотя бы нормальным, но всё не то, не те, ни на что нет сил, всё разочаровывает. То есть, плохой объект внутри сильнее хорошего. Позитивное мышление — это та же попытка сконструировать внутри себя недостающий хороший объект.

Видов нарциссических компенсаций столько, сколько людей на свете.

Любовь как что-то сложное и запутанное на самом деле может приносить и удовольствие. Как компенсация. А что делать, если по другому не знаешь как сделать себе «хорошо и приятно». Если я не могу идти по жизни просто, то буду мчаться или волочиться по ней с приключениями — так не столь пусто и унизительно.

Не испытывать любви к жизни и людям, не чувствовать её в себе — страшно. И стыдно. Тогда драмы, потери, надрыв и страсти заменяют то, чего нет. В худшем случае — ярость и агрессия становятся на место заботы и любви. В лучшем — искусство, бизнес, улучшательство. Чувство, что я из себя что-то таки представляю – ради этого люди делают всё что угодно. Придумывают войны и страдания, но также новые науки, здания, музыку, гаджеты и лекарства.

Личность с дефицитом хорошего объекта в глубине неудовлетворена. При этом это может быть успешная и богатая личность.

Выход? Необходим хороший объект. Нужно, что бы он появился внутри психики. Как он туда попадает? Снаружи. Буквально проглатывается, впитывается, просачивается, вбирается из внешнего мира во внутренний. Сколько нужно для этого времени? Кому как. От года до 10-15.

Много веков эту роль в том числе играл Бог. С разной степенью успешности в смысле любви ко всем формам жизни. Бог играл роли и других объектов. Какие есть у людей внутренние объекты – такие на Бога и проецируются.

Старые сказки и современные фентези – это те же попытки справиться с внутрипсихическим плохим объектом при помощи хорошего. Мы всегда будем как завороженные смотреть на борьбу добра и зла, зная чем всё кончится. В последнее время это уже неоднозначно хорошо кончается — взрослеем.

Где еще взять хороший объект, чтобы он не подвёл?

Чтобы к нам внутрь попал хороший объект и стал частью нашей психики – нужен реальный живой человек или люди, которые будут с нами рядом столько, сколько нам нужно. Будут живыми, будут вызывать доверие и желание быть на них похожими, мы сможем их идеализировать, испытывать и пробовать, делать с ними что угодно, а они будут (нам так должно казаться) понимать и не ударят нас в ответ, но будут всё чувствовать и даже страдать вместе с нами, слегка разочаруют нас в результате, но и не критично.

Что тогда, с этой точки зрения, есть психическое здоровье и норма?

Это когда на борьбу с внутренним злом (а значит есть осознание, что оно наше, внутреннее!) всегда может прийти добро из любого источника. И этого прихода вполне достаточно. До новой серии прихода зла. И это временная и относительная победа. Победа чем-то не идеальным, но достаточно хорошим.

Современный психоанализ в том числе решает эту задачу.

Что почитать об этом? Хайнса Кохута и Доналда Винникотта.

 

 

 

 

 

 

 


Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Написать комментарий

Возврат к списку